ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Дарт Гидра

МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ЭТО ПРАВДА

 Временами, особенно осенью, он вдруг начинал грустить о каких-то диких краях, и странные видения незнакомых гор наполняли его сны.
(Джон Рональд Руэл Толкиен, "Властелин Колец")
 


Михаил соскочил с брякнувшей подножки в сырую жухлую траву неудачно. Не рассчитал, качнулся вперёд и кувыркнулся с невысокой насыпи. Сзади расхохотались.

– Давай руку! – рядом возник Андрей.

Забавное происшествие развеселило компанию, высыпавшую из поезда на заброшенной станции. Угрюмо прогудев, состав укатил, и два десятка туристов, оглашая окрестности задорными криками, углубились по проселочной дороге в лес. Там через километр место сбора.

Стылый ноябрь, ждущий первого снега, замер вокруг, зачаровав ночную тайгу. К утру ледяную росу может прихватить инеем. Парни и девчата, беззаботно смеясь, топали по громко шуршавшему в гулкой тишине гравию. Будто нет уже никакой цивилизации, только обступившие чёрные сосны-великаны, да колючие остроглазые звёзды в лёгкой дымке над головой. Высоко-высоко ядовито-сине сиял станционный прожектор, расточительно мощный для безлюдной и никому не нужной стоянки.

Впереди в пятнадцати минутах ходьбы ждали безмятежные бродяги, туристская братия, собравшаяся для традиционного действа под названием «Сотня». Весельчаки и балагуры, неунывающие бородатые любители песен у костра, их молодая смена, с ними крепкие бойкие девчонки с загорелыми носами и румянцем бесконечного здоровья – все они надеялись пройти сто километров пешим ходом за сутки. Двадцать четыре часа непрерывного ходу – кто дойдёт до финиша? Трудно то и почётно!

Михаил здесь не впервой: дважды уже одолевал он полный маршрут, да ещё пару раз ломался по пути. И Андрей тоже бывалый. Да вообще мало в этом нелёгком мероприятии новичков, от силы десяток.

Скорым шагом дошли – пустяк километр, когда после в сто раз больше.

– Эге-гей! – на Мишу иногда находило разнузданное веселье. Долговязый и нескладный, он вбежал в толпу, смешно размахивая руками, эдакий разудалый шалопай. Хотя лет-то мужику немало, мог бы и степенность с возрастом приобрести. Ан нет, сама жизнь туриста не оставляла никому шансов на преждевременную старость.

Сгрудившиеся в кучу громко бубнили, выдыхая пар, по которому чиркали лучи фонариков. На краю поляны уткнулись в кусты широкими мордами три автомобиля организаторов. Из одного выкарабкался огромный бородач в не по погоде тонкой бейсболке.

– Всем внимание! – он захлопал в большие ладони, лютая уверенность матёрого мужчины разом остановила сыр-бор, – Один раз читаю маршрут. Один раз! Повторять не буду, слушать в оба! Идёте отсюда вот по этой просеке час до грунтовки, по ней пятнадцать километров до Макаровки, оттуда с проводником ещё столько же по лесу.

– А где будут забирать уставших? – пискнула лопоухая девчонка, по виду ещё школьница. Толпа дружно расхохоталась.

– Тихо! – осадил разом начальник ночного собрания, – Ты ещё не вышла, а уже об отступлении думаешь? Волочь никого не будем! Телефон есть у каждого, звоним смело, дежурное авто будет через пару минут. А вообще первый официальный пункт отсева тех, кому невмоготу – в Макаровке! Всем понятно? Продолжаю… После лесного хода идем почти сорок прямой, хорошей асфальтовой трассой. Оттуда направо до Березниц. Потом Крутояр, Вычудь, Полено и финиш на базе «Огонёк». Всем всё ясно?

– Да-а-а! – протянула толпа и тут же загомонила, засуетилась, замельтешила в свете рыскающих фонарей.

Хаотичное людское бурление потихоньку стало смещаться в сторону просеки. И вот уже, утихомирившись, колонна экстремалов резво засеменила по тропе, оставив позади автомобили и устроителей.

Гомон полутора сотен возбужденных голосов, возможно, сильно удивлял этот древний бескрайний лес, привыкший к такой тишине, что, казалось, можно различить падение единственной иголки с тридцатиметровой неохватной ели. Восторг, азарт, лихое опьянение от вековечной мощи суровой тайги, да странный для сердца старт в начале ночи – всё это превращало толпу горожан в некое подобие бесстрашных берсерков. Молодёжь вообще чуть ли не в пляс шла, тратя силы понапрасну.

