ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Татьяна Вяткина
alex beck
Елена Шмидт
Елизавета Притыкина
Григорий Добрушин
Евгений Добрушин

Непорочное зачатие


Не смотря на свои тридцать лет, Хаим Гопник был жутко озабоченным парнем. Казалось бы, что к такому возрасту уже давно надо перебеситься. Но Хаим так любил женский пол, что кидался на любую «юбку». Каждую неделю он менял подружек. Знакомился везде, где только можно: на улице, в магазине, в баре, на дискотеке. Его анкета была почти на всех сайтах знакомств. Он был высок, красив и нагл. Перед его обаянием не могла устоять ни одна девушка. Свои победы он записывал в специальную книжечку, где каждый «сбитый мессершмидт» помечал отдельной звездочкой. И еще туда он записывал время, которое уходило на «атаку» - от момента знакомства до «постели». Его рекорд был 21 минута. Но он считал, что это не предел.

В тот день он зашел к своему приятелю Алексу Гутману.

Алекс был «человек не от мира сего». Занимался теоретической физикой, верил в Иисуса Христа и был девственником. Жил он недалеко от улицы Герцля, в маленькой квартирке с балконом. Квартирка ему досталась от родителей, которые год тому назад купили себе большой дом в Рамат-Авиве. Они недавно разбогатели, выиграв в Лотто  двадцать миллионов шекелей.

- Слушай, Алекс, - начал разговор Хаим. – Почему ты все никак не женишься? И подруги у тебя нет.

- Я об этом думаю, - ответил ему Алекс, сделав очень серьезное лицо.

- Правда? И что, уже есть кандидатура?

- Я, как раз, собираюсь за ней отправиться, - многозначительно произнес он.

- Поздравляю! – искренне обрадовался Хаим. Наконец-то его друг станет настоящим мужиком! А то, все физика, физика…

- И где живет твоя невеста? – спросил он.

- В Нацерете, - ответил Алекс.

- Что, неужели – арабка? – в Нацерете жило много арабов-христиан.

- Нет. Стопроцентная еврейка.

- И что, тоже верит в твоего Иисусика?

- Пока нет.

- Ааа-аа…  Так ты ее агитировать собираешься?

- Не собираюсь. Ее не надо будет агитировать. Она сама в него поверит. Когда он у нее родится.

- Чего-о?!

- Я женюсь на деве Марии!

- Так и знал! – воскликнул Хаим. – Я так и знал, что этим кончится! Твое увлечение христианством доведет тебя до психушки…

- Я не сумасшедший. В нашем НИИ получили первый темпоральный модуль.

- А это что за хрень?

- «Машина времени». Знаешь что это такое?

- Врешь!

- Вот те крест!

- В церкви будешь креститься…

- Не веришь?

- Нет.

- Смотри! – Алекс открыл дверь в свой маленький кабинет, и Хаим увидел странное сооружение из металла и пластика.

Внешне оно походило на обычный унитаз. Но вместо бачка там была небольшая антенна.

- Это и есть твоя «машина времени»? – спросил недоверчиво Хаим.

- Да. Сейчас она настроена на минус первый год. То есть, первый год до Новой Эры.

- А как ты ее сюда притащил?

- Взял из лаборатории. На время.

- И что?

- Я на ней отправлюсь в прошлое, найду деву Марию, женюсь на ней и стану, как Иосиф – нареченным отцом Иисуса Христа. А Марию заберу сюда, в двадцать первый век. Она родит Мессию, и он спасет наш мир.

- Ты точно трахнутый на голову!..

- Сам ты трахнутый! – Алекс, вдруг, взвился. – Тебе бы только присунуть кому! Ты, вообще, думаешь не головой, а головкой!

- Ладно, ладно! Не заводись! – Хаим не хотел ссориться с другом из-за такой ерунды. – Ты хоть управлять этой штуковиной умеешь?

- А чего тут уметь? Вот, смотри! – Алекс подошел к «унитазу». – Вот шкала. Вот кнопки. Здесь выставляешь дату, куда хочешь отправиться. Здесь – время прибытия. Вот это – индикатор аккумулятора. Он рассчитан на два прыжка – туда, и обратно. Здесь – кнопка пуска. Сюда садишься. Все, что ты держишь в руках и на себе – отправляется вместе с тобой. Все элементарно!

