ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Иван Старов

Один из трех

    Когда Пахомов стучал топором об рельс, к столу возвращались только двое. Ну, и сам Пахомов, конечно.
    За окном беспрестанно вьюжило, но это не мешало снегу блестеть на солнце до рези в глазах. Весной для Новой Земли это обычное явление. Свет, пробиваясь сквозь заледенелое окошечко метеостанции, еще ярче подчеркивал манящие очертания пара, исходящего из кастрюли со щами. Борька Луков уже держал в руке ломоть хлеба, в другой – ложку.
    - Ну, где же он? – раздраженно прервал паузу Пахомов и выскочил за дверь. Через мгновение удары по железу повторились, но более настойчиво. «Мишка-а! - послышалось с улицы. – Иди жрать давай!»
    Мы с Луковым переглянулись. Ждать Янченко на обед - ситуация не рядовая. Обычно он за полчаса до рельсы уже около кухни ошивался. Скрипнула дверь, Пахомов впустил за собой вихрь снега, хмуро кинул нам «пошли», подхватил топор для мяса и снова вышел. Борька отбросил ложку, зло хмыкнул и потянулся за телогрейкой. Я поплелся следом.
    У каждого из нас свой фронт работ. Пахомов – за старшего. На нем связь, журнал, расчеты, медицина, ну, и кухня: кашеварит он толково, уж который год на станции. К тому же и метеоролог неплохой, может Лукова в два счета заменить. Борька тоже уверенно справляется со своими флюгерами, да и что там справляться? Раз в три часа показания снял, приборы проверил - и на боковую. Сегодня, правда, возился с анемометром, бегал с канистрой масла. Мишка Янченко у нас техником: электростанция, снегоход, всякие «примусы». Только на метеоплощадку и к зонду Луков его не допускал. Я тут самый временный, по экологической части, к тому же с мандатом «Гринписа». Иногда выезжаю вдоль побережья, отмечаю в специальном журнале каждую животинку, какую замечу; но главное – миграция белых медведей. Распорядок дня обычно один и тот же, но многое зависит от погоды. Сегодня день выдался тихий – относительно Заполярья, конечно, - и все разбежались по своим углам, чтобы успеть закончить накопившиеся дела после недавнего бурана. А вообще здесь скучно. Работа однообразная, анекдоты приелись, шахматы, карты, домино - и подавно.
    Но, как оказалось, могут быть и исключения.
    - Хрена се!..
    Луков как вкопанный замер за спиной у Пахомова. Оба от бега по сугробам выдавали густое облако пара, которое клубилось у открытой двери запасного гаража. Я подбежал следом и втиснулся между ними.
    В шаге от порога лежал на спине Мишка Янченко. Одна его рука почти закрывала окровавленную шею, а остекленевшие глаза смотрели в заиндевевший потолок.
    Молчали долго, старались даже не смотреть друг другу в глаза, пока Пахомов осматривал тело, пока накрывали его брезентом, пока закрывали гараж и возвращались на кухню. Щи остыли и вообще были забыты всеми. Пахомов убрал на место топор, который отозвался тоскливым звоном, и на мгновение нахмурился. Потом сел на стул, посмотрел на нас поочередно и произнес:
    - Никто не хочет ничего сказать?
    Мы молчали. Вьюга продолжала стучаться в окно.
    - Ладно, - он почесал небритую щеку и подался вперед. – Могу я посмотреть на ваши руки?
    - У нас что тут, допросная? – вскипел Луков.
    - А у нас что тут, толпы народа? – резко ответил Пахомов. – Мне сейчас радировать на Большую Землю, я что им должен говорить?
    - А может, он сам как-то?..
    - Обалдел? Горло насквозь, пол ведра крови! И где этот чертов штырь, об который «он сам»? Короче, ребята, ваши руки.
    - А свои не хочешь показать? – огрызнулся Борька.
    Пахомов хотел ответить что-то резкое, но демонстративно встал и положил ладони на стол. Я сделал то же самое. Борька оглядел наши руки и показал свои.
    - На рукава дубленок надо посмотреть, - буркнул он. – Сейчас я…
    - Сиди уж, - перебил его Пахомов и пошел к вешалке. Нигде кровь не обаружилась.
    - Ну, допустим. – Он опять уселся на стул и стал слегка покачиваться. – Вы же понимаете, что это глупо. Ну, повздорили, случайно ударили, а, может, защищались. Нас всего трое, вычислить – в два счета!
    - Пахомыч, ты следы борьбы видел? – тихо спросил я. – Одежда у Мишки потрепана, порвана, испачкана? Удар был с какой стороны?
    Они оба были слегка ошарашены моими вопросами, хотя уже понимали, к чему я клоню.
    - Могу ошибаться, но, по-моему, слева.
    - А среди нас есть левши? – продолжал я. – Или так удивительно случайно можно попасть левой рукой точно в шею между воротником и шапкой? Так что ударили сзади.
    Борька Луков удивленно хмыкнул, посмотрев на меня словно в первый раз. Пахомыч встал, сунул руки в карманы и заходил взад-вперед.
    - Я не убивал, - наконец произнес он. – Я не выходил на улицу с завтрака.
    - Ага, - Борька скривился и посмотрел на меня, - и кто это видел?
    - Я ездил на восточный берег, где показывал вам медвежьи следы в прошлый раз. Если на то пошло, мог и не отъезжать далеко. Медведи не свидетели.
    Луков очередной раз хмыкнул.
    - Ну че ты все лыбишся? – прогудел Пахомов. – Сам-то где бегал?
    - А то ты не знаешь.
    - Ну, от твоей площадки до гаража пять минут через Колгуев.
    Борька только пожал плечами:
    - С чего бы мне его убивать?