А Миша был тёртый, он чувствовал цену шагам и словам, поэтому посерьёзнел и ступал молча. Рядом пристроился Андрей.

– Ну что, смогём, друг-товарищ? – глянул он снизу вверх.

– Думаю, да, – Михаил смотрел под ноги, стараясь войти в особый транс, простакам неведомый, позволяющий отмахивать версту за верстой на одном заводе.

Так шли минуту, не обращая внимания на обгонявших в запале и кураже юнцов.

– Миш, ты вот как полагаешь, инопланетяне есть? – у Андрея был другой метод, он сокращал путь длинной беседой.

– Конечно, есть. Миллиард звёзд, вокруг них миллиард планет. При любой вероятности на таком числе итог будет отличен от нуля.

– Ага, тоже так думаю, – невысокий черноволосый компаньон задрал голову, рассматривая бескрайний мерцающий ковёр над головой, даже из любопытства ткнул туда фонариком, будто надеялся осветить миры, отстоящие на сотню парсек.

– Как дела, Марфа? Не устала ещё? Мало прошла, можешь вернуться, пока не поздно! – он забыл о вечном, когда мимо шмыгнула та самая лопоухая любопытница.

– Я ещё дальше вас уйду, дядя Андрей! – ответила девчонка, поджав тонкие губки.

– Ну-ну… Миша, а почему они не летят к нам? – бойкий брюнет, как всякий экстраверт, моментально менял сферу интересов.

– Да может и летят, я не знаю… Мы не знаем… – спутник хмурился, он чуял нужную волну и разговор был не к месту.

Но всё же Михаил плюс ко всем своим недостаткам был непростительно добр. И товарищ пользовался исполинским терпением друга, тараторя без умолку. В конце концов на болтуна обратили внимание шедшие рядом незнакомцы. Они-то и выручили сосредоточенного высокого ветерана «Сотни», стянув на себя одеяло внимания. На подвернувшейся так кстати благодатной ниве Андрей затянул целый диспут о множественности миров и сермяжной правде одинокого человечества.

Через час он всех вокруг утомил.

На первом привале любитель общения пытался затеять новый мотив, о наличии разума у дельфинов. Но народ на провокации уже не вёлся, и собеседники предусмотрительно отвечали односложно. Довлело весомое молчание ночи и постепенно оцепенение стало охватывать всю бледную болтовню, ведшуюся между делом. Люди шли всё более сурово и спокойно, даже молодёжь остыла и умолкла.

И шуршащая тропа крутилась под ногами, как лента закольцованного кино.

Вдруг неожиданно громко забренчал телефон.

– Алло, это кто? – Михаил стал уже механизмом, отмеривающим расстояние.

– Вы что там, уснули на переходе? Куда пропали? – оглушительный бас бородача был слышен даже другим, рука сама дёрнула трубку от уха.

– Ты что так кричишь? – анабиоз слетел махом.

– Из времени выпали что ли? На часы глянь! В Макаровке должны были быть часа четыре назад.

И тут до всех дошло, что уже начал разгораться рассвет. На одном дыхании дружно оттопали всю ночь, от десяти вечера! За это время можно было пройти дважды по двадцать километров!

– Что за чертовщина, и впрямь? – опомнившись, засуетился Андрей.

– Похоже, с маршрута слетели, – недовольно огляделся Михаил и буркнул в телефон, – Алло, сейчас координаты кинем, не шумите там пока!

Его черноголовый сосед, смекнув, звонко крикнул:

– Эй, у кого навигатор?

Народ очнулся, зашумел, стал стягиваться вокруг обладателя ценной штуковины. Тот не мог скрыть удивления:

– Братцы, мы в двух километрах от старта!

– Чего-о? – все загалдели, ошарашенные нереальной вестью.

С того конца трубки бушевал начальник-бородач:

– Да вы там рехнулись, что ли? За всю темень пройти с гулькин нос! Посмотрите точней, обалдуи, на просеке вы сейчас?

– Да, никуда не сходили. Не первый же раз замужем! – Михаил озадаченно искал объяснение происходящему.

– Остолопы! Диктуй точные координаты, сейчас к вам на джипе рванём!

Всё то время, что должна была добираться машина главного затейника, туристы ошалело гомонили да глазели на разгоравшийся хмурой зарею восток. В таком сыр-боре идти, естественно, никто никуда не собирался. Один хитрец воспользовался возникшей паузой и прикорнул на низко свесившейся сломанной лапе ели, надвинув на нос тёплый танкистский шлем.