- Да уж…

На секунду Хаим задумался. И тут в его мозгу возник план! Да, такая птичка в его сети еще не попадалась…

- Слушай, Алекс, да такое открытие обмыть надо! Это же черт знает, какое событие! «Машина времени»! Это же Нобелевка!

- Да. Это Нобелевка. И я думаю, это вполне естественно, что отцом Иисуса будет нобелевский лауреат. Впрочем, мы еще не подали заявку…

- Успеешь, все успеешь! Значит так! Готовь закусь, а я за «водовкой» сбегаю…

- Ты же знаешь, Хаим, я не пью! – возразил Алекс.

- За чужой счет пьют даже трезвенники и язвенники. Классику знаешь?

- Ты все со своими совковыми глупостями…

- Все! Короче – накрывай на стол! Через десять минут я вернусь, - Хаим был уже в дверях.

Когда он вернулся с бутылкой «Абсолюта», Алекс только успел пожарить яичницу. Но пить наотрез отказался. Бутылка осталась нераскупоренной.

«Что же делать? Что же делать?» - лихорадочная мысль металась в мозгу Хаима.

- Что-то у меня голова болит, - сказал Хаим. – У тебя есть «оптальгин»?

- Есть. Там, в холодильнике все лекарства.

Хаим открыл холодильник и стал осматривать полочку с лекарствами. Наконец, он нашел необходимое! Но это  был совсем не «оптальгин». Это был «задорм». Снотворное. Достаточно сильное. Особенно, если взять две таблетки…

Яичница получилась вполне неплохо. Но аппетита у Хаима не было совершенно. Поэтому он только попил чай, все это время исподволь наблюдая за другом. И как только тот отвлекся на телефонный звонок, он бросил ему в стакан с чаем две таблетки «задорма»...

Через час Алекс уже крепко и сладко спал в своей комнате.

- Ну-с! – сказал себе Хаим, потирая ладони, - приступим!

Он уселся на сиденье «машины времени», проверил дату прибытия и нажал «пуск».

Моментально погас свет. Стало абсолютно темно. А потом, также внезапно, Хаим увидел себя на вершине зеленого холма под открытым небом, в пронзительной синеве которого сияло алое солнце. Солнце первого года до Новой Эры.

Хаим слез с «унитаза». Потянулся, поприседал… Все в порядке!

«Так. Где же наша «святая целочка»?» - подумал он.

Хаим и Алекс жили в Нацрат-Элите – небольшом еврейском городе, по соседству с христианским Нацеретом. В библейские времена его еще не существовало.

Хаим  повернул на запад и стал спускаться с холма. Внизу его ждал  Назарет.

Это был маленький городок, почти деревня, с жалкими лачугами и масличными деревьями вокруг.

При входе в город, Хаим встретил молодого еврея.

- Шалом! – сказал Хаим.

- Шалом-у-браха! – ответил тот.

- Скажи, друг, где тут живет девушка, по имени Мария? – спросил Хаим на иврите.

- Нет тут никакой Марии, - сказал человек. – Может, ты ищешь Мирьям, жену плотника Иосифа?

- Как, она уже вышла за него замуж?!

- Да, год тому назад.

- Вот досада! Опоздал! Опоздал! – Хаим понял, что его план трещит по швам. Второй попытки быть не могло – заряда аккумулятора «унитаза» хватало только на обратный путь. А потом он будет уже вне досягаемости. Алекс ему второго шанса не даст. Вернет «машину» в НИИ – и с концами!

- А ты, никак, свататься к ней пришел? – спросил назаретянин.

- Да. Свататься.

- Надо же! – воскликнул молодой еврей. – За нашу Мирьям пришел свататься такой знатный жених! Твоя золотая цепочка, наверное, целое состояние стоит?

- Нет. Всего тысячу шекелей, - сказал Хаим, поправляя золотую цепочку с Маген Давидом на своей груди.

- Тысячу шекелей! О, Всемогущий Господь! Да ты сказочно богат! И одет не по-нашему…  Кто ты? Купец?

- Ага, - соврал Хаим. – Я купец.

- Пойдем ко мне в дом, я накормлю тебя по-царски! Это великая честь для меня, познакомиться с таким человеком!

Хаим вспомнил, что давно не ел.

