ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Андрей Никитин

Молчаливый Джек

Порой случаются труднообъяснимые вещи, мистические вещи. Кто-то в них верит, кто-то нет, но не зависимо от этого некоторые люди с ними сталкиваются. После этого место становится подходящим для различного рода сплетен, навеивающих ужас на жителей соседних деревень, и проезжающих мимо пассажиров. Они, даже не будучи хорошо знакомы между собой иногда заводят разговоры, проезжая мимо.

- Мне рассказывали что там, повесился мужчина.

- А я слышал, что в этих окрестностях, бродит призрак погибшего во время войны солдата.

- Мне говорили про эту деревушку, там творилось что-то ужасное. – Произнёс полноватый мужичёк, своему соседу, едущему в автобусе на соседнем месте. Проезжая поворот, на короткое время им показалась дорога, ведущая к деревушке, они повернулись на мгновение, и в это мгновение оба перестали дышать, и даже не моргали, затем деревья снова закрыли дорогу и пассажиры поделились своими познаниями. Постепенно магия пропадала, и они продолжили свою беседу.

 

История, ставшая неприятной или даже, для некоторых, трагической. Конечно, не для всех. Для большинства это оказалось очередной сплетней. Один из таких необъяснимых случаев произошёл в деревне «Красные Огни». Тихое местечко, находящееся далеко от шума городской жизни, и вообще цивилизации. В такое или похожее место многие едут отдыхать, собирая весь день свои чемоданы и сумки, и второпях забыв что-то, какую-то мелочь, ставшую обыденной, и потому упущенную, но непременно необходимую на время отсутствия. И это чувство, чего-то забытого, не покидает человека. Оно следует за ним повсюду, не давая покоя, до самого приезда домой. Пока он не сядет на диван, расстегнёт джинсы, и…

- Там осталось ещё пиво, дорогая?

   Холодное пиво. При этой мысли Владимир облизнул губы. Толстые пальцы его задёрнули штору, и он глядел в окно. Летняя жара только начинала спадать, а листья еле заметно меняли свой цвет. Начало учёбы для детей, для которых кончились каникулы, некоторые из которых, с рюкзаками за спиной шли со школы. И, рабочее время для тех, кто собирает урожай. Кто-то его собирает для себя, закручивает банки, бутыли, варит компоты, заполняет мешки, подъедая по пути немного фруктов, а некоторые, такие как Владимир Желтуха, на продажу. Этот низкорослый человек давно начал заниматься подобного рода выгодными делами. Это было дельце для него. Да уж, поверьте, вы бы не увидели его работающим на кого-то, этот человек привык работать на себя и для себя. Его дело было делом отца. «Главное набрать клиентов» - говорил ему отец когда-то давно. Но он не всегда был согласен с отцом. «Главное набрать денег с клиентов» - парировал он в скором времени. И как оказалось, отец с ним согласился.

   Потирая руки, Владимир смотрел, как школьники отбежали от дороги, давая возможность повозке проехать. «Вонючие бездельники», - думал он, наблюдая как один из них сняв портфель начал бить другого. Мальчик, снявший портфель был крупнее убегавшего. Если бы было наоборот, Владимир, возможно, стал бы свидетелем драки. Ради неё он и наблюдал за ними.

- Всё беготня, безделье, вместо того чтобы помочь родителям.

- Что там случилось, - это спросила его жена, чей нежный голос до сих пор приводит его в трепет. В любую погоду это голос может его успокоить, поднять настроение. В своей косынке она ходила даже в тени. Сейчас она стирала бельё в тазике.

- Да дети бегают, как собака, сбежавшая со двора. – С насмешкой сказал он, ожидая потасовки. Давай же. Дай ему отпор. Дерись, пугало!

В воспоминаниях всплыл его отец, давший ему оплеуху дома, после того как Вова, будучи ещё школьником подрался.

- Папа, но ведь он меня побил.

- Потому, что ты не дал сдачи!

- Но он сильнее меня.

- Сильнее тебя? Любого можно побить! Знаешь, кто не может никого побить? Пугало! Ты что похож на пугало?

- Но папа!

- Пугало, которое стоит и отпугивает ворон. Оно не даёт сдачи.

Воспитание характера прошло успешно. Но методы глубоко въелись в костный мозг.

Почти пустая повозка проехала, поднимая пыль. Мужчина с усами и приветливой улыбкой управлял вожжами, сзади стоял, очевидно, его сын и смотрел по сторонам, держась за отца одной рукой. Лицо у сына было грязным. Мужчина дёрнул удила, и лошадь перестроилась на правый край дороги. Мальчик сзади присел на скамью и дальше поехал уже сидя, поворачивая голову по сторонам, словно искал свой дом. Мужчина шёл вдоль улицы мимо повозки, которая чуть не сбила его. Он был бос и в одних штанах, в руках держал свитер. Слегка шатаясь, как пьяный моряк на палубе, он оглянулся и что-то выкрикнул в сторону мужчины с усами. Мимо него пробежали дети, один из них гнался за вторым и кричал. Мужчина удивлённо уставился на них, затем замер, очевидно, понял, что до него нет никому дела, одновременно забыв, что ему самому нужно, махнул рукой и, окинув взглядом улицу, решил перейти дорогу. Сергей наблюдал за этим из своего укрытия в тени. «Моряк» приближался к нему нетвёрдой походкой. Один шаг, другой. Вот уже половина пути преодолена, и вскоре он оказался рядом возле худощавого парня, невысокого роста.

- Будьте любезны. – Произнёс или даже пропел он, протянув второе слово больше чем надо. – У вас не найдётся, - он делал свободной рукой жест, хотел щёлкнуть пальцами, но у него ничего не получалось.

– Закурить. – Выдавил он со свистом, и тут же опёрся рукой о стену, чтобы не оказаться в горизонтальном положении раньше времени, что явно не входило в его планы.

- Я не курю. – Ответил быстро молодой парень, оценив равнодушным взглядом своего собеседника. Собеседник тем временем облизал губы и дёрнул головой, пытаясь прийти в себя.

- Церковь в том направлении? – Головой он кивнул в сторону, в которую ушла повозка с мальчиком. Сергей ничего не ответил, лишь печально кивнул головой. Сергею действительно было жаль собеседника, топящего все проблемы по старому стилю в стеклянном стакане. Нет беспокойства, нет проблем, ничего нет, но парень так не считал. Проблемы оставались.

– Сегодня подают? – Спросил его, уже уставший стоять собеседник. Очевидно, имея ввиду воскресные пожертвования.

- Сегодня Воскресенье, приходить надо с утра, и, возможно, вас накормят. – Мужчина засиял, улыбнулся такому ответу ласковой улыбкой.  Почесал щетину и посмотрел в сторону, где предположительно находилась церковь. – С утра было не то. – Выдавил он с характерным свистом, и покачал головой. – С утра я уже, - он запнулся,  - ещё не мог. – Затем он переложил свитер в другую руку, и медленно поворачиваясь, проложил курс на Юг, свободной рукой размахивая в воздухе, словно ловил бабочку сачком. Может, там действительно была бабочка, возможно. Или это проявления алкогольного характера. Сергей этого не знал, но и не стремился. Ему это не интересно. Он устало провёл его взглядом. «Дядя Коля снова заправлен», - подумал он. Трезвый человек определил бы, в какой стороне церковь визуально, ведь тут всего одна улица. Это не было в новинку, его частенько видели в таком состоянии. Бывало, идёшь по мокрой дороге, после дождя, а Дядя Коля уже лежит под забором, в луже. А ещё бывало, что его никто не видел несколько дней. Жена его выгнала из дому, он ночевал там, где придётся, и никто не удивлялся его поведению.

Сергей опустил затылок на мешок. Двигаться было лень. Даже шевелить головой. Какая жара, в такой день было бы здорово пойти покупаться на реку. Днём уже нет того зноя, сгоняющего людей с полей, но если работать в поле, в зенит становиться не по себе. Погода стала лучше, осенью не так жарко. Это принесло облегчение, чем и пользовался Сергей, молодой парень, работающий на складе у Владимира Желтухи. В его задачу входил сбор урожая. Стоит заметить, что Сергей справлялся со своей работой неплохо, за его трудолюбие и покладистый характер, с ним было приятно работать. Ответственный, спокойный молодой человек, редкость для современной молодёжи. «Отменный слуга» - как говорили про него некоторые работодатели. Сейчас, в обед, он сделал себе перерыв, и сидел на мешках картошки, наблюдая издали за работой. Слева от него была дорога, теперь уже пустая. Он немного рисковал, сделав себе перерыв. Владимир Желтуха, был излишне строг ко всем без разбору, он любил держать всё в своём кулаке, и терпеть не мог бездельников. «Бездельники, они как пугало». Увидев Сергея он, в лучшем случае, прочёл бы ему лекцию, о том, как тяжело должны доставаться деньги. «Если деньги достались легко, значит, ты их украл» - иногда говорил он.

Сергея Желтуха злил. Он злил всех, кто имел несчастье с ним общаться, но у Сергея не было выбора. Ему и так повезло, что ему дали работу. Сезонную работу в своей деревне. Не надо было ехать неизвестно куда. В деревнях с работой негусто. А у Желтухи была хватка, всё начиналось с одного поля, потом он купил ещё участок. Он первым попробовал продавать продукты далеко, в город, а не в соседние сёла. Сейчас ему принадлежало много земли. И поле картошки, которую сейчас собрали, тоже принадлежало Желтухе.

С поля к Сергею приближался ещё один парень, с его лба стекали капельки пота. Парень вытер рукавом вспотевшее лицо, взгляд был измученным. Парень сел на соседний мешок, рядом с Сергеем, и откинулся головой о стену амбара.

- Ну и погодка сегодня. Хоть весь день дома сиди, не правда ли? Сейчас бы на речку сходить. А ты что, Серёга, отдыхаешь?

- Немного передохну, я не могу уже, спина болит. – Они сидели в тени, Сергей пожёвывал длинную соломинку во рту.

- Долго не сиди, ты же знаешь, помяни чёрта…

- … и он придёт, знаю. – Сергей оглянулся по сторонам, выискивая глазами Желтуху. Но его видно не было.

- Ты сегодня вечером придёшь? Помнишь про наш уговор?  – Игорь дышал учащено и медленно, словно после пробежки на большую дистанцию. А говорил он об одном условии, которое позволяло Сергею подняться на уровень выше в глазах сверстников. Сергей был мнительным человеком. С детства его воспитывала чужая женщина. Его родители погибли при несчастном случае. Сиротство страшная вещь. Нет друзей, нет доверия, нет ничего, кроме чувства вины перед каждым, кто его обвиняет. А с его характером, это чувство его не покидало. Сколько раз он об этом задумывался. Кто виноват в этом? Никто, так карта выпала. Он был необщительным. Характер у него был спокойным, и конфликтных ситуаций он избегал. Он мало с кем общался. Жил он в доме у старушки Эдиты, которая пустила его к себе, так как была стара, и ей нужен был молодой помощник, а свои дети переехали в город. За работу она предоставила ему временное жильё. Это жильё он мог назвать своим домом, а Эдиту он звал своей тётей. Но на душе было несладко. Он припомнил вчерашний разговор с Игорем: «Хочешь, будем тебя брать с собой, когда будем по выходным ехать в соседнее село, на дискотеку. Но тебе надо кое-что сделать»

 Затем Игорь  как-то странно улыбнулся.

«Тебе надо заслужить наше доверие. Не обижайся, дружище, мы все через это проходили».

 «Хорошо, - ответил Сергей с сомнением, - а что надо сделать?»

 «Скоро ты всё узнаешь».

- Да, я приду. – После паузы ответил Сергей. Уже придумали, как мне заслужить ваше доверие? – С подвохом в голосе сказал он. Это всё было неспроста, и Сергей это понимал.

- Всё будет как надо, если ты нас не подведёшь. – Игорь отдышался, встал и похлопал по ноге Сергея. – Всё будет как надо, приятель. – Он ушёл, оставив Сергея наедине со своими мыслями.

– В полночь, помнишь? – Крикнул он.

 «Что я теряю? Терять нечего, надеюсь, они не заставят меня воровать, а потом подставят». Это было единственное, чего он боялся. Нарушить закон. Он всегда всё делал по правилам, так, как положено. Правильный парень. Он обдумывал варианты сегодняшнего приключения. Как он устал от этого всего. Волнение пропало, стало даже интересно. Его практически позвали с собой уже, это предложение, а от него недалеко и до нормальных отношений. Он размышлял и не заметил, как Желтуха вышел из-за угла дома.

– Хватит отлёживаться, парень. – Грубый голос хозяина поля и непосредственного работодателя Сергея, заставил его дёрнуться.

- Ты тут уже полчаса лежишь. – Всё так же грубо сказал он. Соломенная шляпа, на его голове, прятала залысины, с недавних пор появившиеся у Владимира Желтухи. Джинсы и сапоги служили ему круглый год. Они были его неизменными спутниками. Желтуха жевал табак, он плюнул под ноги Сергею, и устремил взгляд на бумажку, лежавшую на полу.

- Но сейчас обед. – Простонал парень.

- Мозоли не натрёшь – от голода помрёшь. Обед уже кончился, давай за работу. Я не собираюсь ждать ещё один день, пока вы тут будете чухаться. Завтра мне надо грузить товар. Приедет машина, мне надо, чтоб эта чёртова картошка была готова. – Он набрал воды ковшиком из бочки, которая стояла рядом, и выпил залпом, так что по вспотевшей майке полилась струйка воды. Левой рукой он поднял майку и почесал волосатое пузо ниже левого ребра. Затем вытер свои усы.

- Ты всё - ещё тут? – Желтуха брызнул из ковшика в лицо Сергею. Тот вскочил и отряхнулся.

- Как вы себя ведёте? Я же сказал, что уже иду. – В глазах Сергея был гнев и обида. Лицо перекосило от злости.

- А ну пошёл вон отсюда, - Желтуха схватил его за рукав и вытолкал на поле, Сергей чуть не упал. Он взял пустой мешок, который валялся около сарая и пошёл на поле. – И убирай после себя мусор, свинья. – Сергей вздохнул и со злости сжал кулаки, но ничего не сделал, лишь пошёл работать. А Желтуха посмотрел, насколько заполнены мешки и пошёл дальше, выкрикивая на ходу ругательства кому-то другому.

