ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Олег Пронин

Котенок

ОЛЕГ ПРОНИН

 

 

КОТЕНОК

 

 

Мистический рассказ

 

 

Контакт с автором:

 E-mail: o-pronin@list.ru

ICQ    379-078-213 

Телефон: 8-909-241-70-25

Адрес сайта автора: www.o-pronin.narod.ru

 

      Три студента, три закадычных друга Станислав Свиряев, Александр Короид и Виталий Конкин, успешно сдав экзамены за четвертый курс обучения в Государственном техническом университете, приехали к своим родственникам в деревню Белый Ключ. Как сами говорили юноши, для того, чтобы отдохнуть от напряженной учебы, от городской суеты, а так же надышаться свежим, чистым воздухом и насладиться природой.

       Надо сказать, что деревня Белый Ключ была одной из старейших деревень России и имела глубокие исторические корни. Причем, ее возраст значительно превышал возраст многих городов древней Руси, включая Москву. Кроме того, некоторые археологи считали, что древнее славянское поселение, которое, спустя века, стало называться Белый Ключ, заложил один из предков знаменитого волхва, названного впоследствии Вещим Олегом и, которого, так хорошо воспел Александр Сергеевич Пушкин в своем произведении «Песня о Вещем Олеге». Возможно, в этом и скрывалась магическая особенность того, что деревня продолжала существовать и здравствовать, несмотря на то, что ежегодно, десятки, а то и сотни подобных ей населенных пунктов России исчезали с географических карт страны. Видимо энергетика древних волхвов, тщательно оберегала Белый Ключ.        

       Деревня располагалась на красивом, живописном берегу Волги и всегда привлекала внимание многих туристов-любителей русской природы. Кроме того, эти места славились увлекательной рыбной ловлей, а потому, наши герои, в первый же день своего приезда, решили сразу организовать рыбалку с ночевкой.

      После недолго общения с родственниками, друзья, не теряя времени, приступили к осуществлению своего плана. Тщательно подготовив рыболовные снасти, палатки, складные стулья, два складных стола, а так же необходимые атрибуты для рыбной кулинарии, юноши все это загрузили на две машины и прибыли на Волгу где и расположились на берегу широкого залива. На радость друзей, погода в этот день выдалась замечательной, словно по заказу. Слабый ветерок, еще совсем недавно нагонявший небольшую волну, полностью затих, отчего поверхность залива стала ровной и гладкой. А в ней, будто в огромном зеркале, отчетливо отражалось прозрачное голубое небо с редкими, белесыми облаками. Все это радовало юношей и вселяло твердую уверенность в результативной рыбалке.

     Едва молодые люди расположились на берегу, как тут же заметили, что недалеко от них, примерно в пятистах метрах вниз по берегу реки, за небольшой зарослью кустарника, ловят рыбу еще два рыбака. Обнаружив случайных соседей, друзья решили тут же с ними познакомиться. Как оказалось, это были местные жители, семидесятипятилетний дед Максим Егорыч и его двенадцатилетний внук, Ваня. Знакомство с местными рыбаками для юношей оказалось очень кстати. Максим Егорыч и Ваня рассказали им о наиболее эффективных способах ловли рыбы в этих местах, а так же, какую лучше всего использовать приманку и наживку, что, в последствии, и подтвердило полезность их советов.

       Установив палатки и развернув снасти, наши герои приступили к рыбалке, используя в кормушках своих донок прикормочную смесь, данную им Максимом Егорычем и Ваней. И, рыба не заставила себя долго ждать. Увесистая плотва, а то и крупные подлещики, периодически заставляли звенеть колокольчики их донок. Кроме того, иногда попадались и вполне приличные судаки.

      Постепенно приближался вечер, и темнота сгущалась. С наступлением сумерек,  клев рыбы начал заметно стихать, а вскоре и полностью прекратился. Колокольчики на всех донках неподвижно замерли, не радуя друзей своим мелодичным звоном желанной поклевки.

     -   Ну, что, парни, - наконец сказал Станислав, - думаю, на сегодня хватит. Пока совсем не стемнело, давайте готовить ужин, а завтра, рано утром, продолжим рыбалку. 

     - И, то верно, - кивнул головой Александр, отрывая взгляд от неподвижно застывших колокольчиков, - рыбы хватит и, не только на хорошую уху, но и на жаркое. Так что, старики, сегодня у нас будет классный ужин.

      Действительно, янтарная уха из только что выловленной рыбы была на удивление вкусной. И, молодые люди единодушно признали, такой вкусной и ароматной ухи они не ели с прошлого года.

