ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Татьяна Вяткина
alex beck
Елена Шмидт
Елизавета Притыкина
Григорий Добрушин

Евгений Добрушин

НАВАЖДЕНИЕ

-        Тормози! Тормози, черт тебя подери!

Танк замер, как вкопанный.

-        Ты че, совсем дурной стал, Йорам? Кругом поля! Тебе уже здесь засады мерещатся? – водитель был зол, но команду выполнил сразу.

-        Заткнись, Мойша! Вызываю бригаду саперов! – последнюю фразу Йорам сказал уже в рацию.

-        Чего там у вас стряслось? – отозвался командир саперов.

-        Дорога заминирована.

-        Что, новые разведданные?

-        Самые, что ни на есть, новые.

-        Сейчас будем.

Йорам достал из кармана пачку «ноблеса» и чиркнул кремнием зажигалки. Огня не было. Он снова чиркнул. Тот же результат. Со злости, он шваркнул зажигалку о броню. И проснулся.

«Вот так всегда», - с досадой подумал он и потянулся за протезами. Надо было идти в туалет.

Протезов нигде не было.

«Наверное, мать опять куда-то их убрала. Ну, сколько можно ей говорить, чтоб не трогала мои вещи!»

От неловкого движения руки, одеяло соскользнуло на пол, и он увидел…  собственные ноги! Нормальные, здоровые, целые и невредимые, крепкие ноги молодого парня!

От неожиданности, он сел на постели. Спустил ноги на пол. Вскочил. Здоров! Здоров и невредим!

-        Ура-аа!

Йорам заскакал по комнате, запрыгал на одной ноге, на двух, сделал несколько приседаний.

Но - как? Еще вчера он, ложась спать, отстегнул протезы, положил их под кровать…

Еще вчера он был безногим инвалидом, а сегодня…

Он пошел в туалет. От радости, он никак не мог успокоиться и пописать.

Наконец, справившись с этой проблемой, он слил воду и направился в ванную.

Под душем за занавеской мылась женщина.

-        Извини, мама! – Йорам тут же вышел и закрыл за собой дверь.

«Странно, - думал он, - обычно она закрывает дверь на защелку, когда купается».

Ему некогда было ждать. Он распечатал новую упаковку с зубной щеткой и пастой, почистил зубы на кухне и поставил кипятиться воду в чайнике.

-        С каких это пор ты стал называть меня мамой? – в дверях кухни стояла Рина и вытирала мокрые волосы полотенцем.

-        Рина?! – удивился парень. – Что ты здесь делаешь?

-        Мы же вчера поженились! Ты что, забыл?

-        Поженились? Так ты - моя жена?!

-        Да. Ты не рад?

-        Я? Да я счастлив просто!

Йорам решил, что он сошел с ума. Не бывает столько чудес в один день!

-        Ты и в правду счастлив?

-        Абсолютно!

-        Тогда поцелуй меня!

-        Я?

-        Ну, да! Ты же мой муж. Или нет?

-        Муж. Наверное…

-        Так будешь целовать или нет? – девушка уже начала обижаться.

Он подошел к ней и обнял. Судя по всему, под тонким шелковым халатом, на ней ничего не было. Их губы встретились. Первый раз в жизни он целовался с девушкой. Да еще с какой! В Рину он был влюблен с первого класса…

После того взрыва, он остался без ног. Да, армия дала ему большую пенсию, кучу всяких льгот, но разве все это могло заменить пару самых обычных, но здоровых и крепких ног? Разве мог он «повесить» себя, инвалида, «на шею» этой девушке? Он даже подойти к ней боялся. Ее выдали замуж за какого-то Ицика из Пардес-Каца. Как он его ненавидел! Говорят, тот «закосил» от армии – прикинулся шизофреником. Козел!

-        Между прочим, - сказала Рина,  когда он, наконец, оторвался от ее губ, - брачной ночи у нас с тобой еще не было.

-        Что же мы делали ночью? – удивился Йорам.

-        Как что? – в свою очередь удивилась девушка. – То же, что и все молодожены – деньги считали.