Уже был вечер. Все разошлись. Сергей сидел на корточках и смотрел, как Игорь бьёт пальцем по запястью левой руки, напоминая о времени. Затем Игорь ушёл. Сергей продолжал работу. Когда он закончил, и подтащил мешок к дому, услышал как кто-то ругается в доме. Это был Желтуха, и его жена.

- Мне надоели эти черти, от них несёт за версту, - Владимир ходил перед своей женой, Натальей, которая сидела на стуле и закрывала лицо рукой, - знаешь чем, бездельем. Эту вонь ни с чем не спутаешь, твои племянники, нахлебники, они сами это знают, – он сделал на этом ударение, - хорош братец, решил избавиться от обузы, перекинув на сестру.

- Не смей так говорить, это всего на два дня, я же говорила, он едет в больницу. – Жалобно простонала она. На глазах появились слёзы.

- Не забивай мне голову своим нытьём, когда нам что-то надо, они прячутся, закрываются в доме, заколачивают двери, да так, что даже их мерзкий запах не выходит на улицу. Ты видела, как страус прячет голову в песок?

- Прекрати, Вова. – Наталья не знала, что делать, она смотрела на него молящимися глазами. Он замолчал, и остановился, продолжал со злостью смотреть на неё, что-то буркнул. Она начала его упрашивать, это его немного задобрило. Он не любил это, когда так просят.

- Перестань, ты же знаешь, что я не люблю, когда эти бездельники приходят сюда. – Он говорил уже более мягким тоном.

- Но, они же, не просят ничего, они помогают по дому, сами готовят, помогут тебе собирать картошку, - она взяла его за руку, - ты знаешь, что они нас любят, ты же их дядя.

- Я им не дядя, - крикнул он, - я твой муж, это ты тётя, и меня приписывают. – Он отдёрнул руку, и снова начал ходить по комнате, выглянул в окно.

- Тут собирать уже почти нечего, - сказал он, - они два часа походят по полю, а потом будут в доме сидеть, в обед, потому что жарко, вечером, потому что холодно или комары летают.

В дверь постучали, Желтуха посмотрел на жену злым взглядом, в котором читался вопрос: «Ты что позвала их сейчас? На ночь глядя?». Но по удивлённому взгляду Наташи понял, что это не они. Он открыл. На пороге стоял Сергей, и испуганно смотрел, будто ожидал, что его ударят.

- Чего тебе? Закончил уже?

- Да, уже всё.

- Сейчас выйду, - он закрыл дверь, накинул куртку и пошёл посмотреть на выполненную работу. В сарае были сложены мешки, вдоль стены. Сергей донёс мешок к отдельной куче, которая показывала его работу.

- Почему так неаккуратно? – Не мог не упрекнуть его Желтуха, это было его любимым занятием, критиковать других. Он ручкой водил по воздуху, считая мешки, затем записал что-то в блокнот, и спрятал его во внутренний карман. Из другого достал денежные купюры, и протянул Сергею.

- Свободен, парень. На сегодня хватит.

Почему с Желтухой продолжали работать и терпели его ругательства, из-за щедрой оплаты. Платил он хорошо, больше чем остальные, но и требовал больше. Сергея это устраивало. К требованиям он привык с детства, а с деньгами всегда умел обращаться. Уставший он поплёлся домой. Желтуха запер сарай и посмотрел на поле, «Если бы эти бездельники умели работать, давно было бы всё сделано», он выключил свет и пошёл в дом. Точнее собирался пойти, но вдруг услышал кошачий вой. На крыше амбара сидело два кота, увидел он только одного, рыжего, но по голосам их было два. Несколько секунд Владимир смотрел на них, затем поднял с полу кусок затвердевшей земли и кинул в рыжего, «Кушайте ребятки». Оба кота, второй был чёрным, побежали по крыше амбара и спрыгнули с обратной стороны, прилегающей к дороге, затем скрылись из виду. Довольный хозяин плюнул на пол. «Эти бездельники, сынок, не хотят работать, от них нет пользы, они как пугало» - Желтуха услышал в голове голос отца. Этот голос был тоненьким, он даже подумал, что просто мысли ниоткуда пришли вдруг к нему. Он посмотрел на поле.

«Они как пугало». Желтуха глянул на поле, там стояло пугало, и не одно, а несколько, в местах, где работали сегодня люди. Старое тряпьё клочьями свисало с них, у всех на головах шляпы.

Что за дела? – Думал он. Они разом обернулись на него. Он зажмурил глаза. Когда он их открыл, поле было пустым. «Так я и думал, не надо было, на ночь столько есть», он почесал живот и пошёл домой.

Сергей шёл домой. Было около девяти вечера. Кто-то позвал его. Или ему показалось. На улице никого не было. Он немного подождал, ему показалось, что он видел какую-то тень, возле пустующего дома. По правую руку от него стоял тёмный неосвещённый дом, его хозяева уехали на две недели. Он пошёл дальше прошёл мимо этого дома. Дома, который должен быть пустым. Из-под крыши вылезла рука в старой садовой перчатке, жёлтого цвета и поманила его. Он постоял несколько секунд. На улице никого не было, с кем бы он мог поделится увиденным. «Наверняка ребята издеваются над прохожими» - подумал Сергей. Кроме этой мысли ему ничего в голову не пришло. Перчатка манила его, выглядывая из-под шифера. Сергей глотнул слюну, и быстро пошёл в сторону своего дома. Хорошее начало вечера, по дороге он сообразил, что скорей всего это были его дружки, подготавливали к вечерней программе. Игорь видел, что он задержался и знает, где его встретить.

Старая калитка до колен служила забором только символически. Дома горел свет, тётя Эдита его ждала. На улице было темно, он шёл по дорожке, между грядками капусты и кустами малины. Проклятые комары не давали покоя тут, около дома. Шлёп - шлёп. Он начал бить тех, кто был на открытых участках тела. На улице включился свет, возле лампы моментально собралась куча мошек. Эдита словно почувствовала приход Сергея. Он зашёл, закрыл дверь за собой.

- Серёжик, - так она его, ласково, называла, - ты сегодня так долго, наверно устал?

- Завтра машина приедет, Желтуха хотел всё собрать сегодня. – Он взял со стола стакан воды и осушил его, сел на стул. Эдита вздохнула.

- Да, Вова любит когда всё как положено. Делай работу как положено или не делай её вообще. Он раньше так говорил. Ты поешь немного, край всего голодный. – Старая Эдита была сгорбленной, ходила, согнувшись, но это не мешало ей более-менее справляться с готовкой и мелкой домашней работой, остальное делал Сергей. Морщинистое лицо в свете лампы посмотрело на Сергея своими зелёными глазами.

- Спасибо, тётушка. – В свою очередь Сергей её очень любил. Он принялся поедать картофельное пюре. За целый день он жутко проголодался. Но мысли его были в конце села, там, где ждал его Игорь, через несколько часов. Эта ночь будет особенной. Сергей не сдержал усмешки.

   На улице была ночь. Сергей шёл вдоль кукурузного поля. Кукуруза что-то шептала ему. Ш-ш-ш-ш. Небольшая деревушка уже спала. Он шёл по дороге, единственной в деревне асфальтированной дороге. По левую руку, через дорогу, тоже было кукурузное поле. Было темно, но луна частично освещала ему дорогу. Ш-ш-ш-ш. Он шёл на встречу, которая могла изменить его жизнь. По крайней мере, ему так казалось. Может что-то получиться, если нет, будет что вспомнить. Эта мысль заставила его улыбнуться. Пора прекращать вести замкнутый образ жизни. Он давно себе это говорил, но ничего не получалось. В каждой шутке, или насмешке он искал личную обиду, из-за своего положения. Порыв ветра заставил его прикрыться рукой от придорожной пыли. Он отвернулся в сторону села, пока ветер бросал пыль ему в лицо. Он увидел кого-то в кукурузе. Лица видно не было, только часть руки в камуфляжной куртке, с жёлтой перчаткой, надетой на руку, и часть ноги, одетой в джинсы. Через секунду силуэт исчез из виду в рядах кукурузы. «Это не могло померещится, там точно кто-то был». Несколько секунд он стоял, вглядываясь в поле, и прислушиваясь. Наверняка ребята хотят его запугать. Листья кукурузы шумели на ветру. Он огляделся и пошёл дальше. Необходимо было выполнить одно условие, а что именно они скажут ему в конце поля старика Оксентия. И в данный момент он направлялся туда. Одет он был в старенький синий спортивный костюм с белыми полосами по бокам. Он оглянулся, несколько участков, которые он прошёл, скрыли из виду свет ближайшего в деревне окна, он продолжал свой путь. Дорога под углом сворачивала, закрывая обзор. Нужно отметить что ребята, которых он знал, не пользовались хорошей репутацией в деревушке, она, скорее, была сомнительной, и он сомневался, что сегодня будет просто. Впереди он услышал шуршание. Олег махнул рукой, он стоял в кукурузе, между рядами. Сергей подошёл к нему, они поздоровались. Затем они поднялись на дорогу, которая была на возвышенности.

- Тебе надо залезть на Джека, - Олег указал на виднеющееся вдали пугало. Оно торчало из кукурузы и глядело на них, руки его были направлены параллельно дороге.

- Лестница лежит вон там, дальше. – Он указал рукой, - залезешь и оторвёшь у него один глаз, понял?

- И это ваше испытание? – Спросил Сергей, на что Олег широко улыбнулся. Сразу стало ясно, что ЭТО испытание проходит только Сергей.

- Конечно. Я сам туда лазил. Или ты передумал? Или тебе не хочется с нами тереться, а хочется вкалывать на Желтуху, и быть изгоем? – Олег был не высокого роста, крепкого телосложения, стоял он в рубашке и светло синих джинсах. Вопрос был провоцирующим. Сергей не из тех, кто лезет в драку, когда его назовут трусом, но в этот раз он был готов. Выражение лица у него изменилось. Олег попал в нужное место, теперь он точно не откажется. Подул ветер, и Олег прикрыл расстёгнутый воротник рукой. – Я недавно болел, могу снова горло простудить. – Они спустились к полю, и «Джек» перестал быть виден.

- Я тебя тут буду ждать, лучше тебе не спешить, а то поломаешь Оксентию всю кукурузу.

- А остальные где?

- Игорь занят, а Дима попозже подойдёт. 

- А почему же вы не перенесли на другой день? Может, подождём их? – Сергей специально задал этот вопрос, хотя уже заранее знал ответ на него.

- Так получилось. Нельзя переносить.

- А с той стороны в жёлтых перчатках это был Игорь или Дима? – После этого вопроса лицо Олега немного изменилось. В глазах блеснуло удивление. Сергей заметил сомнительные нотки, Олег не поверил ему. В мыслях пронёсся вывод, что там никого из ребят не было. Либо ему показалось, либо там кто-то стоял. Последняя мысль немного озадачила Сергея, так как перчатки эти он сегодня уже встречал. И это не совпадение.

- Я же сказал, что они сейчас подойдут. – Сказал Олег, а сам посмотрел вдоль пустой дороги.

- Что-то там страшновато. Да и сердце у меня слабое. – Сергей помассировал грудную клетку.

- Мы будем тут. Если что ты закричи, мы тебя спасём. – Иронично сказанные слова, вызвали улыбку у самого Сергея. Он усмехнулся, секунду постоял, взял лестницу и пошёл по направлению к «Джеку». Идти было далеко. Каждый шаг всё больше скрывал его от дороги, и вскоре он потерял её из виду. Ряды были высажены перпендикулярно дороге, и ему нужно было просто идти прямо вдоль ряда. Ш-ш-ш-ш. Через некоторое время он услышал шуршание справа от себя, возможно, ему показалось. Он остановился, опустил лестницу на пол и прислушался. Тишина. Попытался вглядеться вдоль стеблей, но ничего не увидел. Дальше на земле валялось несколько кочанов кукурузы. «Кто-то их сбил, когда проходил тут до меня». Он встал, взял лестницу и пошёл дальше. Лестница не была тяжёлой, она была неудобной и цеплялась за кукурузу, мешая идти. Временами ему казалось, что сзади кто-то идёт, он снова прислушивался, но ничего не слышал, лишь ветер шуршал стеблями иногда. На несколько рядов правее луна показала Джека. Сергей поставил лестницу вертикально, чтобы перейти несколько рядов. Он теперь шёл вдоль дороги, снова опустил лестницу горизонтально. Джек был виден по пояс. И тут Сергей услышал странный звук, похожий на шум ветра, будто сыпали на землю песок. Он сел, прислушивался, одновременно пытаясь разглядеть что-либо в местах, где луна оставляла светлые пятна на земле. Звук периодически повторялся. Такой звук может быть при волочении чего-то по земле. Кто-то что-то тащил. Возможно тело, возможно мешок с песком. К нему снова пришли мысли, что пойти сюда было плохой идеей. «Мне кажется я тут не один» - мелькнуло в голове. Такая мысль была у него ещё в начале, когда он вошёл в поле. Он по-прежнему ничего не мог разглядеть. Сзади кто-то коснулся его плеча, он испуганно оглянулся. Никого не было. «Наверное, кукурузный кочан» - подумал он, и схватился за грудную клетку, а может ему показалось, такое бывает, когда думаешь, что кто-то за тобой идёт.

Всё в порядке, со мной всё в порядке.

Ветер шумел, и кроме создаваемого им шуршания не было больше ничего слышно. Сергей прислушался, огляделся вновь, больше никто «не сыпал песок». Страх пощипывал его за рёбра, но надо было идти дальше, осталось пустяковое дело. Он посмотрел поверх кукурузных листков на Джека. От ветра Джек чуть качался из стороны в сторону. Сергей встал, взял лестницу, оглянулся. Ему показалось, что сзади кто-то есть. Он пригляделся.