       Закончив ужинать, юноши чисто вымыли посуду и расположились вокруг костра на раскладных стульях, с удовольствием наслаждаясь вечерней тишиной и любуясь красками догорающего заката. Вдруг до них донеслось прерывистое шуршание песка, которое исходило со стороны реки. Судя по всему, это шуршал песок под чьими-то, довольно тяжелыми ногами. Кто-то, размеренной и неторопливой походкой шел по берегу реки по направлению к ним. Несомненно, это мог быть только человек. И, действительно, спустя минуту, из уже сгустившейся темноты, перед друзьями возникла фигура Максима Егорыча, опирающегося на деревянный посох с бронзовым наконечником на конце.

     - Бог помощь, ребятки, – слегка хрипловатым, прокуренным голосом сказал старик, - как успехи?

     - Спасибо, Максим Егорыч, - ответил за всех Станислав, - благодаря вашим советам и вашей практической помощи, рыбалка у нас получилась, что надо! Да вы, сами-то, проходите, проходите к костру, - тут же засуетился юноша, поднимаясь со стула, - я сейчас из палатки еще одну раскладушку принесу.

       Усевшись на предложенный ему раскладной стул, Максим Егорыч достал кисет с табаком и старую, судя по всему, видавшую виды курительную трубку. Набив трубку пригоршней табака, он посохом осторожно выгреб из костра небольшой уголек. И, тут же, к немалому изумлению друзей, вдруг резким движением правой руки захватил горящий уголек двумя пальцами, после чего, быстро положил его в трубку. Все произошло так ловко, и почти мгновенно, что, скорее всего, Максим Егорыч даже не почувствовал ожога. Между тем, раскурив трубку и откашлявшись, старик сказал.

       - Я вот, ребятки, решил пройтись до вас. Вдруг вам помощь, нужна какая, а то, сами-то вы, поди, постесняетесь спросить. Заодно, думаю, и кости свои разомну, старые. Клев-то сейчас затих. Как не говори, а рыбе тоже, отдых нужен. А  Ванятка, пока и без меня управится, он то, мальчонка, ой какой шустрый, – тут в голосе старика заметно послышались добрые нотки.

       - Максим Егорыч, - тревожно спросил Виталий, - а Ваня один, без вас, не забоится? Ночь-то, вон какая темная.

      -  Нет, - уверенно качнул головой Максим Егорыч, - Ванятка не забоится. Да и бояться-то некого. Пришлых людей здесь не бывает, если кто и окажется на берегу, так только свои.

      - Людей может и не быть, - озабоченно промолвил Станислав, - а вот звери, да, хотя бы те же волки. Их ведь раньше здесь много водилось.

      - Раньше-то, да, водилось, - согласился Максим Егорыч, - а сейчас серых совсем мало осталось. Да и не трогают волки человека, едва учуют, так сразу и уходят. Близко не хотят встречаться. Иной раз, люди даже и сами не подозревают, что возле волков находились. – Тут Максим Егорыч замолчал, с явным удовольствием попыхивая трубкой, после чего продолжал. – Ну, а уж если речь о волках зашла, то, скажу вам, ребятки, был я однажды очевидцем одного странного случая. Такого странного, что на всю жизнь запомнил. Произошел случай-то этот, здесь, у нас, в Белых Ключах. Ежели хотите, то и рассказать могу?

     - Конечно, конечно хотим, - чуть ли не в голос воскликнули юноши, видимо, желая еще больше расположить к себе словоохотливого старика и, одновременно чувствуя, что он, действительно, может рассказать им что-то очень интересно, - Максим Егорыч, мы с удовольствием послушаем вас. Видимо вы видели нечто необычное?

     - Да, то, что случай тот был необычным, это уж точно, - довольным голосом промолвил Максим Егорыч, - поправляя бронзовым кончиком своего посоха дрова в костре, - можно даже сказать сверхъестественным. Я ведь, ребятки, до сих пор не могу объяснить того, что мне тогда пришлось увидеть. – Он замолчал, глядя на костер и, одновременно делая из трубки глубокие затяжки. Услышав последнюю фразу Максима Егорыча, юноши тут же переглянулись между собой. Чувствовалось, последние слова старика их действительно заинтриговали. Какую же интересную байку он им сейчас расскажет? Тем временем, Максим Егорыч продолжал молчать, рассматривая застывшим взглядом языки пламени костра. Казалось, он что-то обдумывал.

