ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Татьяна Вяткина
alex beck
Елена Шмидт
Елизавета Притыкина
Григорий Добрушин
Евгений Добрушин

Кукушонок

- Надежды, практически, нет, - седой врач устало посмотрел на Ларису Абрамовну и, не выдержав ее взгляда, с мольбой устремленного к нему, отвел глаза в сторону. - Если бы не сломанный позвоночник, можно было бы попробовать курс химиотерапии, пересадки спинного мозга...
     - Я все поняла. Сколько ему еще осталось? - врач был поражен мужеству этой женщины. Израильтянка бы на ее месте устроила скандал, потребовала созвать консилиум, стала угрожать судом. Терпеливость и кротость репатриантов всегда раздражали и удивляли его. Но на этот раз он был благодарен ей за то, что она пожалела и без того истрепленные нервы врачей, каждый день сталкивающихся с болью, страданиями и смертями.
     - Еще месяц, - ответил он. - Максимум, два.
     - Я могу забрать его домой?
     - Да, конечно. Сегодня после обеда.
     Вечером, уже дома, Лариса Абрамовна зашла в комнату сына пожелать ему, как обычно, спокойной ночи.
     Юноша лежал на кровати, неподвижно уставившись в одну точку.
     - Как ты себя чувствуешь, сынок? - спросила она.
     - Ты плакала? - он увидел ее опухшее от слез лицо.
     Мать отвернулась.
     - У меня к тебе маленькая просьба...- сказал он спокойно.
     - Какая?
     - Помнишь моего малнького плюшевого медвежонка?
     - Принести тебе его?
     - Да.
     Она разыскала где-то на верхней полке шкафа требуемую игрушку.
     - Вот.
     - А теперь вспори ее по шву, - попросил больной.
     - Зачем?
     - Так надо. Ну, пожалуйста.
     - Хорошо.
     Она сделала, как просил сын.
     - Теперь, - сказал он, - найди у него в животе маленькую металлическую коробочку.
     Так и есть. Из распоротой игрушки выпал странный предмет, легкий и блестящий. На нем было десять кнопок с цифрами.
     - Что это? - удивленно спросила мать.
     - Сейчас узнаешь. Набери на нем число "Пи" с точностью до восьмого знака.
     "3", "1", "4", "1", "5", "9", "2", "6" - нажала кнопки женщина.
     Бесшумно, как по мановению волшебной палочки, по комнате разлился мягкий розовый свет. От неожиданности женщина вскрикнула.
     Нежная, как шум прибоя, как журчание ручья, как пение птиц в весеннем лесу, по комнате поплыла музыка, прекраснее которой Лариса Абрамовна не слышала никогда на свете. В розовых сполохах стало проявляться изображение. Это был иной мир. Казалось, стены комнаты исчезли, и они парили над изумительным по красоте городом. Дома из полированного серого мрамора и стекла, утопающие в зелени диковинных садов, висячие баллюстрады, по которым мчались скоростные поезда и автомобили... Рядом пролетел гигантский аэроплан, причем летел он так медленно и бесшумно, что сразу стало ясно, движется он по иным законам, нежели обычные, земные самолеты. Алое солнце опускалось за горизонт. Вдали виднелось море, к которому вел прямой, как стрела, канал. Они, словно, сделали полукруг в своем фантастическом полете, опустились до уровня крыш и, пролетев несколько кварталов, "впорхнули" в раскрытое окно огромной залы. Ослепительно белые и матово-черные стены сходились на потолке где-то высоко и так плавно, что, казалось, потолка вообще нет, а есть только стены, уходящие в бесконечность.
     - Где это мы? - спросила удивленная и перепуганная женщина.
     - На планете Цатэл, - сказал кто-то сзади.
     Она обернулась. Позади нее стоял... ее сын Аркадий. Молодой, пышущий здоровьем и силой юноша! Лариса Абрамовна посмотрела на кровать, возле которой только что сидела. На ней по-прежнему лежал умирающий. Он улыбался.
     - Аркашенька, как же это?.. - растерялась женщина.
     - На самом деле его зовут Д-44, - голос двойника был точь в точь, как у ее сына.
     - Ч-что?
     - Извини, но я не мог тебе это сказать раньше. Пока была хоть минимальная надежда, я вынужден был молчать.
     - О чем ты, сынок? - почти шепотом спросила мать.
     - Я не сын тебе...
     - Как?! А кто?
     Парализованный отвел глаза в сторону.
     - Я - биоробот. Биоробот с душой инопланетянина Д-44.
     - Ты сошел с ума... Боже, как это страшно... - женщина закрыла лицо руками и заплакала.
     - Не плачьте, мама, - двойник попытался приблизиться. - Это правда. На самом деле, ваш настоящий сын - я!
     - Не прикасайтесь ко мне! - взвизгнула Лариса Абрамовна. - Н-негодяй!
     - Зря ты так... - больной был абсолютно спокоен. - Я все слышал... Доктор сказал, что мне и двух месяцев не прожить. Но я - робот. К тому же, почти мертвый. А он, - кивнул он в сторону двойника, - твой настоящий сын.
     - Что ты несешь?! - женщина была на грани истерики.
     - Объясни ей, Д, расскажи все как есть.
     - Помнишь тех пятерых, упавших с крыши нашей школы в Ленинграде? - спросил Д-44.
     - О чем ты, сынок?
     - Бобзин, Курыкин, Ишаков, Зверев и Голубев. Помнишь их?