- Олег это ты там? – Сергей крикнул, но ответом стал очередной порыв ветра, закрывший от его взгляда тень. Это могло и показаться, но могло быть на самом деле. Сергей попытался успокоить себя, но что-то получалось это плохо. Он начал идти в нужном направлении, вскоре вышел к столбу, на котором крепился Джек. Под столбом валялась дохлая ворона. Он посмотрел на неё. Ворона лежала на боку, её глаз смотрел на Сергея, похоже было, что она сейчас вскачет и закаркает. Сергей пнул её ногой, она отлетела. «Дохлая» - убедился он. Затем посмотрел на Джека. Раньше он никогда не подходил так близко к нему. Пугало висело на высоте около трёх метров. Полметра от пола свисали его ботинки. Затем шли старые синие джинсы, набитые, по всей вероятности, соломой, затем красная рубашка в клетку. Джек был распят на кресте. Его голова была сделана из мешка. Рта и носа не было, только глаза. Две пуговицы, пришитые к мешку, служили Джеку глазами. Лицо его было наклонено вниз, ветер покачивал шляпу, слегка загибая в некоторых местах её края. Сергей облокотил лестницу на шест, на ноги Джека. Лестница хоть и была короткой, всё равно немного ушла в землю. Сергей начал залазить по ней, когда Джек ботинком ударил по лестнице. Сергей остановился, посмотрел на ногу, она болталась. «Это всё ветер» - подумал он. Но на следующую ступеньку не торопился становиться. Ветер шумел, поворачивая иногда голову Джека в другую сторону. Сергей поднялся ещё на одну ступеньку, потом ещё на одну. Голова Джека смотревшая влево, повернулась и уставилась на Сергея. Сейчас стало видно как по полю, волнами гулял ветер. Сергей оглянулся. Место, с которого он сошёл с дороги, выделялось прерыванием поля. На том месте была дорога, но никого видно не было. Это не удивительно, ведь Сергея было видно хорошо, а тех, кто на дороге, скрывала кукуруза. Луна находилась за спиной Джека. Его лицо было плохо видно, но хорошо виднелись две пуговицы, вшитые в мешок. Сергей смотрел некоторое время на эти пуговицы, он находился на уровне груди Джека. Он мог протянуть руку и сорвать одну. «Это всего лишь пугало, и никого тут кроме меня нет» - пролетела мысль у него в голове. И за ней сразу пришла другая мысль. Ветер дул слева, но голова Джека была повёрнута вправо, то есть в сторону откуда дул ветер, и не шаталась. Джек будто бы смотрел на него и ждал дальнейших действий. Сзади за Джеком Сергей опять услышал шуршание, будто бы мешок с песком тащили по земле. «Может кто-то ползёт. Становится всё интересней» - холод пробил его с головы до ног. Сергей посмотрел сбоку в сторону звука, но ничего не увидел. Он был сейчас над кукурузным полем, и не мог видеть землю. Он протянул руку и уже хотел оторвать пуговицу, но тут очередной порыв ветра заставил Джека ботинком стукнуть по лестнице. На мгновение Сергей замер, потом быстро схватил рукой пуговицу и потянул на себя. И в то же мгновение он услышал громкий крик. Джек закричал, высвободил правую руку и схватил Сергея за горло. От неожиданности тот покачнулся и упал на пол вместе с лестницей. Пугало спрыгнуло на землю, повернулось лицом к Сергею и достало из кармана джинсов нож. Сергей лежал, на правом боку, не шевелясь. Пугало постояло немного. Сергей не двигался. Пугало схватило его за левое плечо и перевернуло на спину. Со рта у Сергея вытекала белая пена. Возле правого уха было красное пятно, также рядом лежал камень, острый конец которого был красного цвета. Пугало спрятало нож в карман. Опустилось на колено и прислушалось. 

- Олег иди сюда. – Пугало сняло с головы мешок, под которым показалось лицо молодого человека, с тёмными волосами и голубыми глазами, в которых чувствовался страх. Через мгновение откуда-то сзади подскочили Олег, а за ним Дима. Они ничего не сказали, просто посмотрели на Сергея. Дима обошёл с противоположной стороны.

- Он что, ударился головой? – Олег повернулся к Игорю, который снимал красную рубашку в клетку.

- Наверное, он упал. Я не видел что там камень. Я послушал дыхание, мне кажется, он не дышит.

- Дима проверь ему пульс. – Скомандовал Олег.

- На руке или не шее? – Дима уже опустился на колени возле Сергея.

- Давай на руке, потом на шее.

Дима взял его руку, подержал, потом приложил ухо к грудной клетке. Поднял голову.

- Сердце не бьётся, и пульс я не почувствовал.

- А почему у него пена со рта идёт? – Игорь обращался к Олегу.

- Я не знаю. А ну отойди. – Олег сам стал рядом с Сергеем и приложил ухо к груди.

- Ну что? – Дима был в зелёных шортах, и синей футболке, поверх которой была синяя спортивная кофта. Во рту у него была жвачка, жевание стало интенсивней. Он стоял рядом с Игорем. На Игоре были те же джинсы, а вместо рубашки в клетку теперь была тёмно синяя футболка. Олег поднялся и посмотрел на ребят с задумчивым видом. Затем он ткнул указательным пальцем в Диму, который был поближе.

- Сейчас уходим, всё оставляем как есть. Ты, – палец перешёл на Игоря, – Собираешь свои шмотки, подтащи обратно пугало, должно казаться, что он тут был один.

- Ты собираешься его кинуть тут? – Дима хотел взять лестницу.

- Не трогай. Скажешь,  что ты ему её давал, а для чего не знаешь. – Олег быстро искал выход из ситуации.

Игорь подтащил пугало, которое они предварительно сняли и унесли, оставил его под столб. Олег посмотрел ещё раз на пугало. Старая клетчатая рубашка, порванные джинсы, от него шёл запах сухого сена. Пугало крупное, Олег подумал, что одному его было бы тяжело поднять на крест и прикрепить его.

- Ладно, пошли. Нас тут сегодня не было, понятно? – он остановился, оглянулся. – Игорь ты его не трогал? Он так и лежал? 

- Нет, он лежал на боку, я его повернул на спину.

- Мне кажется это не слишком важно. Пошли.

 Они шли молча. Ветер иногда прерывал ночную тишину шелестом кукурузных листьев. Через некоторое время они вышли на дорогу. Перед тем как разойтись Олег сказал:

- И запомните, нас сегодня тут не было. Мы были около реки, что-то там искали, скажем, что ключи от дома я потерял. Никто ничего не должен узнать, это был просто несчастный случай.

- Это была твоя идея напугать его. – Дима говорил и оглядывался по сторонам, но, кроме пролетающих на небе нескольких летучих мышей больше никого вокруг не было.

- Ты, мне помниться, не возражал. Если кто-то узнает, – он ткнул Диму пальцем так, что тот отскочил, - я закрою тебе рот, ты понял. Тебе нужно только молчать и всё. Это несчастный случай, мы же его не убили. О нём может, и вспомнят только через неделю. Эдита даже не знает как её саму зовут, у неё маразм, - он поводил пальцем у виска, затем направил его на Игоря, - а ты завтра едешь в город и пока оставайся там. Хотя нет. - От этого «нет» у Игоря пересохло в горле.

- Останься ты, дружочек пока тут, на всякий случай. Завтра Оксентий возможно обнаружит тело, во всяком случае, то, что пугала нет на месте, он заметит сразу. Надо было его прицепить. Ладно, не будем возвращаться. Мне что-то не хочется туда идти. Пойдём домой.

Олег, Дима и Игорь разошлись по домам. Было уже за полночь. Луна ушла в сторону, светить стала слабее. Ветер шумел, и кроме шуршания кукурузы не было слышно почти ничего.

 

Записи из блокнота, найденного в лесу, страница 1:

  Я очнулся в темноте. Болела голова. Я ничего не понимал. Как я попал сюда? Прошлое помню отрывисто. Ветер дул мне в лицо пыль. Запах сырости. Влажная трава, я лежал на земле. Передо мною стоял старый дом. Его очертания слабо виднелись в свете луны. Со всех сторон были деревья. Наверное, я был в лесу. Недалеко кто-то пробежал. Какая-то птица вскрикнула, наверное, сова. Я посмотрел по сторонам, в доме зажёгся огонь. Меня кто-то звал. Я не слышал кроме шума ветра ничего. Голос был в голове. Он говорил, что я должен зайти в дом. Я встал, подошёл ближе. Через окно было видно, как на столе колышется огонёк свечи. Стёкол в окнах не было. Дверь со скрипом отворилась передо мною. Зачем я иду туда? Почему я не могу пойти домой? Всё как в тумане. Хлопанья крыльев. Какая-то птица в доме. Я переступил порог. Запах влажного сена. Слева стоит стол. На столе лежит блокнот, горит свеча, рядом лежит ручка. Справа на краю стола сидит ворона. Клюв у неё открытый, она будто хочет что-то сказать. У вороны нет глаз. Вместо глаз у неё две пуговицы. Это не обычная ворона. Это страшная ворона. Она меня пугает. Я хочу уйти, но голос мне говорит, что ещё рано. Голос говорит, ПОВЕРНИСЬ. ПОВЕРНИСЬ И ПОСМОТРИ. Я повернулся. В другом конце дома стоит кресло. На кресле сидит человек. Не обычный человек, но знакомый мне. Я его где-то видел. Джинсы, старые ботинки, красная рубашка в клетку. Какое у него страшное лицо. Вместо лица у него небольшой коричневый мешок. Вместо глаз две пуговицы. Одна, левая еле держится. Лицо смотрит на меня. Оно наклонено немного вправо. Я хочу подойти ближе, делаю шаг к креслу. Запах мокрой соломы стал сильнее. Я делаю ещё шаг, и слышу сзади почти над головой хлопанье крыльев. Я оглянулся. Блокнот теперь открыт, ручка лежит посередине. Клюв вороны направлен в сторону дневника. Я сел на стул. Придвинул его ближе. Погладил ворону, не знаю почему. Взял ручку и начал писать. Я чувствовал, что пока горит свеча мне надо успеть написать как можно больше. В какой-то момент я услышал сзади себя звук рассыпаемого песка. Звук приближался, затем он послышался на улице.  «Джек ненадолго уходит, но мне не надо отвлекаться. Я должен ему помочь».

 

Дима ночью не спал. Ему то и дело казалось, что Сергей где-то рядом просит его помочь. Он лежал со светом. Посторонние звуки, обычно казавшиеся простым шуршанием, этой ночью превратились в когти и скреблись к нему в спальню. Время шло безумно медленно, тик-так, тик-так, слышал он тиканье, но часы будто остановились. В комнате жарко, но нельзя открывать окно. Ему даже страшно раскрыть одеяло. Луна почти скрылась, но светила в его окно и тени от деревьев плавали по стене. Иногда казалось, что это чья-то рука с когтями, собирающаяся схватить его. Этот скрежет. Раньше он не замечал его. Неужели это мыши скребутся? Слишком громко. Он так никогда не уснёт. У него разыгралось воображение. Он встал, вышел на улицу. Перед ним было поле кукурузы. Дима пригляделся. Кто-то машет ему рукой. Он посмотрел наверх. Луна светила очень ярко. Полнолуние, светло как днём. Ветра нет и совсем не холодно, хотя в сентябре должно было быть по утрам как минимум прохладно.

- Дима иди сюда. – Он опять посмотрел на поле, там, где кто-то звал его, некоторые стебли шатались. Дима пошёл туда, где только что чья-то рука махала ему, зазывая к себе. Это рука мальчика. Рука, одетая в клетчатую голубую рубашку. Он вошёл внутрь поля. Стебли опускались, били его по лицу, мешая пройти, преграждая ему путь. Подул ветер, земля стала влажной, тяжело идти. Он посмотрел наверх. Шёл дождь. Когда он начался? Дима не заметил этого. Он был в штанах и футболке, она прилипла к телу. Неприятное ощущение. Стало прохладно. Босые ноги всё больше погружались в мокрую землю. Дождь стал сильнее. Сверкнула молния, в свете которой он увидел совсем рядом впереди крест. Крест был пустой. Он вышел на площадку. Под крестом была вырыта яма. Вокруг никого не было, но из ямы показалась чья-то голова. Светловолосый парень, с веснушками на лице. Он звал его, махал рукой.

- Прыгай сюда. – Дима подошёл ближе. Яма была пустой и глубокой. Куда он делся? Сверкнула молния, и он увидел, что внизу, на дне ямы, из земли торчит рука, затем она медленно ушла под землю, словно её засосало трясиной. Парень скрылся в земле. Дима поднял голову. Креста над ямой не было, поле пропало. Он стоял в лесу. Вокруг ямы треугольником стояли три дерева. Метрах в двух над землёй к деревьям со стороны ямы были гвоздями прибиты птицы. Дима посмотрел некоторое время на них, потом снова осмотрелся. Правее того места где он стоял было очертание какого то предмета правильной формы. Возможно это здание. Дом в лесу. Тут парень из ямы схватил его за ногу и произнёс: «Помоги мне».

Дима проснулся. Он был весь мокрый от пота. Он оглянулся по сторонам. Он в своей комнате, это был сон, всего лишь сон. В углу стоит стол, на столе горит красная настольная лампа. Плакат на стене. Группа Битлз. Это его комната. Это был лишь сон. Утро понедельника было обычным утром. Крики петухов, мычание коров. Кто-то уже ехал на тракторе, непонятно, то ли на работу, то ли в соседнее село в продовольственный магазин. Дима встал. Выключил лампу. Оделся. В окно было видно, как проехал автомобиль. Голова немного кружилась, он поздно уснул, не выспался.