Через пятнадцать минут бородатый гигант в телефоне молотил, как тайфун:

– Где вас черти носят? Почему не стоите на месте? Мы уж на километр в сторону от точки отъехали! Не дёргайтесь, как вкопанные встаньте!

– Мы никуда не двигаемся, на тех же координатах, – Михаил цедил, желая остудить кипящего от возмущения.

– Да что ты говоришь? Где? Просека ж не в милю шириной, чтоб внедорожник проскочил мимо ста пятидесяти раззяв, не заметив?

– Я тебе сказал всё, что мог. Орать хватит?

– Ладно. Будь на связи! – главному стало неудобно за свою экспрессию и он тут же прервал разговор.

Обескураженные ходоки гомонили на все лады, недоумевая по поводу случившегося.

– Так, товарищи... Затея, очевидно, сорвалась. Будем возвращаться к истокам, раз странным образом заплутали, – решил Михаил, поразмыслив минуту.

Толпа разочарованно взвыла и загудела. «Давайте вернёмся и снова по маршруту!» – слышались возгласы то там, то сям.

– Парни, решим что делать, когда сделаем рестарт! – увещевал Андрей.

Конечно, возврат был самым разумным в диковинной ситуации, поэтому, посудачив, всё же развернулись в обратном направлении. В сизом свете раннего утра, среди косм таинственного тумана – галдящая толпа вразнобой правила стопы к изначальной точке. Максимум через полчаса можно было разобраться, что к чему.

Большой бородач позвонил раньше.

– Вы там поняли уже в чём дело, разгильдяи? – гигант старался быть спокойным.

– Решили вернуться, там посмотрим.

– Ума не приложу, куда вы свернули? Как умудрились ходить кругами в пяти шагах от старта?

– Это тайга, может заворожить, не знаешь разве? – Михаил громко высморкался и продолжил путь.

– Ладно, ждём на исходном пункте.

Короткие гудки тревожно запищали в плотной тишине – вокруг замолчали разом, вслушиваясь в разговор.

– Идём-идём, что встали, ребята? – махнул высокий бывалый и решительно зашагал впереди всех.

Минул час.

– Что-то не то, камрады! – раздалось недоумённо.

– Стоп машина! – хлопнул в ладоши Андрей.

Все сто пятьдесят заблудившихся остановились в растерянности: просека и не думала заканчиваться, тянулась в обе стороны. И просветов меж нависших деревьев тоже не попадалось. Глухая труба без конца и без края.

– Дядя Миша, мы пропали? – лопоухая девчонка готова была расплакаться.

Он не успел ответить, оглушительно рявкнул телефон.

– Да ёлки-палки, что происходит? Хотите повесить полторы сотни душ на мою голову? Что за дурь затеяли?

– Давай не будем громыхать?

– Я спокоен как удав, который будет всех вас нежно обнимать, как только вернётесь.

– Слушай, динозавр в ярости, я тебе объясняю, что мы в полном неведении! Движемся строго по просеке с самого первого шага, но никуда придти не можем...

– Миш, ты никогда не слышал о Проземи? – неожиданно влез Андрей.

– Не слышал... Или слышал, не помню, – тот глянул, нахмурив брови.

Бородач прорычал в трубку:

– Давай снова координаты!

Тут всех постиг уже самый настоящий шок: на этот раз они были в четырёх километрах от старта! Такое известие было за гранью реальности.

Замолчал даже кипевший от злости главный организатор.

– Что-то я совсем ничего не понимаю... – сумел просипеть ошарашенный Михаил и закашлялся.

– Говорю же, слышал о Проземи или нет? – Андрей улыбался загадочно.

– А может, сломался навигатор? – пискнула школьница.

– Что ты пристал с какой-то сказкой? Не до досужих бесед же! – ветеран «Сотни» взлохматил седые кудри и задумался.

– Миша, я ж не просто так спрашиваю! – не унимался неунывающий брюнет.

– Ну и?

– Легенда гласит, что в этом лесу есть лазы в Проземь.

– То есть?

– Похожий мир, но несколько спутанный. То появится, то исчезнет на определённом участке. А в итоге дорога плутает на месте.

Вся компания заинтересованно подтянулась ближе.

– Я думал, это туристская байка, – сощурился Михаил.

– Тоже так считал... Но, гляжу, что-то верное в басне есть.

– Мы точно сдвинулись в сторону Макаровки, идя ко вчерашнему месту сбора? Ушли в противоположную сторону? – повернулся долговязый ветеран походов к парню с навигатором.

– Абсолютно. Чёткий сигнал.

Михаил покумекал, смотря по сторонам.

