ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Светлана Рыжкова

Аут

 Эволюция человека продолжается. Кто он - человек будущего? Какой он? И есть для него место на Земле? Ответы на вопросы могут быть неожиданными. 

Так тихо бывает только в горах.

Андрей уверенно поднимался по узкой тропе вдоль обрывистой каменной стены. Скала, к  которой он время от времени прикасался ладонью, отвечала то тёплой вибрацией, то ледяным холодом. Смотря что пряталось в вековой толще. Над головой – пронзительно синее небо, яркое слепящее солнце. Куда ни кинь взгляд – дикая красота вершин Каракорума. И – тишина…

А вот и нет! Тихое шуршание тревоги в области висков – это ирбис. Снежный барс притаился на горизонтальном козырьке над тропой. Человек слегка улыбнулся. «Не бойсь, не трону. Не до тебя сейчас. Я ищу другого живого».  Андрей послал лёгкий ментальный сигнал и дикая кошка, расслабившись, замурлыкала в голос.

Пара французских альпинистов пропала вчера. Очередные  любители Big Wall отправились на маршрут без проводника. Самоуверенные глупцы! На станции хватились к середине дня. За полдня можно было уйти далеко. Вечерние поиски не увенчались успехом, а рыскать в поисках пропавших по скалам ночью – занятие пустое и опасное.

Андрей, прислушиваясь внутри себя, продолжал движение по маршруту. Если хоть один из пропавших жив, спасатель обязательно «услышит» живое присутствие человека. Как это происходит – Андрей не знал. Он с детства такой. На Пятой Станции Транто-Тауэрс никто не спрашивал: как он один - без собак, без партнёров - находит в горах «потеряшек». Поэтому он здесь. Здесь не задают лишних вопросов. И ещё – здесь очень тихо.

«…Симптомы аутизма возникают вследствие изменений в различных системах мозга, происходящих во время его развития. Несмотря на обширные исследования, до полного понимания этого процесса еще далеко. В настоящий момент неясно, что больше влияет на возникновение изменений аутистического спектра: взаимодействие множества генов, либо возникающие в организме мутации. Число людей, у которых обнаружен аутизм, начало резко увеличиваться с 80-х годов прошлого века, отчасти из-за изменившихся подходов к диагностике. Сегодня уже ясно, что прогрессирующее  распространение  аутизма – неоспоримый  факт…» (из доклада проф.Кристофа Далтона на заседании Всемирного Комитета по исследованию эволюции Человека, Сидней, октябрь 2087 г.)

             Андрей не любил вспоминать детство. Это было в городе. Андрей даже не помнил его название. Всё время было очень громко. Мысли и эмоции людей грохотом водопада глушили все его личные переживания. Маленький мальчик хотел спрятаться в раковину глухоты, немоты, пустоты… Чуть легче было дома. С мамой, с папой. В своей маленькой комнате с приспущенными жалюзи Андрей любил «слушать» как мама готовит еду, как папа работает в кабинете, как родители любят друг друга и всё время думают о нём, о своём Андрейке. А потом случилась специальная школа. Там все дети были такие, как он – тихие, в своих раковинах. Хорошие женщины и мужчины  учили Андрея писать, читать, считать. На самом деле ему не надо было ничего объяснять. Он всё знал, как только учитель садился рядом. Но делал вид, что внимательно  слушает. А на самом деле учился «выключать» в голове этот дикий шум их мыслей – о чужом доме, о чужих близких, о чужой боли, радости, любви, ненависти. Андрей знал, что он не такой, как все люди. Все дети здесь не такие. Но они мало общались между собой.

            Потом не стало мамы. Её просто не стало. Совсем. Это называется  - умерла.  Папа забрал Андрея и уехал из города в маленький посёлок. Там было гораздо тише. Там можно было быть почти как все. Там Андрей начал разговаривать и даже смеяться.