Деревня, в которой жил Дима, была с одной стороны окружена лесом. Дорога проходила частично через него и проезжающие могли наблюдать замечательную картину, особенно осенью, когда деревья раскрашивают в разные цвета свои листья. Идя ровно от деревни, в лесу она сворачивала влево. Дорога проходила через деревню, с другой стороны которой была река. В начале, при въезде, около дороги были поля. Некоторые дома, которые старее, располагались прямо в середине поля или около него, другие, на некотором расстоянии. Основная их часть уходила в сторону от центральной дороги, располагаясь перпендикулярно по отношению к этой дороге, но параллельно реке. В месте, где она уходила в сторону, был старый заброшенный колодец. Таким образом, дороги в деревне были буквой «Т». Вершина этой буквы была дорога от леска к реке, а основанием – от колодца к кладбищу. Дорога к кладбищу была разбитой. Участки там были поменьше. Дальше располагалась школа и церковь, потом расстояния между домами увеличивалось. В конце было кладбище, перед ним дорога сворачивала через реку. Соседнее село под названием «Кручи» располагалось в нескольких километрах за рекой. Дорога, находившаяся перед кладбищем, была старой, ею редко пользовались, так как она была хуже и добираться по ней дольше. Между этими двумя пересечениями реки и располагался дом Димы. Дима стоял и смотрел в окно. Его не беспокоило сегодня ничего, кроме новостей. Страшных новостей. Ведь сегодня старик Оксентий заметит, что пугало снято, пойдёт проверить, и всё обнаружиться. А потом подойдет его отец и спросит, почему их лестница лежит на поле, а рядом его мёртвый приятель. От этой мысли ему стало не по себе. Ему хотелось спрятаться от всего мира, пойти поработать, как обычно на участке, в одиночестве. Он готов был провести там весь день. Он привык. Деревушка была не из богатых, приходилось рассчитывать на свои силы. Он присел на стул. Боялся выйти из комнаты. Вдруг сейчас появиться старик Оксентий в окне, с его лестницей, что он будет делать? Он вышел из комнаты, пошёл завтракать. Родителей не было. Это томительное ожидание. Как же глупо они вчера поступили, надо было избавиться от тела. Но сейчас об этом легко говорить, а вчера он боялся даже войти в поле, зная, что там. Нет. Они поступили правильно. Олег прав. Он не виноваты ни в чём. Это был несчастный случай. И вообще их там вчера не было. Эта мысль немного его успокоила, но он не переставал с опаской поглядывать в окно. После завтрака он вышел во двор. Влажная трава немного смочила ноги. Где-то прокричал петух, в очередной раз, подтверждая, что наступило новое утро. Новая рабочая неделя. Он увидел свою мать, со стороны дальнего конца огорода, она рвала траву. Дима ещё раз посмотрел на калитку, убедился, что Оксентия там нет, и он е собирается появляться, «что будет, то будет» - подумал он, вздохнул и пошёл по направлению к матери.

  Игорь проснулся разбитый. Ночь у него была бессонная. Очень хотелось пить. Он оделся, протянул руку перед собой и растопырил пальцы. Видно было, как они дёргались. Он нервничал. Всю ночь пока он не спал, он размышлял, что говорить и как себя вести. В первую очередь Олег прав. Это несчастный случай. Но если посмотреть с  другой стороны Игорь не был невиновным. Сергей умер из-за него. Но, конечно, если никто не узнает. Стоп. Как это никто не узнает? Погиб человек. Молодой парень восемнадцати лет лежит с пробитой головой. Человек не падает сам по себе с лестницы на камень. Или всё-таки падает? Он шёл ночью. Лестница так и осталась, пугало на земле. Будто он решил снять пугало и упал, даже лучше снял и решил повесить, не выдержал веса и упал. «Главное ничем не выдать своё состояние. Мы вчера были у реки. Сегодня днём пойдём туда и всё хорошенько продумаем. Хорошо, что мы вчера его не трогали. Я вчера вообще не мог соображать, даже не помню, как домой дошёл». Игорь посмотрел в окно. Оно было направленно во внутренний дворик, сквозь грозди винограда, свисающего с искусственной арки, была видна  калитка, сейчас она была открыта. Игорь вышел из комнаты, на кухне была мать. Он её поприветствовал. Она вела себя как обычно. Игорь сел завтракать. Часы показывали начало девятого. «Старик Оксентий уже давно проснулся, в ближайшие пару часов всё станет ясно». Но Игорь не знал, что он ошибался.

  Ночью Олег быстро уснул. Он спал крепко, вставал лишь раз. Какой-то стук разбудил его, кто-то стукнул в окно. Он проснулся, в темноте ему казалось, что в комнате кто-то есть. Он включил свет, комната была пуста. Он прислушался, и, решив, что ему это приснилось, лёг спать. Олег проснулся около девяти. Вчера он несколько колебался, не пойти ли ему обратно за Сергеем, первый раз, когда они разошлись накануне вечером, и он остался один возле кукурузного поля, второй раз, перед тем как зайти домой. Ему казалось, что Сергей не умер, а просто потерял сознание, а они трое не смогли этого определить. Подойти и перевести всё в шутку, вот что надо было сделать. А теперь, утром, Сергей разболтает на всю деревню, что над ним так жестоко подшутили. Конечно, он не будет жаловаться, что его обидели, но, правда, выясниться сама собой довольно быстро. Олег лежал и думал об этом. Ведь старуха Эдита, была ещё той сплетницей и просто старой сварливой бабой. Как бы она не пришла сама к Олегу домой. С этой мыслью он встал с постели и посмотрел в окно. Он подумал, что надо бы самому навестить Сергея, пока он не наболтал слишком много, вдруг вчера Эдита ничего не заметила. Олег оделся, пошёл позавтракать тем, что было. Он знал, что мать с утра уже в церкви, а отец, как он мельком заметил, дома не ночевал. Значит либо остался у кого-то из своих дружков, либо просто где-то валяется. От этой мысли ему стало противно. Позавтракав на скорую руку какой-то кашей, он вышел во двор. Под соломенной крышей сидела ласточка, Олег посмотрел на неё. Хорошо когда ласточка вьёт гнездо под крышей. Посмотрел на собачью миску у ворот. Она была с водой. Он напился воды у колодца. Плюнул на цветок, на котором сидела утренняя пчела, не попал по ней и прогнал её, ударив ногой по цветку. Пошёл к воротам, на секунду остановился, не доходя до ворот, и посмотрел под своё окно. Под окном, в траве, валялся кочан кукурузы. Он ясно выделялся на зелёном фоне травы. Олег поднял его, сжал в руке, улыбнулся, и, довольный, он пошёл на улицу.

   Если смотреть со стороны кладбища в сторону старого колодца, то ближе всех к кладбищу жил Сергей, затем Олег, После школы и церкви Дима, затем Игорь. Олег пошёл к дому Сергея. По дороге поздоровался несколько раз, махнув рукой. Когда он пришёл на место, он не заходил в дом. Прислушался. В доме была тишина. Дом, где жил Серей, был старым, нуждающимся в ремонте сооружением, собранным много лет назад из глины и соломы. За домом и с обоих его сторон был сад, и фруктовые деревья. Справа и слева были кустарники, тут, где расстояния до соседского дома было существенным, реже занимались садоводством. Олег сидел за одним из таких кустов и думал как бы лучше поступить. Он был уверен, что кочан кукурузы кинул ему Сергей, решив, таким образом подшутить над ним. «Молодец парень. Не рассказал никому, а решил нас сам проучить». Олег успокоился и даже начал им в какой-то степени гордиться. Вскоре из старого домика вышла Эдита. Пожилая старушка шла медленно в сторону колодца. На улице не было холодно, но она была одета в тёплую одежду. Носки на ногах, кофта, старая юбка, на голове платок. Олег вышел на дорогу, и, сделав вид, что проходит мимо, поздоровался.

- Доброе утро. – Эдита оглянулась и кивнула.

- Может вам помочь достать воды?

- Если тебе не трудно, сынок. – Олег прошёл через открытые деревянные ворота. Быстро достал ей воду.

- А почему Сергей вам не помогает? Спит до сих пор?

- Сережка не пришёл вчера. Ты не видел его? Уж не случилось ли с ним чего. Край всего, пошёл куда не надо. Вы же общаетесь, ты вчера не был с ним? – Олег сделал вид что вспоминает.

- Нет. Я вчера не видел его. Если увижу, обязательно передам, что вы волнуетесь.

Олег вышел со двора на улицу. «А вот это уже необычно, зачем он заставил свою тётушку волноваться?» Он  огляделся по сторонам и направился в сторону дома Димы.

   В то время, когда Олег шёл к Диме домой. Дима был у своей бабушки, которой занёс некоторые продукты. Бабушкин дом был третьим, если ехать со стороны леса. Дом находился около дороги, а огород, который был немалым, в основном был усажен подсолнечником, но был и небольшой участок, где бабуля Клавдия выращивала овощи. Домик у Клавдии был глиняный, с соломенной крышей. В некоторых местах были видны трещины на стенах. В доме было четыре помещения. Прихожая, также служившая кухней в зимний период времени, соседняя с ней комната, и две спальни. Располагались комнаты квадратом. На две комнаты была одна печь, встроенная в стену. Хорошая задумка прежнего хозяина. В то утро Дима был в подавленном настроении. Дойдя до дома бабушки, он инстинктивно посмотрел дальше, через дом, где находился дом старика Оксентия, посмотрел несколько секунд, поприветствовал собаку, погладив её, она в ответ лизнула ему руку, и зашёл в дом. Бабушка с кем-то разговаривала. Дима её не видел, они находились в соседней комнате, но услышал, что говорил мужской голос:

- Он прейдёт за мной, Клава, я это чувствую. Это всё неспроста.

- Ну что ты говоришь такое? – услышал Дима знакомый бабушкин голос, - Ты думаешь, Илья придёт, как такое может быть? Совсем сдурел старый? Если это произойдёт, ты разве не обрадуешься?

- То, что ты мне рассказала правда?

- Ну не выдумала же я это.

- Именно сегодня. Вот что я тебе скажу, это не совпадение. Джек, это последнее что Илья успел сделать своими руками, перед тем как… пропал. - Перед словом «пропал» он сделал заметную паузу. Некоторое время никто из них ничего не говорил, и Дима решил заявить о себе.

 - Бабуля! – сказал он специально громко, чтоб его услышали.

- Проходи сюда, Димочка. Мы в комнате. – Дима разулся, прошёл в комнату и, наконец, увидел, кто был собеседником его бабушки. Это был дед Оксентий. Он сидел в углу у стены, взгляд его был суров, будто его чем-то обидели. Он внимательно оглядывал Диму, сначала посмотрел на корзинку, что Дима держал в руках, затем на его напуганное лицо. Дима не знал что делать, а точнее он не знал чего ожидать. Будет ли ему задан какой-то вопрос. Секунду он стоял с приоткрытым ртом, потом заговорил:

- Доброе утро. – Затем продолжил, повернувшись к бабушке, - я принёс то, что ты просила, бабуля.

- Поставь на кухне, на стол. Выложи продукты и положи в корзинку пирожков, там на плите. – Она указала рукой. – Дима пошёл на кухню вынимать продукты. Окентий что-то ещё прошептал Клавдии, Дима не слышал, что, потом он встал и попрощался.

- Ты не знаешь того что знаю я, иначе бы ты так не говорила. Пойду я. Может, зайду вечером, когда будет прохладней. – С этими словами он уже выходил из дому. Дима положил пирожков, в этот момент бабушка подошла и села, напротив него за стол.

- Бабушка что он тебе рассказывал? – Дима не скрывал своей заинтересованности в их разговоре.

- Он мне говорил, что у него кто-то был вчера на поле. Его пугало пропало.

- А что за Илья, вы говорили за какого-то Илью.

- Это его младший сын. Он пропал больше двадцати лет назад. Пугало вроде бы его рук дело, он сделал пугало, после этого пропал. Его долго искали. Рассылали фотографии в соседние сёла, и города. Оксентий вначале говорил что, он, быть может, убежал. Но потом, несколько позже посчитали что он погиб, может в лес пошёл, там и остался. На нашем кладбище даже есть его могила. Она, конечно пустая, ведь тела так и не нашли.

- А больше ничего не рассказывал?

- Нет. А должен был рассказать? – Она помолчала. - Может, ты знаешь что?

- Нет. Так что, старик думает, что это его сын забрал пугало?

- Он за сына ничего не говорил. Мне сегодня ночью снился Илья, я ему и рассказала.

- Я сейчас приду бабуля. – Дима вышел на улицу, прошёл вдоль улицы. Бабушкина соседка была очень старенькой, редко выходила на улицу, Дима и в этот раз её не увидел. Дальше шёл дом Оксентия. Было видно даже с этого места, что пугала не было на столбе. Он увидел свою лестницу, она была приставлена к дому, со стороны кукурузного поля. Во избежание лишней встречи со стариком, Дима развернулся и пошёл в дом к бабушке. Он некоторое время побыл у неё, взял корзинку с пирожками и пошёл домой. По дороге домой он зашёл к Игорю. Игорь был занят по дому, но несколько минут уделил своему приятелю.

- Так Оксентий не нашёл Сергея? А куда же он делся? – Они сидели на уличной скамейке.

- Ты знаешь, мне кажется, он был больше напуган, чем зол.

- Ко мне Олег заходил, говорил, что Сергей дома не ночевал.

- А Олег не знает, что Сергей умер? – Дима говорил шёпотом и оглянулся по сторонам. Он посмотрел в противоположную от Игоря сторону, удар по плечу, заставил его снова посмотреть на друга. Игорь водил пальцем у виска. Потом добавил шёпотом:

- Сергей не ночевал дома, а где он был, мы не знаем, понял? – Затем он наклонился ещё ближе к Диме, - тебя, что волнует, где он? Или его кто-то забрал, или он ушёл сам, или его Оксентий закопал прямо там, тебе одной проблемой меньше. За лестницу спросят, скажешь, Сергею отдал. А где она? А она у Оксентия. Вот теперь пусть с него спрашивают, понял? Нас не было там, ты забыл что ли? Кстати, - Игорь почесал нижнюю губу, - Оксентий наверно поставил её специально на виду. Как думаешь почему? Если бы он хотел её присвоить, он бы её спрятал, правильно я говорю или нет?

– Не знаю. Надо подумать. Что-то я запутался немного. – Но волнение у него пропало. Игорь его успокоил.

- Мне надо идти помогать матери, вечером увидимся. – Попрощавшись, Игорь пошёл к себе домой, а Дима к себе.

   Дверь медленно со скрипом распахнулась, и наступила тишина. Владимир Желтуха перестал жевать, задержав во рту кусок жареного мяса. Тишина. Дверь не могла открыться сама, это не обычные деревенские двери, без замков и ручек, как у большинства жителей деревни, нет-нет, Желтуха покупал качественные двери и мебель, так как мог себе позволить. И вот сейчас она открылась, и что же? Дверь открывалась наружу, она открылась наполовину и замерла, будто боялась гнева Владимира, который не любит отвлекаться во время еды. Из-за двери показалась голова, с копной волос. Желтуха продолжил жевание, и уже наколол на вилку новую порцию, поняв, что к чему.

- Проходите, ребята. – Сказал он, наспех прожевав и проглотив порцию мяса. Приветливо улыбнулся, увидев, как двое ребят медленно просачиваются сквозь дверной проём. Словно это был вход в собачью конуру.

 «Входите уже сукины дети». Но Желтуха этого не сказал, он сдержался, улыбка, выдавленная на лице, сопутствовала первым часам прихода его племянников, затем, как знали они, он показывал себя настоящего. (Исключением были случаи, когда они работали и приносили ему пользу, вызывая тем самым его восторг.)