- Спасибо, тебе, друг! Я, и в самом деле, очень голоден…

- Ты меня уже второй раз называешь другом! – восхитился юноша. – У меня сегодня великий день!

Они пошли в город.

- Как тебя зовут, странник? – спросил назаретянин.

- Хаим. Хаим Гопник.

- А меня – Иона. Я сын пастуха Шломо.

- Это хорошо, - сказал Хаим, и подумал: «уж не Иоан-ли это Креститель?»

- Ты знал моего отца?

- К сожалению, нет.

- Он умер три года назад. Откуда ты родом?

- Из Хайфы, - опять соврал Хаим.

- А почему у тебя такое странное прозвище – Гопник? Что оно означает?

- Не знаю. Мой отец был Гопник. Мой дед был Гопник. Вот и я, тоже, Гопник.

- А в Хайфе много Гопников? – спросил уважительно Иона.

- Да, хватает. Гопников везде хватает…

- А почему ты  пешком? Где твой конь?

- Мой конь издох. Я так спешил увидеть Мирьям, что загнал коня, - Хаим не любил врать. Но не рассказывать же ему про «машину времени»!

- Слушай, зачем тебе Мирьям? Она, конечно, красавица, но у нас в городе есть невесты куда лучше!

- Про Мирьям я прочитал в одной книге, - сказал Хаим. – Это священная книга.

- Правда? Что это за книга?

- Это Библия.

- Не знаю такой. Это не еврейская книга?

- Нет. Она на другом языке.

- О, ты знаешь языки!

- Да. Я знаю еще два языка.

- Какие?

- Русский и английский.

- Не слышал о таких…

- Слушай, Иона. А как можно увидеть эту Мирьям?

- Ой, странник… Нельзя смотреть на чужих жен!

- Да я ничего ей не сделаю! Мне бы только взглянуть на нее!

- Грех это! Большой грех! Или ты заповедей не чтишь?

- Чту, чту, - поспешил его заверить Хаим. И вспомнил, как он еще вчера объедался свининой в русском ресторане.

- Смотри, старый Иосиф очень сильный муж. Рука у него тяжелая. А ты безоружен…

«Черт, - подумал Хаим, - надо было «глок» захватить! Как я забыл! Воистину, поспешишь – людей насмешишь…»

- Скажи, Иона, а, правда, что Иосиф, того, слаб с женщинами?.. Говорят, что Мирьям все еще невинна?

- Злые языки… Хотя, это правда. Не надо над этим смеяться, Хаим! У них очень хорошая семья. Иосиф очень любит свою жену.

- Да я и не смеюсь. Жалко девушку…

- Ты себя пожалей! Не ровен час, нападут на тебя разбойники, а у тебя даже ножа нет!

Так они дошли до жилища Ионы.

Тот жил один, в маленькой лачужке на краю оливковой рощи.

Надо сказать, что трапеза была не ахти какой шикарной. Хотя ради дорого гостя Иона зарезал единственного барана и приготовил очень вкусное мясо с оливками, лепешками и всякой зеленью.

От вина Хаим отказался, так как боялся, что на пьяную голову наболтает лишнего. Зато Иона, на радостях, выпил целый кубок. Ну, кубком это можно было назвать с большой натяжкой. Внешне он походил на обычный медный стакан с грубыми и примитивными рисунками.

Когда Иона захмелел, Хаим опять завел разговор о цели своего пребывания.

- Иона, я тебе предлагаю сделку! – сказал он.

- Какую? – оживился молодой еврей.

- Я тебе подарю свою золотую цепочку, а ты мне покажешь Мирьям.

На минуту лицо парня озарила радостная улыбка. Но потом его взяли сомнения…

 Хаим не мешал ему думать. Он знал, что его предложение не просто очень заманчивое. Это, как джокер при четырех тузах!

- Хорошо! – наконец сказал Иона. – Я согласен. Завтра Мирьям с другими женщинами пойдет в микву. Я тебе покажу, где  это. Там есть одно укромное местечко…

- А ты откуда знаешь? – ухмыльнулся Хаим.

- Знаю… Ребенком там подглядывал, - юноша покраснел.

- Ах, Иона!.. – погрозил ему пальцем Хаим.

- Я уже пожертвовал деньги на Храм. Господь простит мне мои прегрешения юности.