     - Ну, помню.
     - Это они меня избили тогда железными трубами и сломали позвоночник.
     - Так я и знала! Но чего же ты молчал?
     - Я их и так наказал.
     - Каким же образом?
     - Когда я понял, что еще немного, и они меня убьют, я собрал всю свою энергию и сбросил их силовым полем с крыши.
     - Каким полем?
     - Силовым. Это сложная физика, долго объяснять.
     - Как же ты их мог сбросить, с переломанным позвоночником?
     - Я же тебе сказал - полем. Это как ударной волной, понимаешь?
     - Н-нда... - мать покачала головой.- А за что они тебя так?
     - Как за что? За то, что еврей. К тому же, умный. Лучше всех учился...
     - Подожди, - улыбнулась женщина, - ты же говоришь, что ты инопланетянин, биоробот.
     - Но для них-то я был твоим сыном. По национальности евреем. Вы же с папой евреи?
     - Слава Богу, что твой отец до этого не дожил...
     - Не знаю... Вдвоем вам было бы легче.
     - Хорошо. Раз ты инопланетянин, почему же тогда тебя не забрали, как только... Ну, ты понимаешь.
     - Потому что я им был нужен на Земле. В любом виде, главное, чтобы, живой. И заменить меня никем было нельзя.
     - Нас поменяли еще в родильном доме, - тихо сказал двойник. - Меня отправили на Цатэл, где я и жил все это время в окружении биороботов. Меня воспитали как человека. На основе информации, получаемой с Земли. Как - не важно. Главное, что это я - твой сын. Как видишь, вполне здоровый и невредимый. Я знаю русский язык, иврит, английский и многие другие языки, прошел курс точных наук, истории и географии Земли, биологии и медицины, социологии и права, к тому же владею многими знаниями цатэлян. Я принесу много пользы землянам. Я знаю, мама, как ты нуждаешься. Теперь я буду зарабатывать деньги, а ты бросишь свою работу уборщицы, и будешь жить, как давно мечтала. Я заработаю много денег, мама, поверь мне...
     - Да не нужны мне твои деньги! И я тебе не мать! Вот мой сын! - она в гневе указала на парализованного.
     Тот покачал головой.
     - Я скоро умру. Моя миссия на Земле подходит к концу...
     - Послушай, сынок! Десять лет я ухаживала за тобой, ночей не спала, все глаза проплакала... Я надеялась на чудо. И вот эта напасть - лейкемия...
     - Это и должно было произойти, рано или поздно. Чтобы генерировать поле, я заимствовал энергию у паравселенной. Через десять лет оттуда пришел радиационный импульс. Вот причина моей болезни. Это была особенная, локальная радиация. Земная наука с такими вещами еще не сталкивалась. И, тем не менее, это факт. Пострадал только я... Все. Моя жизнь кончена. Меня уже ничего не может спасти...
     - Нет, может! - четкий, жесткий голос прокатился по залу.
     Никто не заметил, как он вошел. Это был человек, или похожее на него существо, одетый также, как и двойник Аркадия (вернее, сам Аркадий, двойник Д-44), в легкий белый костюм и мягкие сапожки того же цвета.
     - Д-44 может спасти пересадка позвоночника. Целиком, вместе со спинным мозгом. А донором может стать только ваш сын, Аркадий.
     - Нет! - в ужасе закричал двойник. - Д-29, ты не сделаешь этого!
     - А это уже как решит твоя мать.
     - Я не его мать! - вскочила Лариса Абрамовна.
     - Как вам будет угодно, - Д-29 был холоден и спокоен. - Если вам хочется считать умирающего пришельца своим сыном - пожалуйста! Но знайте - то, что вы сейчас услышали - правда...
     - Нет, нет и нет!
     - Очень хорошо. Итак, - сказал инопланетянин, - кукушонок выбрасывает из гнезда детенышей ласточки, и та кормит его, вместо своих детей...
     - Аркаша - не кукушонок! Он мой сын!
     - Итак, вы согласны на эту операцию? Если да, то уже через несколько дней ваш сын, то есть тот, кого вы считаете своим сыном, биоробот Д-44 возвратится на Землю с новым позвоночником, а еще через какое-то, надеюсь, непродолжительное время, он вернется к полноценной жизни.
     - Господи! За что? - по щекам бледного, как смерть двойника катились слезы.
     - Я согласна...
     - Мама! - крикнул Аркадий. Настоящий Аркадий, человек, двадцать пять лет проживший на чужой планете.
     Лариса Абрамовна закрыла уши руками, чтобы не слышать этот душераздирающий крик...
    
     Прошло пять лет. Д-44, или Аркадий Петрович Грюнман, закончил Тель-Авивский университет и теперь работал рядовым программистом в одной из старт-аповых компаний. Зарабатывал он пятнадцать тысяч шекелей чистыми. Женился. У него родилась дочь. Наполовину человек, наполовину биоробот. Хотя об этом никто не знал. Кроме Ларисы Абрамовны Грюнман. Она жила вместе с сыном и невесткой, такой же репатрианткой, как и они. Квартира у них была большая, хотя и съемная. Они никогда не ссорились. И только иногда, пожилая женщина всматривалась в черное звездное небо, словно ища на нем жестокую и прекрасную планету, по имени Цатэл.
    
     9.10.2000



 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,