- Добрый день дядя Вова, - простонал Максим, худенький мальчик в красной майке и синих штанах не по погоде одетых с босыми ногами.

- Приятного аппетита. – Добавил его старший брат Виталик. Он был в спортивном костюме и шлёпках. Желтуха кивнул, и продолжил жевать.

- Что отец едет в город, а вас не берёт с собой?

- Он едет в больницу, нам с ним нельзя. – Сказал Виталик. Сзади дверь открылась полностью и вошла Наталья с пакетом в руках.

- Ну что же вы стоите, проходите в дом. – Весело сказала она, - сейчас будем обедать.

Дети прошли ближе к столу, и Желтуха указал рукой на стулья, стоящие у стены, мол, берите и садитесь. Дети так и сделали, в присутствии тёти они чувствовали себя смелее.

- А почему же ваша мать с вами не сидит? – Спросил Владимир.

- Ты же знаешь, что она работает, - ответила, опережая детей Наталья.

Как же ты груб и жесток, Вова - подумала она про себя. И позвала детей помыть руки за домом в миске. Обед прошёл в напряжении, от Владимира племянники не услышали ни одного звука, и старались не смотреть на него. После обеда дети поблагодарили свою тётю и быстро вышли.

- Будь с ними нежнее, хоть немного. – Сказала Наташа, сейчас она мыла посуду.

- Я не могу смотреть на бездельников.

Они как пугало.

Бог дал людям руки и ноги, чтоб работать, кто этим не пользуется, тот не уважает создателя. Ты уважаешь создателя? – От жёсткого тона Наташа оглянулась и вздохнула.

- Я уважаю создателя, Вова, но это всего лишь дети.

Красноречиво промолчав, он вспомнил своё детство. Отец часто брал его с собой на работу. Вова никогда не просил ничего взамен помощи, а отец не просил помогать  «Хочешь, поехали, если нет, я тебя всё равно люблю, сынок». Как можно смотреть на бедного родителя, работающего на такой тяжёлой работе (с утра и до вечера он работал на других полях, в воскресенье на своём), и не помогать ему?

- Я тоже был ребёнком, Наташа, и помогал родителям. – Его ответ прозвучал грубо, словно нарочно. Сам по себе он выделялся своей чёрствостью. Вова не стал дожидаться ответа жены, он вышел к ребятам, сидевшим на мешках в тени.

- Ну что, поработаем, ребятки? – Он достал купюру в одну гривню. И положил её под весы на стол, около сарая.

- Первый из вас, кто перенесёт пять мешков картошки, получит это вознаграждение.

- Но они, же тяжёлые, - Сказал Виталик. – Сергей даже такой не поднимет.

- Тогда ему четыре мешка, а тебе пять.

Вскоре пришла машина, и четверо ребят, с недовольными лицами, начали загружать мешки в машину, среди них был особенно выделявшийся сегодня, Игорь.

- А где этот бездельник, Сергей, - спросил Игоря Желтуха, подойдя к нему, - чего его сегодня нет?

Игорь остановился передохнуть, а сам вытер пот с лица носовым платком. Он не знал где Сергей, и получается, не надо было врать.

- Я не знаю, я его не видел со вчерашнего дня. Последний раз видел его на работе. – Желтуха кивнул.

- И он ничего тебе не говорил? Может он заболел или уехал?

- Нет, ничего.  – Желтуха улыбнулся, кивнул.

- Ну, хорошо, работай, - развернулся и ушёл в сторону дома.

Где же Сергей? Его надо найти. Как бы с ним ничего не случилось. Надо зайти к его тётке сегодня, проведать его, вдруг он заболел.

Когда последний мешок был погружен, и машина уехала, Желтуха решил навестить вечером Сергея. На то у него были свои причины. Он переоделся, сказал жене, что скоро прейдёт, и вышел из дому. Через несколько домов справа от него сидели ребята, на скамейке, среди которых он узнал Игоря. «Опять трутся тут, бездельники». Он повернул налево, в противоположную от них сторону. До самой церкви он никого не встретил, возле церкви он поздоровался с двумя женщинами. Одна из них была Ирина, мать Олега. Он перекрестился, и продолжил свой путь. По дороге к Сергею, ему никто не встретился, и он шёл, напевая что-то себе под нос. Вечер был тёмным, дом не освещался, слабый свет был только в окне.

- Эдита! – Крикнул он, и немного подождал. Затем повторил. Чрез время дверь открылась и на пороге показалась сутулая старушка, которая стояла, вглядываясь в темноту.

- Эдита, это я, Вова. Где твой оборванец? Он сегодня не пришёл на работу.

- Вова? – Она направилась к калитке, и Желтухе пришлось ждать пока она подойдёт ближе.

- Его вчера не было вечером, он не пришёл домой. Я так переживаю.

- Не было вчера? – Владимир сделал задумчивое лицо.

- Ты там посмотри, край всего что-то случилось с ним. – Она начала говорить быстрее, переведя дыхание. Прогулка до ворот далась ей тяжелее обычного.

- Спроси ребят, с которыми он общается, сам бы он не пошёл никуда. Может, он… - она запнулась на этом, не зная, что ответить. – Я даже не знаю, что могло случиться. И спросить мне не у кого.

- Я понял, понял. – Сказал Владимир, прикидывая, с кем бы мог общаться Сергей. Ну, конечно же, с Игорем. – Я знаю, у кого спросить про Сергея, завтра вам расскажу. Спокойной ночи.

Не давая ей опомниться, он быстро развернулся и ушёл, чтобы спасти себя от потока словоизлияний состоящем в основном из жалоб. Дойдя до дома, он не обнаружил ребят в компании Игоря на скамейке. «Наверное, ушли по домам, ну что же, спрошу завтра». Владимир открыл ворота, и направился к дому, его племянники ещё не спали, он слышал, как они смотрели телевизор. «Сейчас я им напомню о времени». Он подходил к двери, но обернулся, услышав сзади скрип двери сарая.

Что за чёрт. Неужели я оставил дверь открытой? Не может быть.

Он направился к двери, заглянул внутрь, насколько позволяло зрение, затем зашёл и включил свет, в сарае было пусто. «Странно». Он выключил свет и обернулся к дому, и в этот момент его остановил удар. Сильный удар заставил его согнуться пополам. Владимир даже не заметил, как его руки оказались на животе, прикрывая рану от удара ножом. Ещё один удар заставил его встать на колени. Через несколько секунд он упал на бок, со рта пошла кровь, глаза плохо видели, но он заметил на фоне тёмного неба жёлтые перчатки, держащие бурого цвета нож. Затем он увидел лицо. Страшно уродливое лицо. Это лицо он не видел раньше, оно будто из кошмара. Последнее что он увидел это торчащие в разные стороны зубы.

   Этим вечером ребята встретились возле дома Димы. Олег пришёл расстроенный, что сразу бросилось в глаза Игорю. Обычно мало причин, способных его расстроить. Если он кого-то побил, он будет довольным, если заработал денег, тоже. Но сегодня он не работал.

- Что отец опять напился? – Олег посмотрел на Игоря, ехидно улыбнувшись.

- А тебе то что? Злорадствуешь? Не в первой, не думай об этом. – Олег опустил голову, они сидели на скамейке, Дима был между Олегом и Игорем.

- Он со мной чуть не подрался. У нас бывает такое. Как же меня это бесит. – Он сжал кулаки.

- А как же двое из ларца, одинаковых с лица? (Игорь имел в виду кулаки)

Нет, бить отца Олег не стал бы. Отец его не буйный, мать не обижает. Так ведёт себя, это конечно обидно, и неприятно. Какое дело ему? У него отец работает, в рейс ходит. Дети должны знать родительскую любовь, чтобы самим стать хорошими родителями.

 - Я думаю, что тебя должно сейчас беспокоить другое, - попробовал перевести тему Игорь. – Например, что тело Сергея пропало.

- А ты не думал, что оно само могло уйти, это тело? Я думал вчера вернуться за ним. Надо было так и сделать, я упустил это. Этот парень издевается с нас, мне в окно кинули кочан кукурузы, я думаю это он, решил меня запугать.

Через дом от Димы, но по другую сторону улицы, жил Владимир Желтуха, и в этот момент он вышел на улицу. Игорь на секунду встретился с ним взглядом, перед тем как Владимир свернул в сторону кладбища.

- Этот Желтуха большая язва на теле нашего села.

- Эта язва даёт тебе работу. – Сказал Олег.

 Игорю не хотелось говорить об этом, это бы значило признать правоту Олега, и он продолжил первоначальную тему.

- Надо будет спросить у кого-то по поводу пены изо рта завтра днём. Пена может быть у эпилептиков, возможно, что-то с лёгкими. Я слышал, если отёк лёгких.

- Но у Сергея не было отёка лёгких, или был? Ты же с ним работаешь, он не говорил тебе?

- Меня другое волнует, что если нас видели и… - Игорь остановился, посмотрел по сторонам, подумал, - Дима, может, к тебе пойдём, там поговорим? – Дима кивнул.

- Можем ко мне пойти, можем и тут остаться. - У Димы дома было два здания. В одном, двухкомнатном жил он, в другом  – его родители. Ребята прошли за Димой к нему в комнату, он закрыл дверь.

- Что ты там хотел сказать, что нас кто-то мог видеть? Ты часто видишь кого-то лазящего ночью по кукурузному полю, в темноте. Я не думаю, что кроме нас там кто-то был. – Сказал Олег. – Таких ненормальных как мы, ещё поискать надо, - он засмеялся. Но через секунду перестал и загадочно посмотрел на ребят.

– Мне Сергей говорил, что видел кого-то в жёлтых перчатках в кукурузном поле, подумал это кто-то из вас. Но он мог мне специально это сказать.

- Да, нас мог кто-то видеть, мог видеть и Оксентий. А потом нам будет предъявлять требования за своё молчание. – Говорил Игорь.

- Пусть попробует. – Олег стукнул кулаком по креслу, на котором сидел, - будет выпендриваться, я с ним поговорю. Больше не клюнет петух, когда через мясорубку пройдёт.

- О чём ты с ним поговоришь? – Продолжил Игорь. - Ты только хуже сделаешь, бугай здоровый. Ты если захочешь поговорить, то лучше иди и закопай Оксентия на его же поле, это равносильно твоему разговору. Если он всё знает, он мог уже кому-то рассказать, чтобы перестраховаться.

- Ты имеешь в виду мою бабушку? – Заметил Дима.

- Это ты так можешь подумать, - Олег  направил свой указательный палец на Диму, - Оксентий не  дурак, он же знает что она твоя бабушка, она будет тебя выгораживать, для этой цели он бы выбрал кого-то другого.

- А почему он ходил к моей бабушке?

- Он мог не всех нас видеть, а кого-то одного, например нашего Бугайчика, - после этих слов Игорь пригнулся, чтобы не получить подзатыльник от Олега.

 – Которого видно и слышно за милю. – Продолжил Игорь.

- Может он специально притворяется, что не видел никого, а сам перед Димой цирк устроил.

- Ты знаешь, Олег, - заговорил Игорь, как-то пессимистично, - мне кажется, нам надо ждать, а дальше всё будет ясно. Если это Оксентий, будем думать, что с ним делать, может он просто что-то попросит, и всё, а может и… - и тут, как озарение, в голову Игорю пришла другая идея, - нам надо следить за ним. Если он с кем-то обговорил это, то мы выясним с кем.

- Нам надо вести себя так, словно мы ничего не знаем. – Сказал Олег, словно ожидая такого предложения. – Дима дал Сергею лестницу, а для чего, он не знает, а мы с тобой вообще его давно не видели. А если ты сейчас будешь за Оксентием бегать, он сразу всё поймёт.

- Да, наверно так и сделаем. Пока ничего не будем предпринимать. – Игорь смотрел на Олега, они оба кивнули друг – другу, затем посмотрели на Диму. Дима сидел на кровати и листал книгу.

- А тебя совсем ничего не волнует, я смотрю. Или ты не знаешь, о чём мы разговариваем? Может книга очень интересная?

- Я прекрасно тебя слышу, Олег, и согласен, что надо вести себя естественно, но я тут подумал, я  могу быть у бабушки каждый день, ей всё - равно нужна моя помощь, и одновременно буду спрашивать у неё за Оксентия, не прямо, а очень аккуратно, чтоб она не догадалась. В любом случае я буду рядом возле него, и будет уважительная причина, чтоб он не догадался.

- Ты аккуратно не сможешь, у тебя всё на лбу написано.

Они помолчали. Затем Олег махнул рукой, поднялся.

- Главное – тяни день до вечера. – Сказал он Дмитрию. Любимая поговорка Олега, которой он любил поднять себе настроение.

И Олег с Игорем вышли на улицу, Дима провёл их до скамейки, подумал присесть ненадолго, но, убив несколько надоедливых комаров, решил, что уже поздновато для гуляний, да и не было у него настроения на подобные прогулки сегодня.

  Игорь попрощался с Олегом, зашёл домой, в голове у него была кое-какая мысль. Сергей, перед тем как войти в поле, сказал, что у него слабое сердце. Зачем он это сказал? Совпадение? Он мог знать, что его ждёт что-то страшное, возможно. А может и правда сердце не выдержало, и, при этом он ещё и на камень упал головой. Размышляя над этим, Игорь вошёл внутрь. Мать уже спала. Час был поздний. Усталость за день начала сказываться, и он почувствовал, как хочет спать. Он выпил воды, и пошёл в комнату, свет в прихожей включать не стал, а включил в своей комнате. Из прихожей можно было попасть в комнату Игоря, и к матери. Игорь, включив свет, заметил на кровати свои вещи, которые должны были лежать  в шкафу. Удивлённый взгляд. Он подошёл к кровати, которая располагалась у окна, и начал слаживать вещи, с окна подуло воздухом. «Не помню, чтоб я открывал окно». Игорь хотел закрыть его, уже упёрся на кровать одной рукой, но тут услышал шуршание внизу, под одеялом. Что-то было под одеялом. Он убрал руку с кровати, затем  отошёл к столу, что стоял у двери, взял со стола линейку. Пригнулся, под кроватью никого не было. Он подошёл, провёл линейкой по одеялу. Снова шуршание. Аккуратно приподнял край одеяла линейкой, и увидел, что там лежит что-то сухое. Потом он понял что это, это была шелуха от кукурузы. Игорь поднял одеяло, откинул его в сторону. Вся площадь под ним была покрыта шелухой.