- Конечно, простит. Ты хороший парень, Иона!

- Спасибо, Хаим! Эх, никогда не думал, что у меня будет такой друг! – сказал Иона и снова отхлебнул вина из медного стакана.

- А как мне узнать Мирьям? – вернул Хаим своего собеседника к прежней теме разговора.

- Узнать ее легко: у  Мирьям на левой щеке маленькая черная родинка. Вот здесь! – он показал на себе. – Ни у кого такой родинки нет…

Он вздохнул.

- Пошли, я покажу тебе микву! – он поднялся.

Когда они вышли на улицу, уже начало смеркаться. Чуть покачиваясь, охмелевший  Иона повел Хаима к заветному месту.

Хаим с интересом поглядывал по сторонам, запоминая дорогу.

«Любой историк полжизни бы отдал, чтобы оказаться на моем месте!» - думал он, ступая по мягкой пыли.

- Скажи, - вдруг спросил его Иона. – А что было написано про Мирьям в этой священной книге?

- Там было написано, что она родит Мессию.

- Правда? Наша Мирьям?!

- Да. Мирьям из Нацерета. И назовет его Иегошуа. Иегошуа-а-Машиах.

- Великий Господь! Наконец-то! Придет Машиах! Слава Великому Элохиму! Эх, какой я был дурак, что не посватался к Мирьям! А ведь она нравилась мне…

- Чего же не посватался?

- Бедная она. Из самой бедняцкой семьи нашего города. У них даже осла нет.

- А у тебя есть?

- А ты что, не видел? Во дворе!

- Не обратил внимания…

- Я тебе его подарю!

- Зачем?

- Как – зачем? Твоя золотая цепь стоит тясячи таких ослов! Я бы тебе и коня подарил, да нет у меня коня. А осел есть. И он теперь твой!

- Но что я с ним буду делать? – удивился Хаим.

- Как – что? Поедешь на нем в Хайфу! Не пешком же идти такому уважаемому человеку!

- Скажи, Иона, а сколько лет этой Мирьям?

Девушка никак не шла из головы Хаима.

- Шестнадцать недавно исполнилось.

- А тебе сколько?

- Мне? Семнадцать. А ты какого возраста будешь?

- Мне тридцать лет.

- Тридцать лет?! Да ты глубокий старик! Никогда бы не подумал…

В те времена люди жили очень мало. Редко кто доживал до тридцати лет.

Между тем, наши герои дошли до нужного места.

- Смотри, вот в этом строении – миква. Там - пруд. А вот здесь можно спрятаться. Увидишь все с близкого расстояния. Только – никому не говори! И берегись старого Иосифа! Узнает – плохо тебе будет…

- Спасибо тебе, друг! – сказал Хаим, и снял свою золотую цепочку с Маген Давидом.  – Это тебе! Как и обещал.

- Будь благословен ты, Хаим! – Иона опустился на колени и попытался поцеловать кроссовки Хаима. Только сейчас он поверил в свое счастье.

- Ну, ну… Перестань! Это лишнее!.. – Хаим, аж, растерялся. Ему было жутко неудобно за своего предка.

Иона поднялся с колен, пряча за ворот рубашки драгоценный подарок…

Когда они вернулись домой к Ионе, уже стемнело. На небе взошла полная луна, и от олив потянулись бледные тени. Было тихо и темно. В кустах трещали цикады, где-то ухал филин, иногда между веток деревьев мелькали крылья летучих мышей.

Хаим, уставший за день, лег на циновку у входа в избушку, и сразу провалился в сон…

Проснулся он от того, что кто-то сильно тряс его за плечо:

- Вставай, Хаим! Вставай! Мирьям проспишь!

- А?  Что? Где я? – спросоня, Хаим заговорил по-русски.

- Что это ты сказал? – удивился Иона. Это он разбудил Хаима.

- Что я сказал? – теперь разговор шел уже на иврите. – Ничего я не сказал. Приснилось что-то…

Хаим быстро вспомнил события вчерашнего дня.

Плотно позавтракав остатками вчерашнего пиршества и  запив еду чистой родниковой водой, Хаим пошел «на дело».

Вскоре, он был уже у миквы.

Спрятавшись за большим валуном в зарослях орешника, он стал ждать.

