ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Марзия Габдулганиева

Икар и его брат

Обычно сдержанный и спокойный Илья возбужденно мерил комнату шагами от окна до дивана, где сидела его мать, и говорил, говорил...
  -Ты не понимаешь! Возможности света неисчерпаемы. Энергия окружает нас повсюду, - бери и пользуйся! Не надо изнурять планету, она и так еле-еле нас терпит.
  - Есть куча научных институтов, которые занимаются этим, ученые, а ты всего лишь обыкновенный программист. По силам ли одному объять своим математическим умом, пусть и дотошным, насколько велика эта задача? Боюсь твоего разочарования.
  - Мне иногда кажется, что существует какой-то гениальный программист, создавший нашу Вселенную. И я в ней - лишь звено программы будущего. Вот поэтому и должен использовать свои способности, показать, что есть другой путь развития, с бесплатной и доступной всем энергией, необходимой для жизни. Тогда прекратятся войны, которые идут за владение полезными ископаемыми, тогда с детских лет будут развивать способности, с которыми я родился! Ведь, если они у меня есть, значит, не зря даны!
  - А Данька?
  - И Данька тоже. Ты не беспокойся, я ему не всё рассказываю, а то сразу же начнет все на практике применять, сама знаешь. Да и живем мы далеко друг от друга.
  - Хватит с меня гибели отца! А вы ещё пытаетесь левитацию практиковать!
  
  
***
  Из центра сада, где уютный топчан для посиделок целый день жарился на солнце, общими усилиями деда, сына и внуков его перенесли в дальний закуток. Теперь он расположился среди вишневых деревьев и виноградных лоз. С трех сторон нависали веточки спелых сочных вишен, с четвертой - еще несозревшие гроздья винограда. Мягкая полутень спасала от зноя, и дети, мальчики - погодки, тотчас же заняли всю площадь топчана для игры в солдатики: выстраивали друг против друга армии "зеленых" и "серых" (по цвету игрушек) и разыгрывали бесконечные сражения с попеременной победой, чтобы не было обидно командирам. Вечером они наотрез отказались идти спать в комнату, тогда бабушка с мамой, не споря, вынесли им одеяла с подушками, а сами ушли вечерять у телевизора. Было далеко за полночь, когда мать на цыпочках подошла к топчану, стараясь по возможности не шуршать опавшими веточками и сухими листьями под ногами.
  - Мама, - заворочался младший.
  - Спи, спи...
  - Я не сплю, - заговорил старший, шестилетний Илюша.
  - Давно пора, - укладываясь и уже почти закрывая глаза, пробормотала мать.
  - Очень красиво!
  - Что?
  - Виноград как звезды, и звезды, как виноградины, только подальше и ярче.
  Темное южное небо сверкало россыпью голубых, белых и желтоватых звезд различной величины и яркости, полупрозрачные незрелые виноградины вписывались в эту картину большими матовыми и светло - зелеными космическими светилами.
  - Да, - вздохнула с грустью в голосе, - когда-то и я мечтала туда полететь.
  - К звездам?
  - Видишь вон ту голубую, над головой? Это Вега из созвездия Лиры. Мне всегда казалось, что она близко, и я вырасту и долечу до нее.
  - А кто придумал звезды?
  - Они сами образовались из космической пыли. Наше солнце тоже звезда, только она к нам намного ближе, чем те, которые мы видим маленькими.
  - Почему мы ее не видим сейчас?
  - Земля вращается вокруг Солнца и теперь повернулась к нему другой стороной.
  - Вырасту, долечу обязательно...
  - Долетишь, долетишь, - успокоила засыпающего сынишку мать, укрывая одеялом. Предрассветный прохладный ветерок подул с гор, которые стали проступать на горизонте. Звезды постепенно тускнели и исчезали, уступая место дневному светилу, скользящего розовыми лучами по кромке неба.
  