Что это такое? Какой-то прикол?

Он и начал собирать всё в одну кучу, шелуха сыпалась на пол. И тут он услышал звук, открывающейся дверцы шкафа, который стоял у него за спиной. Медленный скрип, по спине пробежали мурашки, он сразу понял, почему вещи лежали на кровати, их кто-то выложил, чтобы было свободное место, и этот кто-то теперь сидит в шкафу. Игорь быстро оглянулся, дверца открылась наполовину, и стала видна часть красной клетчатой рубашки. Игорь стоял, и не мог пошевелиться, в руках он всё ещё сжимал шелуху, собранную с кровати. Дверца открылась полностью, и стало видно, кто сидел в шкафу. Это был Джек. Голова его была наклонена вниз, ноги болтались, казалось, он висел в воздухе. Левая сторона его была спрятана другой дверцей шкафа. Игорь смотрел на его ноги, они немного  покачивались в стороны, будто он висел на крючке. Ноги Игоря начали дрожать, он присел на кровать, снова заставив шуршать шелуху под собой. В этот момент Джек поднял голову, и Игорь увидел на его «лице» улыбку, которой раньше не было. Мгновение и Джек уже летит на Игоря. Удар. Игорь отбился шелухой, не помня как, выскочил с комнаты, закрыл дверь, в темноте ударился обо что-то, упал на пол. Вскочил и включил свет. Тишина. Слышно было, как сердце колотится. Перевёл дыхание. На столе возле него лежал нож, он схватил его. С ножом в руке вошёл в комнату матери, она уже не спала.

- Мама идём со мной. Там. – Он указал рукой на дверь, - Там в комнате у меня кто-то есть.

- Кто там? – Его мать сонная, не поняла что происходит. Она проснулась от шума, и вышла с ним в прихожую. Вдруг свет у Игоря в комнате погас. Послышалось шуршание, какие-то стуки. Затем наступила тишина.

- Кто там у тебя? – Немного хрипло спросила мать.

- Я не знаю, на меня кто-то напал.

- Что случилось? Кто напал?

Игорь знал, что надо посмотреть, но рука сжимающая нож дрожала, не хватало решительности. После того что он увидел ему было жутко заходить туда. Кто мог там быть? Неужели пугало пришло за ним?

- Давай позовём кого-то. – Наконец решил сказать он. Мать не спорила, наоборот думала его отговаривать, в случае если он захочет сам пойти.

Игорь стоял с ножом в руке, направленным на дверь своей комнаты, мать выглядывала из-за его плеча. Игорь включил свет на улицу, они вышли, не отрывая взгляда от двери. Он провёл её на улицу, сам наблюдал за домом, а мать пошла к соседу, у которого ещё горел свет. Игорь остался один. Тихо, только лай собак где-то слышен. Несколько раз он оглянулся.

Сейчас он подойдёт сзади. Вот-вот ты оглянешься, а он нападёт.

Но сзади к нему никто не подошёл. Позже он смеялся над этой игрой воображения, однако сейчас было не до смеха. Через несколько долгих минут мать пришла с соседом Виктором Сергеевичем, невысокого роста мужчина средних лет, довольно крупный, рядом шёл его сын Михаил, ровесник Игоря. Втроём они вошли в комнату, но никого в ней не было, только шелуха от кукурузы валялась на кровати и на полу. Окно было распахнуто, вещи разбросаны. Беспорядок остался таким же, как и был до выхода Игоря из комнаты.

- Наверно через окно ушёл, - сказал Игорь, отвечая на вопросительный взгляд Миши с отцом.

- А как он выглядел? – спросил Виктор Сергеевич, держа в руках шелуху от кукурузы. Игорь заколебался. В голове у Игоря метались мысли, сказать как есть, или лучше описать его по другому.

- Я не разглядел его. Он был сзади меня, в маске, не высокого роста, худощавый, - Игорь описывал приметы Сергея, - он был с ножом, я еле убежал.

Игорь осматривал свой шкаф, обе дверцы были открыты, вещи были вывалены.

- Еле убежал, говоришь? А чего он тут кукурузу разбросал? Не знаешь?

- Откуда мне знать? Если бы я знал кто он, я пошёл бы и сам поговорил с ним.

- Первый раз слышу о грабителе, который приносит с собой кукурузные листья. Может он хотел тебя напугать? Это не один из твоих дружков страдает он скуки?

- Не знаю. Но если он хотел меня напугать, у него это получилось.

- А ты, Наташа, - обратился он к матери Игоря, не слышала ничего?

- Нет, я уже дремала, и кто кроме Игоря тут может ходить, Петя только через два месяца приедет.

- Что, опят проблемы с таможней?

- Нет, всё по графику. Они сейчас возвращаются.

- Ну ладно, идём, посмотрим, куда следы ведут. – Сказал Виктор, и пошёл на улицу. Игорь и Миша пошли за ним. Под окном было два следа от ботинок, больше следов не было.

- Тут он спрыгнул. – Сказал Виктор. Они поискали ещё следы, но их больше не было. Кое-где была примята трава, в некоторых местах примятые цветы. Никого не найдя Виктор с сыном, пожелав спокойной ночи, пошли домой. Игорь с матерью пришли домой, закрыли все окна и двери. В своей комнате он проверил, нет ли кого под кроватью и в шкафу, затем собрал всю шелуху, выкинул в пакет для мусора. Лежал он со светом, долго не мог уснуть. Он размышлял над тем, что увидел. Пугало его атаковало. Этого не могло быть, но это было. Что-то тут не совпадало. Это смущало Игоря. Возможно, кто-то пытался меня запугать, - думал он,- и это хорошо получалось. Но если это связано с воскресной ночью, тогда следующими будут Олег и Дима. Завтра спрошу, если сегодня к ним никто не придёт, значит, завтра можно будет поймать его. Сегодня он застал меня врасплох, но завтра я буду готов. – Он улыбнулся и, обдумывая план, через некоторое время уснул.

 

Диме этой ночью тоже не спалось. Как только он провёл ребят, он пошёл в дом, предварительно напившись из колодца холодной воды, затем полистал какую-то книгу, и лёг спать. Но сон всё не шёл к нему, было жарко, несмотря на открытое окно. Некоторое время он крутился, затем ему показалось, что он слышит какой-то шорох. Он прислушался, но ничего не услышал. И вдруг на чердаке что-то стукнуло. Звук падения. Дима вскочил с кровати и включил свет. Открыл дверь в прихожую, там было темно.

Тут кто-то есть - мелькнула мысль у него в голове. Он быстро проскочил к выключателю, включил свет и оглянулся. Прихожая была пуста. В дальнем углу стояла лестница, а наверху был люк, чтобы подняться на чердак.

Там точно кто-то есть.

Что-то ведь там упало. Ему вспомнились слова из мультфильма «Не мог же я один наделать столько шума». Дима постоял несколько минут, обдумывая, что делать. Подниматься наверх ужасно не хотелось. Стук не был случайным. Но попасть на чердак можно только через этот люк, на чердаке было окошко, но слишком маленькое, только кошка могла пролезть. Он решил позвать отца, так будет спокойнее, но предварительно кое-что сделал. Какой же я сообразительный, я его смогу перехитрить. Дима нашёл в столе кусок верёвки, начал подниматься по ступенькам. Медленно, стараясь, чтоб не скрипнула лестница. На третьей ступеньке он переборол страх, ему казалось, что сейчас люк откроется и чья-то рука затащит его наверх, этот страх не пропал и тогда, когда он завязывал узел своей верёвки на кольце ручки чердака, только когда он привязал другой конец верёвки к лестнице, он немного успокоился. Дима слез с лестницы, одел штаны, и пошёл в дом к родителям, разбудил отца. Отец сначала не понял, зачем туда лезть, если там никого нет. Что-то упало, утром посмотрим что.

Но когда Дима сказал, что там кто-то есть, отец поднялся и пошёл с ним.

- Ты просто постой внизу, а я посмотрю что там. - Сказал ему Дима. Уже когда они вошли, Дима пытался вспомнить, была входная дверь открыта или закрыта. Но не вспомнил. Когда они пришли, верёвка так и была намотана, как Дима оставил. От этого он обрадовался, что преступник пойман. Теперь не уйдёшь!

Он поднялся по ступенькам. Отец взял фонарь, и передал его Диме, когда тот развязал верёвку. Дима поднял немного крышку люка, посветил. Там ничего не было видно. Сейчас он стал смелее, ведь отец стоял внизу, он поднял крышку полностью, высунул голову, начал светить фонарём. Старые вещи, чемоданы, коробки, стеклянная тара. В конце был старый комод, он поднялся выше, посветил за крышку люка, которая не опускалась на пол, а фиксировалась под углом, чуть меньше прямого. За люком тоже не было ничего кроме старых вещей. Он сосредоточил своё внимание на старом комоде, в частности, комод не прилегал вплотную к стенке, там оставалась пустота. Он сказал отцу, чтоб тот подождал его тут, а сам пошёл, пригнувшись к комоду. Он был небольшим, и в нём не мог поместиться человек, но за комодом свободно поместился бы. Наверху ему немного стало не по себе, но он был не один, эта мысль его успокаивала. Дима подошёл к комоду, начал обходить его, направив фонарь в щель между ним и стеной, фонарь сначала никуда не попал, затем в его свете показалось что-то объёмное, накинутое сверху старой шубой. Дима взялся рукой за комод и пнул ногой шубу, под ней было что-то твёрдое. В тот момент, когда он хотел поднять шубу, дверца комода приоткрылась, и что-то с шумом упало из неё на пол. Дима подпрыгнул, он посветил на упавшую вещь, это была книга, или альбом. Посветил в приоткрытую дверцу, там были старые книги. Дима вернулся к шубе, он сорвал её быстрым движением руки, под ней оказались пустые деревянные ящики. Он с облегчением вздохнул, уже собирался уходить, свет фонаря попал на выпавшую книгу, это был альбом. Он поднял его и положил на место, из альбома выпала одна фотография, теперь она лежала на полу. Дима поднял её, посветил фонарём, и глаза его округлились. На фотографии стоял тот самый мальчик, что снился Диме прошлой ночью. Мальчик был в джинсах и голубой рубашке в клетку. Он смотрел в фотоаппарат в момент фотографирования. Стоял он между кукурузными полями старого Оксентия и деда Петра, что жил через дорогу. Дима узнал это место. Парень стоял прямо на дороге. Его правая рука была опущена вниз, а указательным пальцем левой он указывал в сторону леса. На лице был виден испуг. Со стороны можно сказать, что из лесу придёт сейчас что-то страшное и утащит его, он это знает, но ничего не может сделать. Дима перевернул фотографию, на обратной стороне ничего не было. Он положил её в карман и пошёл к лестнице. Отец уже ждал его на ступеньках.

- Ну что? Никого нет? – Дима кивнул.

– Зря только время потратил, я же говорил, что утром  надо было посмотреть, упало что-то, наверно. – Дима слез, закрыл люк, на всякий случай связал его, как и раньше, проверил надёжность. Выключил свет в прихожей, зашёл к себе в комнату, в ней до сих пор горел свет, проверил, нет ли кого под кроватью, и, оставив включенной лампу на столе, лёг спать.

 

Записи из блокнота, найденного в лесу страница 2:

Я лежал на полу. Меня кто-то тряс. Я проснулся. Вокруг меня была темнота. Сквозь окна немного вливался лунный свет, я увидел, что я нахожусь в доме, в лесу, где был и вчера. Возле стены кто-то сидел, видны были только ботинки. Свеча на столе не горела. Стол было плохо видно в темноте. Кто-то мне внушил, что я должен включить свет, для этого мне надо пойти вниз. У стены, напротив двери подвал, люк в него открыт. Там внизу лежат свечи, мне надо их достать, чтобы стало светло. Всё просто. Тёмный подвал, куда годами не попадал свет,  но надо быть осторожным. Джек «сказал», что там кто-то живёт. Не надо его будить. Глаза немного привыкли к темноте, я увидел конец лестницы, торчащий из ямы. Я начал спускаться по лестнице вниз. Джек «сказал» в дальнем конце, у стены полочка, нащупать там свечи. Я спустился. Было сыро, земля была влажной, ноги увязали в ней, один шаг, второй. Я шёл вдоль стены. Нащупал полочку, в ней что-то длинное, похожее на свечу, я взял несколько. Пошёл обратно вдоль стены. Какой-то шум. Шлёпанье босых ног по земле, или мне кажется? Когда поднимался наверх, стало спокойней. Одна ступенька, вторая, осталось пять, четыре, три. Кто-то начал шатать лестницу, внизу кто-то зашевелился, какой-то стон. Я на последней ступеньке, лестницу шатает так сильно, что я еле устоял. Я закрыл подвал. Наступила тишина. Зажёг свечу. В свете огня я увидел, что Джек сидит в кресле и улыбается. Вчера он не улыбался. Наверно случилось что-то хорошее. Я поставил свечку на стол. Ручка лежит на блокноте. Можно начинать. Вороны нет на столе. Она сидит на подоконнике. Смотрит в окно. Наверно кто-то должен прийти. Джек «говорит» что одного из них трудно напугать. С ним надо быть осторожным. Он опасен для нас. Но у меня есть план. Я знаю, как его перехитрить.

 

Дима проснулся рано. Оделся, есть ему не хотелось, и он пошёл к матери, которая что-то делала в огороде. Дима достал найденную вчера фотографию и показал её матери.

- Ты знаешь кто это? Я вчера нашёл эту фотографию, но не знаю этого парня, может, ты знаешь.

- А кого ты тут не знаешь? – переспросила мать. – Посредине это твой отец, справа Сергей, друг твоего отца, он дальше по улице живёт, а слева Илья, младший сын Оксентия.

Дима не понял, кого там мать ещё увидела на фотографии, взял её из рук матери, посмотрел и удивился. На фото было три мальчика. Они стояли между кукурузных полей на дороге, обнимая друг - друга за плечи. Слева, тот, что снился ему, посредине его отец и справа ещё кто-то незнакомый. Он сначала не знал что ответить. Молча, смотрел на фотографию.

- А где ты её взял. – Спросила его мать.