 «…при аутизме отмечены изменения во многих участках мозга, но как именно они развиваются — неясно. В настоящий момент неизвестны методы, способные полностью излечить от аутизма. Не существует и единой оптимальной  терапии; она, как правило, подбирается индивидуально Неизвестно, приводят ли существующие  программы для детей к значительным улучшениям после их взросления, а скупые исследования эффективности взрослых программ говорят о смешанных результатах.

Специалистами нашей группы разработана методика точной  диагностики истинного аутизма …» (из доклада проф.Кристофа Далтона на заседании Всемирного Комитета по исследованию эволюции Человека, Сидней, октябрь 2087 г.)

             Стефан Джамбра - начальник  Пятой Станции на Транто-Тауэрс – помотался по свету и много разных людей повидал на своём веку. Переломанный во время многочисленных восхождений на вершины и собранный по частям в клиниках, он бросил свои старые кости здесь, у подножия Каракорумских  отвесных скал и покрытых ледниками горных хребтов. Поэтому Стефан спокойно воспринял появление час назад на посадочной площадке  конвертоплана необычной конструкции, а сейчас так же невозмутимо слушал седого учёного, поглядывая на  его рыжеволосую, молчаливую, молодую спутницу.

            - В проекте «Space-aut» задействовано несколько сотен человек. Разбитые на группы, участники заняты подготовкой в разных экстремальных зонах Земли. Нам важна не только физическая выносливость, но и развитие способности к быстрой акклиматизации в необычных условиях, – профессор Далтон прихлёбывал горячий ароматный чай. - Сейчас, к примеру,  мы организовали временные поселения в Гоби, центральной Австралии, Антарктиде и Гренландии, в Андах. К вам мы планируем привозить небольшие группы аутов. Человек по двадцать в один заезд.

            - Привозите, если нужно, - Джамбра пожал плечами. – Места хватит. Сейчас не сезон для туристов-любителей. Целый  корпус пустует. Там только Андрей и живёт в угловом номере.

            - Кто такой Андрей? – Девушка перебила старого альпиниста.

            - Пола… - профессор нахмурился.

            - Да ничего, всё нормально. Андрей – наш проводник и спасатель. Классный. Только нелюдимый. Ещё  подростком регулярно приезжал с отцом к нам. Ходили по маршрутам всегда вдвоём. Когда парень похоронил отца – переехал на Станцию. Так и живёт здесь безвылазно. Один только  раз на могилы родителей ездил – куда-то в Сибирь. Вроде русские они. Русские все странные. Хороший парень. Я вам его в помощники определю. Лучше Андрея никто в горах не ориентируется.

Девушка, терпеливо дослушав, вышла на улицу. В окно было видно, как неторопливым шагом она направилась к стоящему в отдалении двухэтажному корпусу.

            - Мать Полины - русская. Её прах развеян над океаном. Она так хотела, - Далтон поставил чашку на стол. – Не сердитесь на девочку. Она  тоже аут. Общаться с ними не  просто, но вполне возможно. Пола - моя лучшая помощница, член команды. Пилот и штурман – каких мало. Что бы я делал без неё?..А и крепкий же у вас чаёк, мистер Джамбра!

            - Можно просто Стеф. «Старина Стеф» – привык я так, -  Пойдёмте, покажу вам  комнаты. Кстати, откуда ваша дочь знает, что это именно тот корпус?

            - Ауты… - профессор улыбнулся. - Они многое узнают быстрее нас.

 «…до 60 % лиц с особенностями аутистического спектра демонстрируют необычные способности, простирающиеся от узких обособленных навыков, вроде запоминания незначительных фактов, до чрезвычайно редких талантов. И процент этот стремительно увеличивается…Наша группа пришла к выводу – аутизм не является болезненным состоянием психики. Аутимз – есть результат эволюционирования мозговой деятельности. Аутизм –  неожиданно резкий прогрессирующий скачок в развитии человечества. Любая терапия в данном случае губительна для личности. Необходимо не подавлять признаки аутизма, но создавать все условия для дальнейшего развития индивидуальных способностей  аутистов (аутов)…» (из доклада проф.Кристофа Далтона на заседании Всемирного Комитета по исследованию эволюции Человека, Сидней, октябрь 2087 г.)

