ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Pierre Legrand

ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ

 Сокращенный (и упрощенный, специально для сетевого читателя) вариант моей монографии об объединителе Японии, о котором, как выяснил опытным путем, никто ничего толком не знает.
Тем, кто ознакомился с моим "Хамоном" полезно прочесть, в плане расширения кругозора.
Аттеншн: требует определенного минимума знаний по истории Ниппон.
Успешного чтения!
 


                   ТОЁТОМИ ХИДЭЁСИ

 

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАЙТЕ НА МОЁМ САЙТЕ:  http://www.legrandpierre.com/

 

                                                           ВСТУПЛЕНИЕ

 

   Данная работа не является компиляцией уже существующих трудов по этой теме, использующей готовые мысли и выводы. Она также не имеет целью дать подробную картину всей жизни и деятельности этой яркой и самобытной личности. Что и невозможно, учитывая небольшие размеры монографии. Ее задачей является обратить внимание и по возможности тщательно рассмотреть те исторические аспекты, которые не так подробно освещены в трудах, посвященных Тоётоми Хидэёси, во всяком случае, в трудах неяпонских авторов.  А именно его историческое значение в перспективе, взаимоотношения с другими известными лицами эпохи Момояма, в первую очередь – с Токугава Иэясу, и проследить этапы их борьбы. Равно как и подметить некоторые закономерности в их действиях и решениях, обратить внимание на малоизвестные факты и сделать определенные выводы по поднятым вопросам.

 

   Пара примечаний по чтению:

   В повествовании личные имена идут после клановых фамилий. Имена, топонимы и другие японские слова даны без склонения, кроме случаев, где это необходимо в смысловом плане.

   В японском языке есть два произношения звука «с» – чистое и шипящее, напоминающее «щ». По принятым правилам транскрибирования (система Поливанова), второй вариант также отображен литерой «с». Равно как и звук «т» в ряде случаев произносимый мягко, как английский «t», отображается литерой «т». 

 

 

                                                ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ИСТОРИИ

 

   В последнее время, когда речь заходит о периоде Момояма, принято говорить о трех «объединителях Японии». Но если проанализировать, деятельность трех исторических деятелей в контексте времени, задач, которые они ставили и – главное – выполняли, становится ясно, кто проделал бóльшую часть работы, кто ставил – и добился - цели объединения Японии. Именно объединения всей страны под одной властью, а не максимального расширения своих владений в зависимости от ситуации (Ода Нобунага) или узурпации власти в уже едином и налаженном государственном организме (Токугава Иэясу). Это – Тоётоми Хидэёси. 

   «В ходе строительства новой Японии Тоётоми Хидэёси сыграл, несомненно, более значительную роль, чем рано сошедший с политической арены Ода Нобунага и даже Токугава Иэясу… Можно утверждать, что по существу, Хидэёси создал токугавскую Японию,  а Иэясу получил ее уже в относительно готовом виде»1.

   Действительно, многие признаки, которые считаются присущими Японии эпохи Эдо, так или иначе, восходят к Хидэёси. Своими указами он навсегда изменил социально-политическую и экономическую структуру японского общества, создал модель «унаследованную» Токугава и с незначительными изменениями функционировавшую до реставрации Мэйдзи 1868 года.  

 

      В первую очередь это касается дифференциации японского общества. До того грань между буси2 и крестьянством была довольно размытой. Дзидзамураи – воины-крестьяне  в мирное время возделывали личные наделы, а в случае войны призывались в армию местного даймё3. Как правило, в качестве асигару (легких ног) – пехотинцев. На службу они являлись с собственным оружием и снаряжением. К таковым относился и отец Хидэёси – Киносита Яэмон.

   В «Тайко» Ёсикавы4 описана трогательная история, как маленький Хиёси просил катана покойного отца.

   Наличие большого количества оружия на руках у населения, создавало благодатную почву для  сепаратизма покоренных дайме, имевших возможность быстро набирать большие армии.

   Указом 1588 года, известным как «Катанагири-но рэй» (охота за мечами) он лишил крестьянство оружия, а указом «Мицуи-но тэйрэй» провел границу между самураями и крестьянами. Теперь первым была заказана дорога в деревню, а вторым – в армию. До того лишь часть служилых самураев состояла на жаловании у дайме и проживала в призамковых городах, не имея личных наделов. Теперь все самураи были переведены на рисовый паек, измеряемый в коку5. В рисе же теперь измерялось и богатство дайме – урожае в коку, собираемого в их владениях.