- Выпала из альбома вчера, а я не знаю этого парня вот и решил спросить, с кем это отец стоит. А этот слева, он пропал, да?

- Да. Лет двадцать пять или тридцать назад. Я точно не помню. Помню, что долго не прекращали поиски.

- И не известно погиб он или нет?

- Наверно погиб. В десять лет мальчик не убегает из дома, ну, точнее он может убежать, но потом вернётся, или что-то станет о нём известно, а тут что-то другое. Тебе лучше спросить у бабушки, или у самого Оксентия, если хочешь.

- Да, я у бабушки спрошу, наверное. – Он ещё раз посмотрел на фотографию, положил её в карман и ушёл.

Лучше спрошу у бабушки. Стоп! Он остановился, вспомнив одну важную деталь. Она говорила, что он ей снился. Сын Оксентия.

    Игорь проснулся рано. Ему плохо спалось ночью. Сегодня ему снился Сергей, что они куда-то шли вместе. Игорь сел на кровати, посмотрел на шелуху от кукурузы, что осталась в углу комнаты. Наверно её запах вызвал у него ассоциацию с Сергеем. Он встал, оглядел беспорядок в комнате, вышел в прихожую. Дверь на улицу была открыта. Матери в комнате не было, должно быть, она уже давно встала. Игорь сел завтракать. Вскоре пришла мать.

- Старик Оксентий умер. – Она села рядом с Игорем. – Соседка рассказала, вроде бы сердечный приступ.

-Да? А сколько ему было лет?

- Больше семидесяти, я точнее не скажу.

- Мне надо кое-что сделать. – Игорь быстро встал, оделся и вышел из дому. Он хотел посмотреть на Оксентия в последний раз. Если он умер, значит, это кто-то другой, а может это просто совпадение. Игорь быстро дошёл до места. Возле дома Оксентия была машина «скорой», вызванная, скорее всего, с соседнего села. Водитель курил прямо в машине, вокруг стояли люди и что-то обсуждали. Через несколько минут санитары вынесли на носилках тело, и шли к машине, один край накрытой простыни зацепился за гвоздь в заборе, она сползла, и Игорь увидел перекошенное от ужаса лицо старого Оксентия. Кто-то рядом с Игорем вскрикнул. Возможно, он умер от сердечного приступа, но перед этим его кто-то сильно напугал. Санитары быстро накрыли простынь обратно, занесли тело в машину и уехали, после этого толпа стала расходиться. «Скорая» развернулась и поехала мимо старого колодца в сторону соседнего села. Люди разошлись, шептавшись о чём-то. Среди них он увидел Диму, и поздоровался. Они пошли к дому Диминой бабушки и сели на скамейку. Дима рассказал Игорю о вчерашнем происшествии на чердаке, а Игорь о вчерашнем «госте».

- Я тебе говорю, вчера на этой фотке был только Илья. Его сын.

- Он хотел, чтобы ты нашёл его. – Подумав, сказал Игорь.

– Может он и ко мне вчера приходил? Когда он на меня вчера прыгнул, это был не человек, он был мягкий, лёгкий. Даже вспоминать неприятно. Мне кажется, этот Илья хочет тебе что-то сказать. Ты говоришь, он на фотографии указывал на лес, и сон тебе снился про то, как он был в лесу. Ты помнишь его? Может подробности какие-то.

- Мне сегодня опять снился этот сон. Я был в лесу, возле ямы. Недалеко какое-то здание, яма вырыта посреди тропинки, между трёх деревьев. К этим деревьям прибиты гвоздями птицы. Тебе это о чём-то говорит?

- Мне это кое-что говорит. Я думаю, Оксентий знал, где его сын, все эти годы. Он говорил с твоей бабушкой, может он сказал ей что-то важное, давай спросим её.

- Ну, давай спросим. – Они встали и зашли к его бабушке домой. Она угостила их чаем. Когда они расспрашивали её про Оксентия, спросила, зачем им это.

- Мы думаем, что Илья не пропал, Оксентий что-то не договаривал. Может он вам казал за последнее время что-то важное, теперь это не имеет значения, после его смерти.

- Он мне сказал про пугало. «Джек», он его так называл. Это пугало сделал его сын Илья, после этого, он пропал. Это было давно, я уже и не помню подробностей, Оксентий мне говорил, после того как пугало пропало, что это может быть Илья, ко всему прочему Илья мне снился, это убедило Оксентия что Илья тут постарался.

- А как он снился? – спросил Игорь.

- Снился он, будто уходит по дороге в сторону леса за руку с твоим отцом. И они оба мне махают.

- А на днях он вам ничего не говорил необычного?

- Говорил что боится. Боится того, что за ним придёт Илья. Он говорил, если это произойдёт, мы узнаем. Сказал, что так будет даже лучше. Вчера он был напуган чем-то, мне так показалось.

Они посидели ещё немного, затем попрощались. Игорь поблагодарил бабушку за гостеприимство.

Они молчали некоторое время, по пути.

- Как думаешь, Игорь, это Илья пришёл за Оксентием?

- Возможно, мне кажется, нам надо кое-что сделать. Нам надо помочь ему. Илья где-то там, в лесу. Мне так кажется, мы его не найдём без твоей помощи. Сегодня пойдём туда и поищем какие-то следы. Твой сон, ты помнишь, о чём он? Илья тебя звал, он просил помочь, он тебя зовёт.

- Ты что с ума сошёл? – Дима остановился. – Ты хочешь, чтобы мы пошли в лес? Зачем нам туда идти?

- Ты сам знаешь зачем. – Игорь посмотрел сквозь огороды, вдаль в сторону леса. – Я скажу Олегу, сегодня после обеда пойдём. Это надо сделать. После вчерашней ночи я всё равно не смогу спать спокойно, если мы ничего не сделаем, сегодня ночью будет то же самое.

В три часа дня они встретились у старого колодца. Олег взял с собой фонарь, одел куртку, на случай, если станет холодно. Дима взял бутылку воды, а Игорь взял лопату. Игорь рассказал Олегу о вчерашних и сегодняшних событиях, на что тот только сожалел, что не был на месте Игоря.

- Я бы проверил, что было у него внутри. – Сказал Олег. – Наверняка, кто-то с тебя смеялся потом всю ночь.

- Оказался бы ты на моём месте, ты поступил бы также. – Не поворачиваясь к нему, сказал Игорь. Они шли вдоль кукурузного поля, оно закончилось. До леса было идти минут тридцать.

- Так куда мы конкретно идём? – спросил Олег.

- Там есть тропинка через лес, в противоположную от дороги сторону, мы пойдём по ней, рядом с нужным нам местом должен быть дом. Я думаю, Диме укажет дорогу Илья, как он это делает уже второй раз.

- Я, кажется, слышал про этот дом, но он далеко, туда долго идти.

- Мы никуда не спешим. Когда придём, мы это узнаем.

Они дошли до леса, дорога уходила влево, вправо вела пешеходная тропинка. Тропинка плохо виднелась, она была поросшая травой, ею редко пользовались. Ребята пошли вдоль тропинки. В лесу было душно, в воздухе витал запах сырости. Через некоторое время они заметили развилку.

- Ну что, куда идти? Веди нас, умник. – Сказал Олег и ударил Диму по плечу. Тропинка разделялась на две. Одна шла прямо по краю, другая уходила вглубь леса.

- А ты сам как думаешь?

- Я думаю, - Игорь посмотрел на солнце, оно уже начинало опускаться в сторону горизонта, - что у нас мало времени до темноты. А ты что скажешь, Дима?

Дима прислушивался. Ему показалось, что где-то в глубине леса треснула ветка. Он вглядывался в ту сторону.

- Нам надо сюда, я так думаю. – Игорь сказал, что согласен, это соответствует его предположению, если человека не могут найти, вряд ли он прячется на окраине леса. А тем более, если ему «помогли» спрятаться. Они пошли вглубь леса. Всматривались в каждое дерево. Солнце уже отбрасывало последние лучи света, но так далеко в лес они не доходили. Появились комары. Впереди шёл Игорь, часто ему в лицо попадала паутина, он её со злостью убирал. Впереди они услышали какие-то звуки, похожее на шуршание. Ребята остановились. Игорь присмотрелся вдаль, насколько позволял свет.

- Там дом. Вон смотри. – Впереди метрах в ста слева стояло одноэтажное здание, его было трудно заметить. Оно всё обросло зеленью.

- Если не присматриваться, то его вообще не увидишь. – Олег двинулся к дому.

- Стой, - сказал Дима, - Мне снилось это место, именно такое расстояние от дома и было, давайте поищем три дерева, они расположены треугольником.

Они начали искать подходящие деревья, на это ушло некоторое время. Дима увидел белку. Молнией она спрыгнула с дерева и хотела подбежать прямо к его ноге, когда он посмотрел на неё, остановилась. Стояла посреди дороги и смотрела на него. Смотрела прямо в глаза. Не боялась его. Ему стало жутко. Он посмотрел на ребят, они были в другой стороне, осматривали деревья. Дима подошёл к белке, она отошла немного, задом, не отводя взгляда. Он последовал за ней, через пару метров она вскочила на дерево, залезла метра на два и остановилась. Смотрела на него, затем начала бегать по оси вокруг дерева. Дима пригляделся, и увидел возле неё торчащую шляпку гвоздя.

- Эй, Игорь, я нашёл что-то. – Он посмотрел вокруг себя, рядом было ещё два дерева, на одном из них тоже торчал гвоздь. Деревья располагались треугольником. Игорь подошёл, посветил фонариком.

- Наверно один гвоздь сломался, но эти два сохранились. – Игорь воткнул лопату в землю посередине между деревьями. – Он, наверное, пометил место, где спрятал тело, на всякий случай.

- Кто, он? Оксентий? – Спросил Дима. Игорь кивнул, он давно предполагал это.

– Ты думаешь, что он спрятал труп тут?

- Подождите ещё ничего не найдено, - сказал Олег. – Идём, посмотрим что там, в доме, потом выкопаем тут яму и свалим.

  Они подошли к дому. Домик был одноэтажный, с чердаком, на крыше было много небольших дырок, солома во многих местах отвалилась, и был виден металл, что под ней. Два окна и дверь  выходили в сторону тропинки, дом располагался параллельно ей. Внутри было темно, чтобы посмотреть что там, Игорь включил свой фонарик, Олег свой. В доме была всего одна комната, пол был деревянный, напротив двери был люк, наверное, в подвал, слева стоял старый стол и стул. Справа, в конце комнаты стояло старое, полуразвалившееся кресло.

- Пошли отсюда, - сказал Дима. – Мы не за этим пришли.

Они вышли и направились в сторону торчащей из земли лопаты. Было уже темно, фонари они не выключали. Копать начал Олег, потом продолжали по очереди. На расстоянии в пол метра Игорь наткнулся на что-то твёрдое. Начал раскапывать руками, и достал человеческую кость. Игорь передал её Диме, тот положил в мешок. Игорь начал понемногу откапывать остальное, Дима спустился к нему, и помогал руками, доставая всё новые кости. Олег стоял и светил фонарём, сверху пролетела птица, он посмотрел на её полёт, она летела над деревьями. «Наверное, сова» подумал Олег. И тут он увидел, что в доме, который они осматривали, горел свет. Он замер.

- Ребята смотрите, - он указал им на дом. Было видно, как из окна падает свет на деревья, свет колыхался. Горела свечка. Ветер колыхал её огонь.

- Давайте поскорее уходить отсюда, - Дима был напуган, - ещё несколько минут, и мы с Игорем закончим.

- Вы заканчивайте, а я посмотрю пока, кто там пришёл домой. – Олег хихикнул, погасил фонарь, положил его в карман, и начал, крадучись приближаться к дому. Дима увидел, как у него в руке появился небольшой складной ножик.

- Олег, вернись сюда. – Игорь крикнул ему, но тот не услышал, он уже был около дома, в любом случае, ветер мешал бы ему услышать Игоря. Они с Димой наполняли мешок костями. Кисть, предплечье. Череп Дима уже положил. Кости закончились, Дима больше ничего не нашёл, и смотрел сейчас на Олега, Игорь ещё рылся одной рукой в земле с разных сторон, держа другой рукой фонарь. Дима вылез из ямы, вытянул за собой мешок. Вытер рукавом лоб, затем посмотрел в сторону дома. Олег был у окна, около которого горела свеча, заглянул в него. Выровнялся, он больше не крался, подошёл к двери, заглянул внутрь, но не входил. «Может, разговаривает с хозяином» - подумал Дима.

- Вроде всё, - Игорь вылез из ямы. – Можно уходить. Где Олег?

Дима указал в сторону дома, но Олега там не было, он вошёл в дом.

- Пошли за ним, уже темно. – Игорь взял лопату, в другой руке держал фонарь и освещал дорогу, Дима шёл за ним с мешком, наполненным останками человека.

- Оставь тут этот мешок, обратно будем идти заберём. – Сказал Игорь.

Слева треснула ветка, зашелестели сухие листья. Игорь направил фонарь в сторону звука. Фонарь осветил лишь деревья и траву под ними. В доме раздался крик, негромкий и короткий, потом стон и звук упавшего тела. Игорь и Дима прибавили шаг. Дима взял у Игоря фонарь, а Игорь взял лопату двумя руками, держа как оружие. При приближении к дому, в окне стала видна свеча, она стояла на столе, её огонь колебался на ветру, казалось, что сейчас он погаснет. Подойдя к двери, они увидели посреди помещения тело Олега, он лежал в луже крови, его одежда была в пятнах тёмного цвета. Его фонарь лежал на полу, у его ног, свет был направлен от двери к стене, в сторону подвала. Подвал открыт. Игорь хотел забрать фонарь, он сделал шаг, затем ещё один. Со стуком к ногам Олега откуда-то упал его складной ножик. Игорь отскочил от неожиданности, переглянулся с Димой. Он старался перебороть страх и посмотреть кто в другом конце помещения. Второе окно было заколочено досками, и другую часть дома не было видно. Игорь стоял на пороге, он просунул лопату внутрь, как возможный щит, и заглянул в скрытую половину дома, туда, где стояло кресло, когда они смотрели первый раз. Кресло там стояло и сейчас, в кресле сидело пугало, Джек. Руки его держали ручки кресла, в левой руке был нож, на ноже была кровь, и под ножом, капли крови образовали небольшую лужу. Дима ожидал снаружи, и смотрел на друга. Снова появилось это ощущение чего-то страшного.