     - Так вот, ребятки, - наконец, нарушив молчание, промолвил Максим Егорыч, - случилось это давно, я еще мальчонкой был, примерно, таким же, как Ванятка. Помню, как раз, в тот год, в самом начале лета, мой прадед помер. А если еще точнее, отец моей бабушки. Прабабушка-то, жена прадеда, годом раньше померла. Ну, а прадед, значит, как раз у моей бабушки да у дедушки и жил.  Иными словами, у своей дочери и у зятя. Дедушка в то лето почти постоянно занят был, так как бригадой сплавщиков руководил. Они буксирами плоты с лесом по Волге сплавляли, аж до самой Астрахани. А потому, после смерти прадеда, бабушка часто дома одна оставалась. Вот и попросила она моих родителей, чтобы я пожил в их доме, хотя бы некоторое время, чтобы ей не так одиноко было, к тому же, любили они меня с дедом сильно. А это, уж, знамо дело, внуков-то все любят. Я, вон, в своем Ванятке, души не чаю, да и он от меня, ни на шаг. Вот и на рыбалку, только вместе ходим. – Максим Егорыч вновь замолчал, внимательно вслушиваясь в ночную тишину. И, тут же пояснил, - это мы с Ваняткой условились, если ему вдруг что-то подозрительное покажется, так чтобы сразу соловьем засвистал. Свистает-то он ой как здорово!  Такие трели выдает, что от настоящего соловушки не отличишь. – Старик опять замолчал, вслушиваясь в тишину, которую лишь изредка прерывали крики ночных птиц да всплески крупной рыбы. Не услышав тревожных сигналов внука, Максим Егорыч продолжал.

      -  Одним словом, родители мои согласились, чтобы я пожил у бабушки с дедушкой. Сам-то я, этому только обрадовался. Ведь с дедом мне интересно было, учил он меня всему, да и друзья мои, сверстники рядом с их домом жили. Так что, скучно не было. И, вот, однажды, когда дедушка на сплаве был, остались мы с бабушкой вдвоем. Тогда в мои обязанности входило, каждый вечер скотину из стада встречать. А это значит, корову, теленка и овец. Дед-то мой еще и известным вальщиком был, зимой замечательные валенки валял, а потому держали они с бабушкой овец, эдак штук пятьдесят, если не больше. И, вот, однажды, когда я скотину-то из стада встретил, небо вдруг тучами заволокло и потемнело сразу. Мы с бабушкой сразу всю скотину в хлев завели и закрыли. Только управились с этим, как и дождь начался, да еще с громом, с молнией. Тут бабушка меня и похвалила, говорит: «Какой же ты молодец, Максимка, что вовремя скотину-то встретил». А тем временем дождь вовсю разошелся, льет как из ведра. В тот вечер мы с бабушкой рано поужинали, да и спать легли. Под дождь-то хорошо спится. И, вдруг, в середине ночи, бабушка просыпается и будит меня. - Максимка, - говорит, - сейчас тятенька мой мне приснился, прадед твой. Просит он нас с тобой на улицу выйти, а вот зачем, не сказал. – Ну, а мне-то, знамо дело, из теплой постели на улицу, под дождь, совсем не хочется. А бабушка все причитает: «Не знаю, что ему надобно, тятеньки-то, но, так уж он меня просил, так просил, чтобы мы с тобой на улицу-то вышли». – Тут Максим Егорыч вновь замолчал, внимательно вслушиваясь в тишину. А, поскольку вокруг ничто не нарушало спокойствия ночи, продолжал.

     - Как не хотелось мне на улицу выходить, но не стал я бабушке перечить. Оделись мы с ней потеплее, дедовский фонарь электрический взяли, да и вышли из дома. А на улице-то ветер, дождь. Бабушка фонарем туды-сюды поводила, но ничего, что могло бы привлечь наше внимание, мы не увидели. А когда уже собрались в дом заходить, смотрим, возле самой двери котенок маленький сидит, мокрый весь. Видно убежал от кого-то. Взял я его на руки, а он дрожит, замерз сильно. Бабушка-то и говорит: «Максимка, вот теперь поняла я, почему нам надо было на улицу выйти, для того, чтобы котеночка этого спасти. Давай, заберем его с собой». В общем, занесли мы котенка в дом. Бабушка его сразу чистой холстинкой просушила, молочка дала, тепленького. Котенок-то оказался такой красивый, очень пушистый да ласковый. Хвост у него, как у белки был, даже с рыжинкой небольшой. Так мы его Пушком сразу и назвали. Что самое интересное, он на это имя тут же реагировать начал. Видимо, предыдущие хозяева его Пушком и называли. После той дождливой ночи несколько дней прошло, вот тогда все и случилось. – Тут Максим Егорыч опять замолчал и замер, вслушиваясь в ночную тишину. А уже через минуту, поправив посохом догорающие в костре головешки, продолжал.