-        И сколько у нас денег?

-        Если учесть, что на свадьбу ушло десять тысяч, то, за вычитом этой суммы, осталось около трех.

-        Не густо.

-        Знаешь, кто дал больше всех?

-        Кто?

-        Твой Мойша.

-        Какой Мойша?

-        Мойша Кацман.

-        Кацман?! Он же погиб!

-        Как погиб? Когда?

-        Тогда! Когда я ноги потерял!

-        Чего-о?

-        Тогда вся команда наша погибла. Я один остался в живых. Только ноги оторвало. Вот до сих пор! – он провел ребром ладони по колену.

-        Прикалываешься? Ну-ну.

-        Ничего я не прикалываюсь. Это все сон! Я знаю! Сон это! И когда я проснусь, снова буду без ног!

От резкой пощечины он чуть не отлетел в сторону.

-        Не смей так шутить! – Рина разозлилась.

Он потер щеку. Щека вся горела от удара. Нет. Похоже, это был не сон.

-        Ты чего меня бьешь? – оторопел он.

-        Потому что, такими вещами не шутят.

-        Я не шучу.

-        Дурак!

Она повернулась и ушла в комнату.

Йорам сел на табуретку и закрыл голову руками. Неужели он сошел с ума?

Надо позвонить Мойше. Он по памяти набрал номер друга.

-        Да, - услышал он в трубке до боли знакомый голос.

-        Мойша?

-        Йорам?

-        Ты жив?!

-        Вроде… А что?

-        А Борис?

-        Что «Борис»?

-        Он тоже жив?

-        Слушай, друган, что с тобой? Ты что, после первой брачной ночи совсем окосел?

-        Так, - Йорам стал тереть лоб. Он еще никак не мог свыкнуться с новой реальностью. – Слушай, Мойша, можно я к тебе сейчас подойду?

-        Подходи. А Рина не обидится?

-        Не знаю. Она, похоже, уже обиделась.

-        Что, у тебя не встал?

-        Ты как был озабоченным, так озабоченным и остался.

-        Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала. Гы-гы!

-        А где Борис?

-        Где, где! В Караганде! В Хайфу уехал два часа тому назад. Домой к себе. Переночевал у меня, и уехал.

-        А Шмулик?

-        И он с ним уехал.

-        Он тоже жив?!

-        Иди к черту!

Мойша повесил трубку.

Йорам подошел к окну. Знакомый пейзаж новостроек все больше придавал уверенности в том, что это явь.

-        Милый… - он почувствовал на своем плече женскую ладонь. – Пойдем…

Рина повела его в спальню.

-        Еще ни один мужчина не видел меня обнаженной, - сказала она.

-        Да? Ты девственница?

-        Удивительно, правда? Сейчас замуж девушками выходят только религиозные.

-        Знаешь, у меня тоже еще никого не было…

Она сделала легкое движение, и тонкий белый шелк упал к ее ногам.

Девушка была божественно красива!..

Не выдержав переполнявших его чувств, Йорам упал перед ней на колени и прижался губами к ее нежному телу…

-        Как я тебя люблю! Милая моя…

А потом было то, что он запомнит на всю свою жизнь…

-        Как мы назовем нашего первенца? – спросила молодая женщина, когда они, удовлетворенные и опустошенные, лежали, обнявшись, в мокрой от любовного пота постели.

-        Моше, - ответил Йорам, не думая.

-        Почему?

-        В честь моего лучшего друга. Которого, я уже один раз потерял, и сегодня приобрел вновь.

-        Ты что, с ним ссорился?

-        Никогда!

-        Ах, да! Слушай, а что это за заморочки у тебя, по поводу инвалидности, что все твои  друзья погибли?

-        Не знаю. Похоже, мне все это приснилось.

-        Ну. Дай Бог!

-        А если родится девочка, мы назовем ее Рахелью, в честь моей прабабки.

-        Это той, что в тридцатых годах приехала сюда из Польши?

-        Из Белоруссии.