– Так, продолжаем движение к началу маршрута. Ты смотри на свою карту. Как только там направление сменится – мы тоже повернём обратно, – он ткнул в прибор, указывая на тускло мигавший курсор.

Все затихли и кто-то ахнул: «Гениально!»

На том и сошлись. И, ободрившись, зашагали той же злосчастной просекой по новому наитию. Нетерпеливый командир-бородач поддержал задумку – всё равно никаких других идей пока не было, джип сжёг много бензина, безрезультатно барахтаясь по лесным колдобинам.

Утро вошло в силу. Серая хмарь неожиданно рассеялась, и небо прояснилось до звонкой чистоты, до той ледовитой, с хрустом, ясности, что бывает лишь осенью. Одинокая птица кружила высоко, высматривая что-то. И, наверное, странная кучка людей, метавшихся далеко внизу, была ей столь же интересна, как неизменная линия горизонта, от которого оторвалось Солнце и уверенно карабкалось по пологой вверх.

– Есть! Стрелку повело обратно!

– Эй, все! Поворачиваем! Слышите? Поворачиваем! – Михаил основательно взялся за дело и не замечал усталости. А она уже крепко навалилась на группу: ноги истоптали, гудят, в желудках пустота. Экстрим получился чрезмерный, незапланированный, не в рамках, положенных тепличным искателям приключений.

Половину суток пятнадцать десятков горожан топтались на месте, попав в ловушку редчайшего явления, о котором туристы судачили лишь как о сущей небылице. Абсурдность случившегося, да утомление – нервы начали сдавать.

– Хватит, мы дальше не пойдём! Сколько можно шарахаться взад-вперёд только из-за чьей-то бредовой идеи? – маленький сход студенток вздумал бунтовать.

– А куда вы пойдёте, девочки? – съехидничал Андрей.

– Куда здравый смысл велит – в ту степь, до станции.

– Так пробовали же, нет?

– Не дошли просто.

– Ладно, идите! – хитро усмехнувшись, Андрей вскинул руку, останавливая реплику Михаила.

– И пойдём!

Остальные сообразили и, ухмыляясь, дружно потянулись по прежней колее. Бастовавшие девушки потеряли весь запас решительности через пять минут после того, как основная масса удалилась порядочно. Уныло понурившись, они догнали уходивший караван.

– Красавицы, благодаря Мишиной стратегии мы почти выбрались из просеки!

– Стрелка направление сменила!

– Народ, поворот!

Так продолжалось до обеда. Так хотелось выбраться, что не сделали ни одного привала, маятник толпы мотался безостановочно, панически ища выход. Суровый бородач звякнул коротко пару раз, но говорить было не о чем, кроме начальственных пистонов. Вся надежда была на то, что догадка Миши окажется верной.

Но надежды не оправдались. Прибор бесстрастно фиксировал, что люди стоят на выходе из чёртовой просеки. А на деле не изменилось ровным счётом ничего. Нужные пять километров от старта, здесь должна начинаться грунтовка по полю. А вокруг всё тот же упрямый лес! Несколько девушек откровенно заныли и разревелись. Благо в мужчинах проснулись полезные инстинкты, и они крепко стиснули зубы, почуяв, что дело принимает нешуточный оборот.

Бородач рвал и метал, будто громовержец. Ругаясь от души, он пытался внушить порядок через телефонную трубку. Получалось это худо-бедно, но всё же кое-как организованность сохранялась. Очень мешали истерики богемных девиц, но, пока вынужденная передышка, на это можно было не обращать внимания. Взрослые мужики собрались на совещание, мрачно поглядывая на цинично безмятежный и ясный небосклон.

– Так... Что теперь будем делать? – Михаил потёр ввалившиеся глаза.

– Ясно дело, задумка не удалась.

– Это видно... По навигатору мы за просекой, уже на грунтовке. Какие идеи, Миша?

– Никаких, я уже выдохся.

Надоевший телефон снова требовал к себе внимания:

– Плохи наши дела! Мы тоже попали в западню! – бородач был явно не в духе, несвойственная для него растерянность сквозила в голосе.

– То есть? – Михаил отошёл от остальных, провожаемый тревожными взглядами.

– Так же, как и вы, не можем выбраться из этой чертовщины!

– В смысле?

– Я ж вроде ясно говорю? Кружим на джипе, а выехать из леса не можем.

– Н-да... Что-то даже не знаю, что сказать. Топливо экономьте что ли.

– Ага, встали. Думаем, что делать. Вы там без паники давайте, позже позвоню!

Вернувшись в круг, Михаил глянул на собравшихся так, что никто не вздумал расспрашивать о состоявшейся беседе. Он старался не обращать внимания на заструившийся в сердце холодок и, кашлянув, спросил:

– Кто-нибудь нашёл способ выбраться?