             Мужчина был жив. Потеря сознания вызвана болевым шоком от удара при падении. Сломаны ноги, несколько рёбер. Снять боль для Андрея не представляло труда. Несколько успокаивающих мысленных уколов – и скалолаз задышал спокойно. Пусть теперь поспит. С  женщиной всё сложнее: видимых повреждений нет, но паника, затем утрата чувства реальности, ступор, мышечный спазм. Можно понять – новички, сложный маршрут. А тут ещё барс решил поиграть с людьми в охоту. И ведь не голодный был, котяра. Нашёл себе игрушки на скалах! Так и слетело в пропасть всё снаряжение. Всё понятно. Андрей включил сигнал личного навигатора и, в ожидании винтолёта со Станции, занялся женщиной.

            Спасатели загружали покалеченного альпиниста в винтолёт. Пришедшая в себя женщина хлопотала возле друга. Андрей развернулся и двинулся обратно по маршруту. Парни со станции даже не окликнули вслед. Он такой, Андрей. Привыкли.

            Ирбис всё ещё дремлет на скальном козырьке, греется на солнце. Пока не убежал - надо отбить у зверя охоту играть с человечками. Ещё подстрелит кто-нибудь снежного барса со страху. Пусть лучше боится людей и обходит стороной. Это тоже несложно. Зверь – не человек. Мысленный фон простой, несуетливый. Инстинкты и совсем немного тщеславия. Знает, красавец, себе цену.

            И что-то очень непонятное слышится Андрею со стороны Станции. Взволнованное бормотание Старины Стефа. И ещё – новые шумы. Чужие, тревожные, манящие. Яркого цвета, как апельсин. И сладкие, с горьким послевкусием.

 «…хотя основные проблемы остаются, симптомы часто сглаживаются с возрастом. У некоторых повзрослевших аутов наблюдаются умеренные улучшения в коммуникативной сфере, однако у изрядного числа эти навыки ухудшаются. Общество обычных людей тягостно для них.

Ауты отнюдь не предпочитают одиночество — им сложно завязывать и поддерживать дружеские и партнерские отношения. Чувство одиночества у них связано скорее с низким качеством имеющихся отношений, нежели с небольшим числом друзей...» (из доклада проф.Кристофа Далтона на заседании Всемирного Комитета по исследованию эволюции Человека, Сидней, октябрь 2087 г.)

             Следующие дни наполнились суетой и беспокойством.

Далтон, потратив с утра в блоке связи часа два на переговоры с «землёй», развил бурную деятельность на территории Пятой Станции. Старина Стэф сбился с ног, принимая в день по нескольку рейсов с проектным оборудованием, пытаясь выполнять категорические распоряжения профессора и одновременно поддерживать дисциплину в своём хозяйстве. Ибо в спасателей и проводников вселился бес перемен. Людей можно понять – жизнь на Станции однообразна. Новые впечатления и заботы не будут лишними. Поэтому Джамбра только кряхтел, с трудом сохраняя остатки своей невозмутимости.

            С первым же рейсом грузового винтолёта прибыло несколько больших ящиков, которые под личным присмотром Полы были аккуратно распакованы. Девушке понадобилось несколько часов, чтобы из непонятных конструкций «родился» маленький двухместный аппарат. Нечто среднее между лёгким конвертопланом и вертолётом горных спасателей. Полина молча колдовала с настройками управления, а после, сделав несколько пробных кругов над станцией, ушла в свою комнату и не показывалась до вечера.