-        У меня по материнской линии дед тоже из Белоруссии. А бабушка из Марокко.

-        Марокканка и поляк – самый популярный брак.

Звонок в дверь отвлек их от разговора.

-        Пойду, открою, - сказал Йорам, и стал одеваться.

-        Хорошо. А я посплю еще, пожалуй, - Рина взбила подушку и повернулась на другой бок.

Это был Мойша.

-        Привет, братан! – сказал он, заходя в квартиру.

Йорам чуть не бросился ему в объятья. Полгода назад он был на его похоронах, а теперь вновь видел его живым и здоровым.

-        Чего это у тебя глаза на мокром месте? - спросил Мойша.

-        Да так, - пожал плечом Йорам, - аллергия, наверно.

-        Слушай, - сказал гость, усаживаясь на диван в салоне, - а что ты там нес по поводу меня, Бориса, Шмулика?

-        Что я нес?

-        Ну, что мы, мол, того, гикнулись?

-        Да ладно. Ерунда какая-то приснилась…

-        Кончай врать! Колись, давай! Что случилось?

-        Ладно. Я все расскажу. Но ты решишь, что я спятил.

-        Ничего я не решу. Это психиатры будут решать. Гы-гы!

-        Тогда ничего не буду рассказывать…

-        Ну, извини! Я же пошутил! Никто тебя сумасшедшим не считает.

-        Знаешь, Мойша, я сам не верю своему счастью.

-        Это ты о Рине?

-        Да. И не только это.

-        А что еще?

-        Понимаешь… я… Еще вчера я был без ног!

-        Как это «без ног»?

-        Вот так. Полгода назад мы в Ливане подорвались на мине. Прямо посреди поля, на проселочной дороге. Разведка не знала, что дорога заминирована. В том районе боевые действия не велись. Оказалось, просочилась информация, и арабы узнали о нашем марш-броске. Ну, и заминировали дорогу. Наш танк был первым. Все погибли, кроме  меня. Я остался без ног. Рина потом вышла замуж за какого-то урода из Пардес-Каца. А я жил один с родителями. Получал армейскую пенсию и пописывал статейки в местную газетку…

-        Ни хрена себе!

-        Мне уже ничего не светило, понимаешь? Я был - все – на обочине жизни. До конца дней!

-        Так вот откуда ты знал об этих минах!

-        Что знал?

-        Тебя даже «Шабак» допрашивал с «Моссадом» - откуда ты узнал, что дорога заминирована. Ты остановил колонну за десять метров до мин. Наши тебя до сих пор «ясновидцем» называют. За глаза, конечно.

-        Чудеса!

Приятели замолчали. Мойша достал «мальборо» и закурил.

-        Знаешь, Йорам, говорят, есть параллельный мир. И что иногда эти миры пересекаются…

Щелкнул замок, и дверь открылась. На пороге стояли родители Йорама.

-        Привет, молодежен! – сказал отец.

-        Здравствуй, папа.

-        Здравствуйте, малыши, - для мамы они все еще оставались детьми. – Сейчас будем обедать. Где Рина?

-        Спит.

-        Ну и ладно. Не будем ее будить…

 

 

-        Тормози! Тормози, черт тебя подери!

Танк замер, как вкопанный.

-        Ты че, совсем дурной стал, Йорам? Кругом поля! Тебе уже здесь засады мерещатся? – водитель был зол, но команду выполнил сразу.

-        Заткнись, Мойша! Вызываю бригаду саперов! – последнюю фразу Йорам сказал уже в рацию.

-        Чего там у вас стряслось? – отозвался командир саперов.

-        Дорога заминирована.

-        Что, новые разведданные?

-        Самые, что ни на есть, новые.

-        Сейчас будем.

Йорам достал из кармана пачку «ноблеса» и чиркнул кремнием зажигалки. Огня не было. Он снова чиркнул. Тот же результат.

«Только бы не проснуться, - думал он. – Вдруг, опять окажусь без ног? Вдруг, я опять вернусь в тот мир? Только бы не проснуться…»

 

19.06.05

 




 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,