     -  Надо сказать, что в теплую да тихую погоду мы овец-то на ночь в хлев никогда не закрывали, а оставляли прямо в загоне, под открытым небом. Как дедушка говорил мне: «Это, Максимка, для того, чтобы качество шерсти лучше было». Именно потому он и загон сделал высоким да прочным. А в тот вечер как раз погода выдалась именно такая, тихая да теплая. Ветерок-то хоть и присутствовал, но совсем слабый был. Потому, мы с бабушкой овец в загоне и оставили. А ночью проснулись оттого, что слышим, будто овцы по загону бегают и блеют истошно. А затем и рычание звериное услышали. Тут бабушка сразу и всполошилась: «Максимка, так это же волки окаянные к нам наведались! Наверное, возле загона собрались, и вот теперь перелезть пытаются». Схватила она ухват, который для большого чугунка предназначался, да фонарь электрический. Мне велела дома оставаться, а сама на улицу собралась. - Пойду, - говорит, - отгоню серых. – Смелая была, бабушка-то моя. Но, когда она дверь-то открыла, Пушок сразу на улицу и выскочил. Хотел я его удержать, да куды там. Он во всю прыть помчался и исчез в темноте. И вдруг мы слышим, как у загона вой жуткий раздался,  вперемежку с рычанием. У меня от страха мурашки по спине побежали. Да и бабушка сразу остановилась, ей тоже страшно стало.  Но, вскоре все затихло. Слышим, будто и овцы успокоились, уже не бегают по загону, да и блеять перестали. И, что самое странное, волков почему-то совсем не слышно.  Однако побоялись мы из дома-то выходить,  вышли, когда только рассвет начался. Подходим к загону, да и обомлели сразу. Вдоль изгороди волки лежат, а земля вокруг вся в крови. Когда к волкам-то пригляделись, видим, их, словно разорвал кто. Где лапы, где головы отдельно от туловищ валяются. Я шесть волков насчитал, здоровущие, чуть ли не с теленка. Дальше смотрим, а в одном месте, прямо под загоном, дыра в земле прокопана. Эту-то дыру волки и прокопали. Причем, два волка уже в загон пролезли, но, ничего овцам они не сделали, не успели. Кто-то и их разорвал на части, прямо в загоне. Там они и лежали, недалеко от норы. А Пушок-то наш пропал. Ходили мы с бабушкой, искали, звали его, но бесполезно, котенок как в воду канул. Так и не появился. Мы уж и соседей всех спрашивали, да никто его не видел. Вот, такая история была. – Тут Максим Егорыч замолчал, и, после того как сделал глубокую затяжку табачным дымом,  добавил.

     - Так вот, ребятки, бабушка-то мне и говорит: «Максимка, так ведь это видимо не котенок у нас был, а душа прадеда твоего, в образе котенка. Он-то и овец наших спас от волков, потому мне и сон такой странный приснился. Одного не пойму, как он мог волков-то так порвать? Ведь для этого силища нужна большая. Скорее всего, не один приходил он оттуда, не один…». Понял я бабушку, что она имела в виду под словами «оттуда» и «не один» и, страшно мне тогда стало, да так страшно. – Максим Егорыч вновь на минуту замолчал, после чего, покачав седой головой, добавил, - вот, такая история приключилась, а вы, ребятки, уже сами решайте, по каким таким законам природы она произойти могла. – Затем, посмотрев на небо, усыпанное яркими звездами, он медленно поднялся, опираясь правой рукой на свой посох, и сказал.

        – Ну, все, ребятки, погостевал я у вас, да и хватит, идти мне надо, а то Ванятка заскучал, поди, да и спать ему пора. Вы, тоже, подремлите немного, а то утром без привычки-то трудно будет. Ну, удачи вам! – кивнул он на прощание и не спеша, направился в свою сторону, слегка прихрамывающей походкой. Но, сделав всего несколько шагов, Максим Егорыч вдруг остановился и, повернув голову, сказал.

      - Вот только еще скажу вам, ребятки. После того случая, а это уже на следующий день было, бабушка моя в церковь пошла, чтобы свечку на прадеда поставить. Так ведь, тогда не зажглась свеча-то, не зажглась. А уже перед самой своей смертью, она мне тайну одну открыла. Оказывается, колдуном был мой прадед, а род-то весь наш от древних волхвов начало берет. Поди знаете, кто такие волхвы-то. -  Сказав это, Максим Егорыч тут же скрылся в темноте. 