            Теперь Андрей и Полина, едва позавтракав, улетали в горы на целый день. Только сейчас он понял, какое это наслаждение – абсолютное взаимопонимание с партнёром. Впервые Андрею хотелось не укрыться в своём мироощущении, а с радостью делиться жизнью. Пола управляла аппаратом виртуозно, зависая над узкими провалами, приближаясь к скалам так близко, что можно было дотронуться рукой до шершавой поверхности. Им не нужно было много слов, чтобы решить, подходит ли тот или иной из предложенных Андреем маршрутов для будущих тренировок, или путь слишком прост. Они оба  знали  как и что должно быть.  Девушка поворачивала машину под крутыми углами, повинуясь одному только взгляду проводника. Тут же мысленно делала все расчеты и закладывала схемы в память машины. Полина и в самом деле была великолепным штурманом, прирождённым математиком.

            И одновременно они разговаривали. Если это можно было назвать разговором. Образы – яркие, объёмные -  один за другим появлялись в  сознании Андрея. И тут же, благодаря мягким прикосновениям мыслей Полины, становились понятными. Вот так выглядит Центр исследований эволюции человека в Сиднее. Базы подготовки в жарких земных пустынях. А это – проект поселения колонистов на Луне. Остроконечные горные цепи, окружающие жилища людей… аутов. Моря пыли, в которых можно утонуть. Палящее солнце и  смертельный ночной холод. Новые планеты, новые колонии, новые сообщества, новые люди… ауты. Через несколько дней Андрей знал о проекте «Space-aut» всё. Почти всё. А главное – все участники были такие, как он. Почти все. И это было здорово. И  ещё – там было тихо. И Полина была рядом. Всегда.

            Живущие в горах  рано ложатся спать и рано встают по утрам. Поздно вечером, когда на Станции все уже отдыхали, Полина сама пришла в его номер на втором этаже пустого корпуса. И это было ещё одно открытие Андрея: когда близость женского тела не причиняет ментальной боли.

 «Социальные и культурные аспекты аутизма претерпели за последние сто лет значительные изменения. Однако общество по-прежнему настороженно воспринимает перспективу сосуществования  Homo sapiens и Homo autos. Возникла своеобразная культура аутистичных людей, которые считают, что аутизм — скорее «особое», состояние, чем болезнь. И они абсолютно правы!

Наша рабочая группа попыталась сформировать сообщество талантливых аутов и найти для них  удалённую работу, избегая тягостных эмоциональных взаимодействий со стороны современного социума.

Группы подготовленных специалистов-аутов уже сегодня можно использовать для осуществления масштабных проектов по организации ближайших планетных поселений, формированию экипажей для дальних межпланетных перелётов…» (из доклада проф.Кристофа Далтона на заседании Всемирного Комитета по исследованию эволюции Человека, Сидней, октябрь 2087 г.)

             Кристоф Далтон и Стефан Джамбра уютно устроились в холле. Старики потягивали горячее пиво. После недели, проведённой в сумашедшем ритме, можно было позволить себе расслабиться у камина.

            - Ну что ж, - профессор поставил кружку на стол и вытянул ноги ближе к огню, - мы славно потрудились, Старина Стеф. Завтра отправимся с Полиной за первой партией наших подопечных.

            - Наконец-то отдохнём от вас, - с усмешкой проворчал Джамбра. – Явились вдвоём, всё в хозяйстве перевернули вверх дном. Не Станция, а испытательный полигон какой-то.

            - Так и есть, так и есть, - Далтон довольно рассмеялся. – Сами подписались, добровольно. Нечего теперь ворчать.

            - Да ладно… Я вот только так и не пойму,  вы что же, хотите всех этих ребят – аутов – с Земли поотправлять куда подальше?

            - Ну, старина! - Профессор вскочил и взволнованно засуетился по холлу. – Вы за неделю так ничего и не поняли! О чём мы толковали каждый вечер? Ауты – уникальные люди. Их мозг на порядок, а то и больше, совершеннее нашего. Освоение космоса – удел именно таких представителей человечества. А многие ещё до сих пор их считают больными, ущербными. Но ущербны-то мы – примитивные обыватели Земли. Ауты – наше будущее. Основа новой цивилизации. Многих цивилизаций. Их, аутов, на Земле рождается всё больше и больше. Со временем человечество расселится по Вселенной. И это будут цивилизации Homo autos!