Сейчас он подойдёт сзади, вот-вот, уже немного осталось.

Дима оглянулся, никого не было вокруг. И вдруг удар сверху, он выронил фонарь, и закричал, на него упало с крыши что-то небольшое и тёмное. Он схватил фонарь и посветил. Это была дохлая ворона.

- Пошли отсюда скорей, - У Димы начиналась истерика, он еле удерживал фонарь в руках, оглядывался по сторонам и дёргал за свитер Игоря. Игорь схватил фонарь, который лежал у ног Олега, и выскочил из дому, ничего не говоря, побежал обратно по тропинке. Дима бежал рядом. Периодически они оглядывались. Никто их не преследовал. На ходу Игорь схватил мешок и, не замедляя ход, бежал. Они сбились с пути, начали оглядываться.

- Сюда, - сказал Игорь, заметив знакомую дорогу.

- О боже, - крикнул Дима, посветив фонарём в сторону. За деревом стоял человек, в джинсах и камуфляжной куртке, на руках были жёлтые перчатки. Лицо было изуродовано. Один глаз выше и больше другого, кривой нос и торчащие изо рта в разные стороны зубы. Когда Дима осветил его лицо он зашёл за дерево.

- Что случилось? – Спросил Игорь. И посмотрел на свет фонаря.

- Там кто-то был, какой-то урод, или ещё кто-то. Пошли скорей отсюда.

Игорь посветил, но никого уже не увидел. Однако не сомневался, что там стоял человек.

- Давай посмотрим, кто это был? – Игорь сказал это, не рассчитывая на поддержку Димы, он сам не хотел идти.

- Пошли отсюда, ты что? Я никуда не пойду. Пошли, если не хочешь остаться тут как Олег.

Игорь побежал за Димой. По дороге они слышали шорохи, крики. Деревья шептались, за каждым деревом им мерещился человеческий силуэт. Остановились они только на дороге.

- Что ты увидел в доме? – Дима пытался отдышаться, мешок положил на пол, фонарь направил в ту сторону, откуда они прибежали. Мрачные деревья недружелюбно шумели.

- Там был Джек, - Игорь уже выпрямился, Дима всё ещё стоял, нагнувшись, с одной рукой на колене.

- А ты кого видел между деревьями? – Спросил Игорь.

- Я не знаю, какой-то человек прятался за деревом. На нём была камуфляжная куртка и жёлтые перчатки.

- Как ты сказал, жёлтые? – Игорь задумался. Он недавно слышал про перчатки. – Помнишь, что говорил Олег, про парня с жёлтыми перчатками?

- Нет, не помню. Пошли отсюда, думать будем в другой раз. – Они пошли в сторону села по дороге. Единственной в городе асфальтированной дороге.

- Он говорил, что Сергей, перед тем как прийти к нам видел кого-то в жёлтых перчатках. Помнишь?

- Ну, может. Думаешь это тот же человек? – Дима спросил, но сам не считал что это человек. Человек с таким лицом не смог бы выжить.

- Я уже не знаю, что думать. – Игорь устало положил мешок, и присел рядом на корточки. Он устал. Устал больше от страха, чем от пробежки. Олег умер. Понятно было, что его зарезал кто-то, может, стоило проверить, кто был под маской Джека. Но он испугался. Игоря передёрнуло, после мысли о предыдущей его встрече с Джеком.

Если не хочешь остаться тут вместе с Олегом. - Отличное замечание сказал Дима. Хорошо, что мы ушли оттуда. Понемногу Игорь успокаивался. Они были уже около первого дома со стороны села. Слышно было, как шумит кукуруза, на поле у старика Оксентия.

- Нам надо закопать его останки в могиле.

- Что, прямо сейчас? – Дима сидел рядом, но при этих словах поднялся.

- Чем скорее, тем лучше. Пошли.

Кукурузное поле. Снова они идут вдоль него. Казалось, что оттуда может кто-то выскочить.

Кто-то живущий там уже давно, висящий на кресте до недавнего времени - думал Игорь.

Это уродливое лицо, я никогда его не забуду. - Дмитрию казалось каждое колыхание стебля не простым покачиванием на ветру. С чего бы это Игорь стал таким мнительным? Он не видел того, что видел я. Последние события его сильно изменили.

Поле кончилось, всё осталось позади. Они шли через главную улицу, почти во всех домах горел свет. Они были перепачканы землёй, с мелкими царапинами на руках и лице. Один с лопатой, другой с мешком. Но, ни один человек, из встретившихся не спросил что у них в мешке. А если бы и спросил, Игорь бы ответил, в шутку, что-нибудь, он пока не знал, что. Это зависело от того кто встретится. Дойдя до конца улицы, они вошли на кладбище. Около часа потратили на то чтобы разыскать интересующую их могилу. Она была сбоку, неогороженна, цветов на ней не было. Табличка гласила Облупейко Илья Оксентьевич. Игорь взял лопату и начал копать. Когда яма была необходимого размера, они высыпали кости из мешка и закопали яму обратно.

- Теперь его душа успокоиться, - сказал Игорь, а сам подумал: «надеюсь, так и будет».

- А не нужно прочитать какую-то молитву?

- Ты знаешь их? – Грубо спросил Игорь. Он подумал, что и вправду молитва бы не помешала для такого случая. Душа успокоиться только после того как священник тут поработает.

- Я знаю что делать. Илья хотел, чтоб все узнали правду. Надо помочь ему в этом.

Больше ничего не случилось. На следующий день ребята рассказали всё, как было. К домику в лесу пришли несколько человек, но ничего кроме тела Олега, не нашли. Там же на столе нашли и дневник с записями Сергея. Кости Ильи выкопали вновь, священник окропил их, успокоив душу умершего навсегда, потом провели погребение, по всем правилам. В тот же день хоронили и самого Оксентия. Ночью Диме приснился Илья, он стоял на дороге, за руку попрощался с Димой и поблагодарил его. Затем ушёл и больше он ему не снился. На следующий день хоронили Олега. Через неделю, приехал старший сын Оксентия, Михаил. Джек стоял на своём кресте снова, но больше он не улыбался. Многие думали, что это Миша, приехав, поставил его, но более наблюдательные утверждали, что за несколько дней до его приезда Джек уже висел на кресте.

 

 Из незанесённого в дневник:

Я шёл по лесу. Шёл долго. Ночь не позволяла мне выбрать направление, я шёл наугад. Я  убежал. Джек шёл за мной следом, я не знаю, что ему было нужно, возможно он был зол на меня за то, что я отпустил двоих ребят, возможно, ему нужен был я сам. Я устал, я был слаб, но Джек меня не догонял, держался на расстоянии. Странно. Ведь он очень могущественный. Я не помню, что произошло дальше, возможно он меня поймал и затащил куда-то. Он что-то сделал со мной, я не могу шевелиться, руки меня не слушаются. Я сижу в каком-то помещении, потолок и стены тут белые, тут есть окошко, иногда в его кто-то заглядывает, Джек говорит, что это моё наказание. Но, если я тут наказан, тогда почему Джек тоже сидит со мной? Он со мной с тех пор как я открыл глаза. Но он ничего не хочет мне объяснять.

 

Через три недели в соседней области, что в пятидесяти километрах от села «Красные огни» следователь, в чёрных, натёртых до блеска лакированных туфлях, с накинутым на плечи белым врачебным халатом шёл по второму этажу психиатрической лечебницы города Ятрань. Он шёл за профессором Сергеевым.

- Интересный случай, - профессор делился впечатлениями со следователем. – Его нашли на краю леса, он был в полусознательном состоянии, в рваной одежде, со следами крови на рубашке, истощённый и слабый.

- Мы выяснили, что кровь эта принадлежит убитому ранее Олегу Кошкину.

- Да, так вот, у него обнаружились различного вида отклонения в психике, в частности раздвоение личности, и галлюцинации. При нём был блокнотик, - профессор передал блокнотик следователю. - И что самое интересное, следы бета – адреноблокаторов в крови, а так же в кармане какие-то пенообразующие безвредные таблетки, видимо, он решил симулировать смерть, но у него ничего не вышло.

Следователь раскрыл блокнотик.

 

12 сентября. Сегодня я решил подшутить над ребятами, я замедлил свой пульс и сердцебиение, чтобы они подумали, что я мёртв. Я знал, что они захотят пошутить надо мной. Я набрал кукурузы, пошёл к дому Олега. Кинул кочан ему в окно, притаился, но он не вышел, должно быть спал. Я ушёл, так его и не напугав.

13 сентября. Сегодня я взял чучело Джека, по дороге к Игорю я напугал Оксентия. Мне пришлось это сделать, он меня видел. Я переоделся в вещи Джека и напугал его. От неожиданности он потерял сознание. Я набрал в мешок шелухи, залез к Игорю в дом. Спрятался в шкафу. Джека держал с приоткрытой стороны шкафа. Благодаря элементу неожиданности мой трюк удался, затем я скрылся.

14 сентября. Я заметил, что они решили прийти за мной, подготовил сюрприз. Когда Олег зашёл в дом, я спрыгнул с чердака, и нанёс ему удар ножом сзади, потом ещё и ещё, пока он не перестал дышать. Затем я отдал нож Джеку, и открыл крышку люка подвала. Пусть испугаются. А сам скрылся на чердаке. Через дырки в потолке мне было всё хорошо видно. Через одну из дыр я подкинул нож Олега к его ногам, когда они подходили, затем спустил с крыши ворону, которая попала в Диму. Вот они, наверно, испугались! Когда они ушли я пошёл за ними…

 

После этой фразы блокнот был пуст.

- Ну, вот мы и пришли, - профессор открыл окошко, встроенное в металлическую дверь, инспектор заглянул туда. В комнате сидел Сергей, заросший, похудевший, исцарапанный, но чистый (его помыли), он сидел в смирительной рубашке. Когда следователь смотрел на него, Сергей с кем-то разговаривал, хотя в камере больше никого не было, затем медленно повернул лицо в сторону открытого окошка в двери и улыбнулся.

 

Невысокий, слегка сутулый мужчина сидел за столом. Очки делали его взгляд более выразительным, под белым халатом виднелась голубая рубашка. Бородка накидывала ему лишние пять лет. Он поднял голову на вошедшего. Им был мужчина повыше ростом, в джинсах и зелёной футболке. Он только закрыл за собой дверь, и положил на стол пакет, находившийся в руке. Из пакета выпала жёлтая садовая перчатка. Профессор поправил пакет, засунув перчатку обратно.

- Ваш план удался, профессор, - сказал мужчина в джинсах, присаживаясь на стул, напротив, - стоило его напугать, как пошла цепная реакция и препарат начал действовать.

- Отлично, - сказал довольно профессор, - что там Желтуха?

- Он больше ничего не скажет.

- Молодец. Когда Желтуха дал ему препарат?

- В Июле, два месяца назад.

- Он не проболтался?

- Не думаю. Не такой он был человек, за деньги он был готов молчать вечность. Скажу по секрету, между нами, после общения с ним, у меня создалось впечатление, что он сделал бы это и без денег, просто чтобы понаблюдать.

Профессор усмехнулся, обнажив немного жёлтые зубы.

- Какой жестокий человек. Хорошо, что он мёртв. Получается, если бы мы не запугали его, неизвестно, сколько нам надо было бы ждать, да? Кстати, как ты это сделал, Валентин?

- Как я его запугал, вы хотите знать?

- Да, на будущее мне необходимо знать способы, запускающие механизм.

Ну и чисто из любопытства.

- Вначале я ждал его с работы в пустом доме. По дороге к себе он проходил мимо, я с чердака заранее обнаружил отверстие, и рукой поманил его, но он не пошёл.

- Это нормально, я и сам бы не пошёл. Продолжай.

- Потом я его заметил по дороге через кукурузное поле. На мне был костюм, маску уродливого человека вы видели. Я не могу с уверенностью сказать, что он меня видел, он на время замешкался, потом продолжил свой путь, опять меня проигнорировав. Что произошло на поле, точно не знаю, возможно, его дружки его напугали, но я проследил за ним, он схватил пугало, и убежал в сторону леса, - Валентин поводил пальцем у виска, -  потом это и началось.

- Да, да. Агрессия, галлюцинации, маниакальные склонности, это всё должно проявляться одновременно. Где сейчас парень?

- В клинике. Он перестал быть адекватным, убежал, нашли его без сознания. Думаю, в этот раз он меня заметил, когда он убегал, то часто оглядывался.

- Может это были галлюцинации?

- Это не исключено, в камере он с кем-то разговаривает.

- Хорошо, понаблюдай за ним. Мне нужно знать продолжительность действия препарата. Какую дозу он получил?

- Одну таблетку. В крови её не обнаружат?

- Этот препарат, невозможно обнаружить, - профессор поправил очки, - он не оставляет следов, нам за это и платят. Можно превратить человека в психа и убийцу без последствий для себя.

Профессор достал из стола бумажку с адресом, и протянул собеседнику.

- Вот тут указан адрес парня, он тоже сирота. Найди там его, там у тебя есть люди свои?

- Я всё сделаю.

- Хорошо. И в этот раз не жди так долго, начинай сразу после применения таблетки, через пару дней.

 

Неделю спустя в газете появилось объявление. «Жена профессора, доктора химических наук, Алексея Вербанова зарезала своего мужа прямо в прихожей, попытки выяснить причину столь жестокого убийства ничем не увенчались. Анна Вербанова признана невменяемой и помещена в клинику до дальнейшего расследования».

- Да уж, нехорошо вышло с профессором. – Говорил со своим приятелем Валентин. Он стоял перед зеркалом, и брился.

- Ты знал его? – Донёсся голос с прихожей.

- Немного, я на него работал некоторое время. – Валентин закончил бриться и открыл дверцу полочки, достав оттуда флакончик с таблетками. На нём не было названия.

- А сейчас ты продолжаешь там работать? Ты же понимаешь, меня интересует, когда ты мне отдашь мои деньги. – Валентин подумал о деньгах, которые забрал у профессора и его жены, забравшись к ним в дом.

- Пока нет, подыскиваю себе новую работу. – Он достал одну таблетку, бросил её в стакан воды, в котором она полностью растворилась, и пошёл в комнату. «Это будет интересно» - подумал он.

- Послушай, Миша, а ты не хочешь со мной сходить завтра на фильм ужасов?..

 

 

 

 



 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,