  С той ночи каждый раз перед сном дети подолгу рассматривали звездное небо, задавали и задавали новые вопросы. Больше интересовался спокойный Илюша. Данька, живчик, отличался неукротимой энергией и, в отличие от старшего, засыпал, едва коснувшись головой подушки. Для ответов на нескончаемые "зачем" и "почему" родителям пришлось вспомнить весь курс школьной астрономии и физики. Отец, физик-атомщик, шутил, что даже ученики - аспиранты не задают ему столько вопросов, как свои дети. Обычные ответы их не устраивали, а законы всемирного тяготения и Кеплера с формулами, как ни странно, вызвали неподдельный интерес. Пришлось даже объяснять, что такое ускорение свободного падения, и почему на Луне вес человека в шесть раз меньше, чем на Земле.
  Первого сентября Илюша пошел в первый класс, и больше не думал о звездах - ему интересней было решать арифметические задачки, которые вызывали в нем способность размышлять, что он подспудно понимал. Обычный школьник обычной школы, он ничем особенным, кроме безупречного поведения и отличной учебы, не выделялся и поэтому всегда был любимчиком учителей. Что греха таить, кто из учителей не любит спокойных и успевающих учеников! Жизнь его шла по накатанной колее. Совершенно неожиданно в шестом классе он попал запасным участником на городскую математическую олимпиаду и занял первое место, вызвав некоторый переполох среди проверяющих учителей. Школьная учительница рассказала позже родителям, что, увидев весьма необычный алгоритм решения задач, она подала на апелляцию. Илюша долго и обстоятельно объяснял комиссии, в чем суть, и с неприметного места в середине списка переместился на почетное призовое. Она же и посоветовала перевести ребенка в математическую школу, по его способностям.
  Сын долго упирался, в конце концов, когда родители отказались его уговаривать, согласился,
  - Хорошо, я перейду, только больше не поеду ни в какой летний лагерь.
  Тысячи раз мать сожалела, что согласилась на безобидное с виду условие: Илья забросил прогулки и все свободное время проводил за письменным столом. Она часто заглядывала к нему в комнату и видела одну и ту же картину: Илья либо что-то сосредоточенно читал, делая выписки в тетрадь, либо сидел, закрыв глаза.
  В сердцах как-то сказала,
  - Хоть бы пошел с братом прогуляться, а то сладу с ним нет, все его где-то носит, не знаю, где искать.
  Ответ последовал незамедлительно:
  - Не мешай мне думать. А с Данькой ничего не случится, я всегда знаю, где он и что делает.
  - Как знаешь? Где он, к примеру, сейчас?
  - Играет на водозаборе. Придет часа через два. Они там плотину делают.
  - Лучше бы к обеду, через час, чтобы не подогревать, - вздохнула, и, спохватившись, - а думаешь о чем?
  - Как о чем? О полете на звезды! Помнишь, ты говорила, что хочешь долететь?
  - Помню. Это же мечта, она не всегда сбывается.
  - Если очень захотеть, сбывается, ты это тоже говорила. А я очень хочу.
  К обеду появился Данька, веселый, запыхавшийся, с порога затараторил,
  - Илья сказал мне, чтобы я срочно шел домой, а то обед остынет, и ты будешь ругаться. Я за десять минут добежал.
  - Данька! - сердито окрикнул Илья.
  Охнув про себя, мать стала накрывать обед. Минимум времени, чтоб бегом добежать домой от водозабора - тридцать минут.
  - И давно вы так?
  - Что? - братья вскинулись, как нашкодившие котята.
  - Бега...перемещаетесь...
  - Это все Илья! Он мне рассказал, что делать, а я попробовал. Сильно захотеть и представить то место, и все. Ты не будешь ругаться?
  - За что?
  - Я в школу хожу, не одеваясь. Выхожу и думаю, что у меня всего одна минута. Вроде бы идти десять, а мне хватает минуты. Немного только холодно зимой.
  - А что Илья?
  - Он ругается, говорит, что надо сначала все вычислить, а потом делать.
  Илья демонстративно отвернулся спиной и не вмешивался в разговор. В голове матери ясно прозвучали его слова "все равно долечу до звезд".
  - Слушайся брата, он старше, ему видней. А сейчас обедать.
  - Спасибо мама, - завершил Илья мысленный диалог.
  
  
***
  Перебинтованный с ног до головы Данил лежал в больничной палате и виновато смотрел на мать. Говорить он не мог, но и без этого они прекрасно понимали друг друга.
  - Это я виноват... Я в гости приехал. Илья рассказал мне свою теорию...
  - Он обещал не говорить тебе!
  - Всё не говорил, но и так всё понятно и легко - нужно представить себя наконечником стрелы, направленной туда, где хочешь очутиться... помнишь, мы так в детстве баловались?
  - Помню...
  - Илья меня всегда ругал, что я сначала сжимаю время, потом представляю, а надо наоборот. Говорил, что скоро стану старше его, а он не хочет быть младшим братом такого балбеса.
  - И?
  - Он же программист, все ходы у него последовательно расписаны, а я физик. Как только сказал, что стрела должна быть из света... не плачь... я найду способ его вернуть!
  - Где?
  - На Солнце. Ему пришлось лететь вдогонку и отшвырнуть меня обратно, истратив всю свою энергию. Он теперь - Свет. Программу перехода назад, в материю, не успел дописать.
  
  Мать подошла к окну, отодвинула жалюзи. Зима. Хрупкие ветви рябины согнулись под утренним инеем, на подоконнике и на земле лежит снег, вдали виднеется речка, скованная льдом. Всё кругом застыло и заморозилось, как ее сердце сейчас. Теплый солнечный луч, вынырнув из-за горизонта, заскользил по лицу, осушая обильные слезы, лаская и согревая.
  



 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

SetLinks error: Incorrect password!

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,