  Налог с крестьян (нэнгу) стал также измеряться в рисе и равняться 2/3 кокудака (суммарного урожая)6.  Проведенный Хидэёси земельный кадастр, получивший впоследствии название «Тайко-но кэнти» или «Бунроку-но кэнти»7 стал основой налоговой политики всего периода сегуната Токугава8. Равно как и назначение во все провинции дзито, подчиненных высшему совету го-бугё, и ответственных за сбор нэнгу. Если раньше сбор налогов входил в компетенцию дайме, то теперь стал прерогативой центральной власти. Часть налогов теперь шла центральному правительству. По данным на 1596 год, из урожая в 18,5 млн коку по всей стране, правительство получило 2,2 млн9, что составило примерно 12%. 

   Токугавский сегунат, полностью сохранивший эту систему, поднял свою долю до 16,5%, не ослабив при этом налоговый гнет. Ближайший советник Иэясу, Хонда Масанобу говорил, что крестьянину надо оставлять столько зерна, чтобы он только не умер с голода10.

   Унаследовали Токугава и другие нововведения Хидэёси: систему иккодзё (один дайме – один замок), систему заложничества санкин-котай, метод усмирения даймё путем перемещения всего клана на другой конец страны. Этот метод особенно полюбился Иэясу, поскольку он познал его на собственной шкуре. После кампании Одавара, где он по приказу Хидэёси воевал со своим зятем, он был перемещен из родной Микавы в район Канто с центром в захолустном Эдо, который после захвата власти он сделает ставкой бакуфу. В эпоху Мэйдзи его переименуют в Токио. Туда переедет император и новое правительство.  Так, невзначай, Хидэёси выбрал будущую столицу Японии11.  

 

    Сегуны Токугава слепо скопировали и другие реформы Хидэёси, не столь бесспорные, местами утрировав их и доведя до абсурда.

   Еще в 1585 году Тоётоми Хидэёси разоружил монахов, памятуя, сколько крови они испортили его прежнему сеньору Ода Нобунага, который сжег гору Хиэй и разрушил Энрякудзи после десятилетней осады. Но, в отличие от последнего, он умело действовал не только кнутом, но и пряником. Подчинив буддийское духовенство силой оружия, он не забывал делать щедрые пожертвования, строить и восстанавливать храмы и монастыри. Он начал строительство гигантской статуи Будды, гвозди для которой – по его собственным заверениям – были сделаны из переплавленных мечей, конфискованных по «катанагири-но рэй».

   Возвысив синто – традиционно восходящее к трону микадо, сакральная власть которого укрепляла  вполне реальную светскую власть самого Хидэёси12 – он взялся за христианство.

   Изначально безобидная, новая религия быстро нашла последователей. Ода Нобунага относился к ней снисходительно: «Невелика важность – появление еще одной секты в стране, где их и так более тридцати»13.

   Но Хидэёси, присоединив Кюсю, увидел неприглядную картину: работорговля, насильственное обращение, преследование последователей других культов, разрушение их святилищ. Нагасаки превратился, по сути, в португальскую колонию, как Гоа или Макао14. Ко всему добавилось соперничество португальских иезуитов и испанских францисканцев15.

   Терпение Хидэёси лопнуло – 19 июня 1587 года он издает указ о запрете христианства и выдворении миссионеров из страны. Так как, указ под разными предлогами не выполнялся, он продублировал его в 1597 году – уже жестче.

   Тем не менее, выдворение миссионеров не значило прерывание торговых связей – наоборот, Хидэёси всячески поощрял торговлю, не забыв поставить ее под свой контроль. Даже одной из причин Корейской войны была попытка заставить Китай разрешить торговлю с Японией. К тому моменту все связи между странами были заморожены под предлогом ущерба, несомого Китаем от японских пиратов (вако). До того (в частности, в эпоху сегуната Асикага) торговля в основном осуществлялась оригинальным способом – японское посольство везло в Китай «дань», где получала за нее оплату (медные деньги, серебро, фарфор, шелк). Объемы, были немалыми. Так в 1539 году Япония вывезла 179 тонн медной руды и около 25 тысяч катана (японских мечей, очень ценимых в Китае)16.

   Как видно из приведенных цифр, торговля с Китаем могла принести немало выгоды казне кампаку. Также несомненную выгоду Хидэёси извлекал и из торговли с «южными варварами» в лице португальцев и испанцев, и не собирался перекрывать эту линию поступления доходов, разумно оценивая экономическую выгоду.

   Чего не скажешь о сегунах Токугава, которые с водой выплеснули ребенка, не только окончательно запретив христианство, но и полностью закрыв Японию для внешнего мира (сакоку – страна на поводке).

 

 

 



 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,