            - А на Земле-то кто останется? – Стефан с усмешкой поглядывал на учёного из глубины старого мягкого кресла. – Обычные людишки? Дом престарелых для вымирающего человечества? И потом, вы уверены, что все ауты так и устремятся к звёздам?

            - Не все, но  большинство. Да, уверен. Им тягостно с нами, душно. Часто элементарно больно в окружении людей, не умеющих управлять своими эмоциями, настроениями. Наша ментальность, мысли наши пустопорожние аутам как острый скальпель в мозжечок.

            - И за это их – фьюить!.. – на освоение космоса? Чтобы нам не мешали на закате драгоценной цивилизации спокойно жить?

            - Ничего вы не поняли, Стеф! – Профессор плюхнулся обратно в кресло и обиженно умолк.

 

            Андрей и Полина стояли на крыльце, мысленно прислушиваясь к разговору стариков и, одновременно, любуясь ночными яркими звёздами. Перед тем, как зайти в холл, девушка взглянула на  Андрей. Её глаза мерцали, как звёзды над снежными вершинами. «Не скучай, - услышал он, - я вернусь через несколько дней». Андрей улыбнулся.

            В холле было жарко натоплено. Профессор и старый альпинист молча смотрели на огонь.

            - Дочка, пойдём спать, - Далтон тяжело поднялся с кресла. – Завтра с утра вылетаем.

            Полина, не говоря ни слова, ушла в левое  крыло корпуса по направлению к своим апартаментам. Профессор, слегка ссутулившись, повернул по коридору направо.

Андрей сел в кресло, которое ещё хранило тепло тела и мыслей пожилого учёного.

            - Ну что, Андро? – Старый Стеф невесело усмехнувшись взглянул на парня. – Скоро и ты нас покинешь. Правильно, к своим поближе. И девушка уж больно хороша.

            Андрей не отвечал,  только глядя куда-то в пространство между каминной полкой и тяжёлой потолочной балкой, неопределённо пошевелил пальцами правой руки. Так они сидели ещё долго, думая каждый о своём. Потом  Стефан Джамбра молча распахнул дверь  в морозную ночь –  ушёл в свой маленький коттедж. Андрей остался один.

 

            Конвертоплан взмыл ввысь, унося беспокойного профессора и его странную дочь. Старина Стеф, провожая аппарат взглядом, с облегчением вздохнул. Несколько дней спокойной жизни гарантировано.  В отсеке связи дежурный сообщил начальнику, что Андрей Соколов покинул Пятую Станцию рано утром на минивездеходе, который оставит на Первой Станции Транто-Тауэрс.

            - Как покинул? Почему без разрешения? – Сердце старика ухнуло и тревожно замерло.

            - Он записку оставил, – дежурный протянул Стефу большой пакет, подписанный «для Старины Стефа». Внутри лежал клочок бумаги и ещё один конверт, размером поменьше.

            «Мистер Джамбра, - неровные строчки читались неразборчиво, - я вспомнил название города. Там,  где не стало мамы. Поеду. Посмотрю. Может быть вернусь на Пятую. Пока не знаю. Позвоню, как только смогу. Письмо передайте ей. Андрей».

            Стефан повертел в руках второй незапечатанный конверт, на котором ничего не было написано. Смущённо кашлянув достал письмо. «Прости. Без меня. Я люблю Землю». Подписи не было.      



Изм. 
 Сергей Галевский
Да, рассказ замечательный (хотя, на мой взгляд, концовка слегка неубедительная). Прекрасно помню его еще по конкурсу \"Причуды эволюции\". И, хотя попасть в призы ему там оказалось не суждено, лично я в своем голосовании без колебаний поставил его на первое место!:)

 Александр Уралов
Пусть формально тема и не может считаться новой, но сам рассказ мне нравится.

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,