    Пахомов подошел к плите, скованными, механическими движениями поставил чайник и достал кружки.
    - Ну, хотя бы, - медленно сказал он, насыпая заварку, - из-за денег.
    Борька встрепенулся.
    - Ты чего, Пахомыч, из-за каких денег?
    - Да на машину. Ты же перед командировкой Мишке деньги на машину одалживал.
    Борька зафыркал, как обиженный кот.
    - Так как же он мне теперь деньги отдаст, если я его убил?!
    - Да ни хрена бы он тебе их не отдал! С каких это пор Янченко долги возвращать стал? Он мне сказал как-то, что вы и расписку на двоих написали, что если он долг не вернет через полгода, права на машину тебе останутся. Очень удобно, знаешь ли, отдал половину суммы – и получи «мерс» на халяву. Так мало того, Мишка на следующий день возьми да и грохни эту машину! Так что поводов у тебя, Боренька, хоть отбавляй.
    - Это тебе доченька рассказала про машину? Потому что вместе с Янченко в ней сидела?
    Пахомов в три шага долетел до Лукова и грозно навис над ним.
    - А ты в мою личную жизнь не суйся, понял?
    Луков осклабился, но продолжал, глядя теперь в мою сторону:
    - А это ты следователю будешь советовать, куда соваться. Всем известно, что его Лера – сколько ей, уже семнадцать? – увивалась за Янченко. А он же бабник, каких поискать, и на десяток лет старше! Да вообще сука по жизни, ну, ты сам видел. Мотив – хоть куда! Дочка папашу не слушается, так он решил любовника…
    Пахомов не вытерпел и схватил Борьку за ворот.
    - Эй, хорош! – я полез разнимать сцепившихся, но через стол делать это было не слишком удобно. Холодные щи выплеснулись из кастрюли. – Да хватит вам уже!
    Пахомов последний раз тряхнул Борьку и отошел на свое место.
    - Веселенькое дельце, - одергивая ворот свитера, Луков опять повернулся ко мне. – Ты сам, случайно, с Янченко не ссорился? А то один из всех остался.
    Я поднялся и пошел разливать кипяток. Пахомов понуро сидел на стуле и бубнил: «Этот гад даже умереть без подлянки не может». Кружки приятно обжигали пальцы. Порыв ветра загудел где-то в трубе и умчался дальше в мертвую снежную пустыню.
    - По такой погоде вертолет к нам не скоро доберется, - сказал я, выкладывая на стол к чаю сахар и крекеры.
    - Дня через три, - подтвердил Луков.
    - Позавидуешь медведям. Им такая погода – самый кайф.
    Пахомов сидел, спрятав лицо в широкие обветренные ладони, и о чем-то напряженно думал.
    - Черт, - наконец выдохнул он и откинулся на спинку. Луков внимательно посмотрел на него и их взгляды на секунду встретились.
    - Я так понимаю, у нас два выхода, - продолжал я, отхлебывая кипяток. – Или кто-то сознается сейчас, или всех трех в кутузку до выяснения.
    - Три. – Пахомов подвинул стул и взял свою кружку. – Может быть три выхода...
    Борька отвлекся от чая и приподнял брови, но было видно, что он не слишком удивлен.
    - Я не знаю, кто из вас это сделал, - начал Пахомов, изредка поглядывая на меня, - но Янченко… был той еще сволочью. Плохо говорить такое, но я даже рад, что… Черт! Если бы это был несчастный случай, то все встало бы на свои места.
    - Каким это боком здесь несчастный… - попытался вставить я, но осекся под взглядом Пахомыча.
    - Ты правильно сказал: «медведи – не свидетели».
    Луков ухнул и выпрямился так, словно проглотил жердь. Глаза его бегали с моего застывшего лица на пахомовское. Я покачал головой:
    - Ребят, постойте-ка. Вы на что меня подписываете?
    - Извини, дружище, ничего не имею против тебя лично, но ты можешь остаться один. Против наших двух голосов.
    Луков едва заметно кивнул. В его глазах бегали огоньки азарта. Пахомов вдруг одним глотком опустошил кружку и размашисто вытер рукавом щетинистый подбородок.
    - В гараже кровь не найдут. Слава богу, вся на брезенте осталась, его легко закопать. Вывезем Мишку к берегу, медведи кровь за пару километров чуют. Найдут?
    Вопрос адресовался мне. Я промолчал, но выглядело это как утверждение.
    - Завтра вернемся за тем, что останется. Борька, фотоаппарат приготовь на всякий, ружья. Поедем на двух снегоходах. Все вместе. А я пока сообщу о пропаже.
    И Пахомов отправился в радиорубку.
    Через час рев моторов раздавался над белой пустошью. Пахомов с Луковым держались чуть сзади, смотрели, чтобы не упало тело Янченко с моего снегохода. Странно, но сейчас я думал о том, что сделали они, если бы узнали, что деньги Лукова пошли не на машину, а чтобы заткнуть рот Лерочке, которая была в тот вечер в «Мерседесе». В «Мерседесе», который убил мою жену.
    Вьюга усиливалась. Я внимательно следил за дорогой и лишь однажды повернул голову в ту сторону, где далеко в снегу, туго завернутая в целлофан, лежала окровавленная отвертка.


 Олег Пронин
Рассказ довольно неплохо отражает одну из многочисленных граней человеческой подлости, особенно характерную для нашего современного общества. Вместе с тем, есть определенные недостатки в плане стилистики и сюжетного оформления. Оценка восемь баллов.

 Анна Гнип
Совершенно согласна с Олегом Прониным. Но после прочтения осталось нехорошее послевкусие. В общем, если бы не конкурс, то читать подобный рассказ не стала бы. Это не в осуждение, но у каждого свои вкусы.

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,