Женщины появились, где-то, через полчаса. Их было пять. Две на вид лет сорока (хотя, наверняка они были гораздо моложе; в древней Иудее старели рано). Одна молодая красотка, и две  совсем юных девушки. У одной из них на левой щеке была маленькая черная родинка…

Пройдя в помещение миквы, они не спеша разделись и так же не спеша погрузились в проточную воду пруда.

 Сначала Хаим видел их только со спины.

Женщины произносили необходимые молитвы, но его это мало интересовало. Он ждал главного.

И вот они стали выходить из воды…

Хаим на миг почувствовал себя тринадцатилетним мальчишкой, подглядывающим за женщинами в раздевалке душевой.

Теперь он смог рассмотреть Деву Марию во всех подробностях.

Она была прелестна!

Маленькие грудки с острыми, вставшими от холодной воды, сосками, ладная фигурка подростка, нежные покатые бедра с темным треугольником Венеры между них, стройные ножки…

На лицо он почти не смотрел. А что? Девушка, как девушка… Сколько у него было таких…

Мысль о том, что он видит совершенно голую Богоматерь, так возбудила его, что он не сдержался…

Разумеется, овладеть ею он не мог. Во-первых, здесь было полно свидетелей. Во-вторых, он никогда не применял силу против женщин – на это у него было железное табу. А уговорить замужнюю девушку на прелюбодеяние, де еще за такой короткий срок – совершенно невыполнимая задача. В-третьих, Гопник побаивался Иосифа, мужа Марии. В случае конфликта, парень был бы явно в менее выигрышном положении. Поэтому, Хаим решил пойти по пути наименьшего сопротивления.

Приспустив джинсы и трусы, он схватил свой восставший «жезл» и стал наяривать его так, как давно уже не наяривал. Последний раз он этим занимался лет пятнадцать тому назад…

Оргазм пришел в тот момент, когда Мария подняла руки, вытирая волосы и показывая густую поросль подмышек…

Струя семени ударила горячим фонтаном и, пролетев по дуге, упала на холодный камень миквы…

«Кайф…» - Хаим устало опустился на землю и закрыл глаза.

Прошло минут пять.

За это время женщины успели одеться, и вышли из помещения.

И только юная замужняя дева все сидела на камне, разглядывая улитку, ползущую к пруду.

Хаим поднялся, натянул трусы и брюки, застегнул молнию на ширинке и ремень.

«Что ж, - подумал он. – Пора домой!»

Последний раз он глянул на юную Мирьям. Девушка сидела к нему спиной, голой попой как раз на том месте, где приземлилась его сперма.

«Однако! - мелькнула у него мысль. – Да нет… Это мало вероятно…»

Обратный путь занял всего час. Осел, подаренный Ионой, довез его до того места, где Хаима ждал «темпоральный модуль». Наш путешественник отпустил ослика, и тот медленно побрел обратно к своему старому хозяину. После этого, он уселся на «унитаз» и…

Вскоре, Хаим был снова в квартире Алекса, в своем времени, таком милом и родном.

Ученый, правда, устроил ему взбучку, когда, проснувшись, увидел, что аккумулятор «унитаза» разряжен. Он, конечно, сразу обо всем догадался. Нет, они не подрались, но здорово поругались. Впрочем, ссора длилась не долго.

- Скажи, Хаим, так что, неужели, ты ее трахнул? – спросил Алекс друга, когда тот рассказал ему, с какой целью он похитил «машину времени».

- Нет никакой Марии! - соврал ему Хаим. Он не хотел, чтобы Алекс узнал о его неудаче. - В Нацерете была только одна Мирьям - старуха с детьми  и внуками. А плотника ихнего звали, вообще, не так.

- А как?

- Шломо его звали, понял?  Так что, фигня это все. Сказки!

- Так я и знал!

Горю Алекса не было границ…

Но все проходит (как было написано на кольце царя Соломона).

И это тоже прошло.

А между тем, семя Гопника, с камня попавшее на лоно Марии, проникло внутрь, и далее, сквозь маленькое отверстие в девственной плеве, которое есть у каждой девушки, пробралось в святая-святых…

Через некоторое время, один, самый настырный живчик добрался до своей цели. А еще через девять месяцев девушка родила мальчика. Малыша назвали Иегошуа…

 

22.03.2012



 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,