      После ухода Максима Егорыча, юноши, еще некоторое продолжали сохранять молчание, находясь под впечатлением последнего сообщения старика. 

     - Ну, парни, - наконец первым промолвил Станислав, - и, что вы скажите по этому поводу? Лично я не верю, ни в какие сказки о колдунах, ведьмах и других волшебниках и, не рискнул бы назвать случай произошедший с Максимом Егорычем полностью достоверным. Скорее всего, это искажение, я бы даже сказал, приукрашивание некого реального случая. Вполне возможно, что тогда на волков могли напасть собаки-волкодавы, которые сами очень похожи на волков. Ведь в те годы, они чуть ли не в каждом дворе были. Кроме того, как правило, волкодавы не лают, когда на волков нападают, а рычат. Видимо, в тот раз силы волков и собак были примерно одинаковые, вот они и погрызали друг друга. А потом, попробуй, отличи, где лежит волок, а где собака, трупы-то разодранные, а по размерам вроде одинаковые.

     - Да, Стас, - немного подумав, согласились Александр и Виталий, - скорее всего, ты прав. Вот только одно неясно, куда делся Пушок, и, почему свеча в церкви не зажглась?

     - А чего неясного-то, - улыбнулся Станислав, - это как раз и есть приукрашивание данного события, для того, чтобы придать ему ореол таинственности. То есть, в данном случае, произошло нечто схожее с тем, что всегда было присуще рыбакам и охотникам. – После слов Станислава друзья весело рассмеялись.

      Поскольку время было уже за полночь, то юноши решили последовать совету Максима Егорыча и лечь поспать до начала утреннего клева.

      - Вот, что парни, - сказал друзьям Станислав, - вы, давайте ложитесь спать, а я сейчас за водой схожу и залью костер. Нельзя его без контроля горящим оставлять.

      Когда Александр и Виталий ушли в свои палатки, Станислав взял пластиковое ведро и пошел к реке за водой. Залив костер водой, он убедился, что в нем больше нет горящих головешек, после чего направился в свою палатку. И, вдруг, что это? Юноша заметил, как возле соседних кустов неожиданно появились два странных зеленых огонька. Вне всякого сомнения, то были глаза какого-то небольшого животного, скорее всего, собаки или кошки. Юноша осторожно достал из кармана электрический фонарик и, направив его в сторону таинственного существа, включил. И, сразу же увидел, как в луче его фонаря вверх, к небу, взметнулось и тут же исчезло в темноте пушистое тело небольшого зверька очень похожего на кошку. Да, это действительно была пушистая кошка с хвостом, очень похожим хвост белки. От неожиданности Станислав оторопел. Ему никогда не приходилось видеть летающих кошек! Подойдя к тому месту, юноша внимательно осмотрел кусты. Но, ничего особенного не увидел, даже кошачьих следов на песке не было. Неожиданно в голову пришла странная мысль,  – а может, здесь был Пушок, тот самый котенок, о котором рассказывал Максим Егорыч? Ведь он был такой же пушистый, да и хвост, точно как у белки. – И, тут Станиславу стало жарко. Юноша вдруг ощутил, что совсем рядом с ними, кто-то находится. То могла быть душа умершего колдуна-волхва! 

        

 

 

      Замечания и предложения лучше всего отправлять по электронной почте на адрес:

 o-pronin@list.ru   

 

Адрес сайта автора: www.o-pronin.narod.ru

 

С уважением,

             писатель-фантаст Олег Пронин

   

 

 

 



Изм. 
 Ольга Трушкина
Очень похоже на бред. Извините, не понравилось.

 
 
 Александр Паршин
Вещий Олег никогда не был волхвом.

 
 Пётр Лахин
Нет слов.


Изм. 
 Тарас Гупало
Бредом я бы рассказ не назвал. Он просто ни о чем. Кстати, по поводу Вещего Олега: историю я и в школе любил и сейчас ее изучаю с удовольствием. Олег был Киевским князем, родственником Рюрика и воспитателем будущего князя Игоря Рюриковича. Волхвом он таки не был. Да и называть Москву городом древней Руси... Вобщем три балла.

 
 Иван Старов
История из разряда детских \"страшилок\" у костра. Но для кого-то и \"черная-черная рука\" тоже мистика, наверное. Текст сухой, живой художественной литературы в нем дефицит. В отрыве от основного повествования стоят исторические заметки про деревню, но связь с общей идеей опосредованная; если выбросить лишнее, останется знаков 3000, не более, хотя и в сюжете про переселение души новизны одна десятая. Уверен, завтра забуду, и о чем был рассказ, и персонажей, и \"волхва\" Олега.

 

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,