– Думаем, Миш, думаем. Надо вспомнить, что о Проземи у костров сочиняли? – Андрей был непривычно серьёзен.

– Помнится, сказывали, она появляется и исчезает в зависимости от угла зрения. Типа, шагнёшь шаг в сторону – и видишь лаз, ступишь обратно – нет уже Проземи, – отозвался коренастый незнакомец.

Опять звонко тренькнул сотовый.

– Миша, есть идея! – бородатый гигант явно повеселел.

– Говори.

– Мы тут смотрели на следы колёс и думали, как бы по ним обратно выкрутиться? Ну наподобие нити Ариадны получается вроде как.

– И что?

– Нам-то это вряд ли подойдёт, так как наколесили уже порядочно, наследили с лихвой, не распутаешь. Но вот вам затея подойдёт, думаю.

– Ага, сейчас как индейцы, будем изучать почерк смятых трав в надежде прочитать письмена шагов.

– Мозг включи, Михаил! У вас же навигатор!

– Извини, не улавливаю...

Бородач расхохотался:

– Ты тормозишь, брат! У него же история маршрута наверняка есть!

Яркая догадка озарила светом пасмурное темя. Вскинув голову и не дослушав, Михаил высмотрел парня с чудо-аппаратом и взмахами подозвал его. Наскоро закончив телефонный разговор, длинный ветеран «Сотни» ткнул в прибор, подаривший очередную надежду:

– Он у тебя хранит в памяти историю перемещений?

– Да. Всё время заряда батарей. И периодически сбрасывает в Интернет.

– Отлично! Ты нас спас. То есть, от начала нашего похода он всё помнит?

– Да, даже раньше. Я на станции включил.

– Девчонки! Смотрите на этого парня! Вы все обязаны расцеловать его по десять раз каждая, если выберемся! – Андрей никогда не терял чувства юмора.

Обладатель диво-устройства порозовел от смущения и кинулся строчить по кнопкам, вытягивая из электронной памяти вожделенную историю маршрута.

– Чёрт! – он помрачнел и стал лихорадочно тыкать в одну из клавиш.

– Что ещё? – побледнел Михаил.

– Часть кластеров утеряна, не всю дорогу помнит.

– Да ёлки-палки, что за наваждение! – даже Андрей начал выходить из себя.

Грянул телефон.

– Ну, что там опять?

– Ты чего ругаешься, Миш? – бородатый мастодонт благоухал добродушием.

– Не вышло по-твоему...

– Да вы погодите, ещё ж в Интернете запас есть! – хозяин навигатора не терял оптимизма, и кнопки под пальцами попискивали, словно морзянка с терпящего бедствие корабля.

– Конечно, если из основной памяти что утрачено, есть резерв у таких штуковин! – главный организатор расслышал реплику и поддакнул, догадавшись с лёту о причинах скверного настроения долговязого старожила туристских троп, сейчас яростно лохматившего седой хохол.

Издевательски медленно ползла линия загрузки базы из сети. Поодаль скулили самые нервные из числа барышень. Здесь, в хмуром кругу мужчин, настороженно следили за редко моргавшей полоской, росшей с той же скоростью, что и эти огромные сосны вокруг, хладнокровно стоявшие на страже заключённых, легкомысленных наглецов, вздумавших бросить вызов коварной природе.

– Есть! – чуть меньше чем вечность спустя воскликнул хозяин навигатора.

Мужики нависли, сгрудившись. Через минуту Михаил широко взмахивал длинными руками, всеобщее уныние несколько развеялось, народ собрался с силами и деловито развернул строй вдоль просеки – великий всемогущий Интернет дал нужную информацию, люди стали распутывать нить, ведшую к началу незримого лабиринта.

Дабы не затягивать описание, скажем, что в этот раз всё получилось! Через два с половиной часа мотавшийся туда-сюда челнок наконец-то выскочил из удивительной мышеловки. Народ даже не поверил своим глазам, когда увидел впереди, как разошлись в стороны стены дремучего леса. Девушки побежали с визгом и, выскочив на поляну, с которой и началось это злополучное приключение, попадали ниц, блаженно катаясь по высохшей колючей траве. Впрочем от них никто не отставал. С ощущением вселенского счастья полторы сотни бродяг хохотали, кричали, кувыркались и пели хвалу небесам, в которых где-то высоко висел служебный спутник безмерно доброго и всемогущего Интернета, да продлит он сам свои дни!

Словно вернулась эпоха хиппи и «цветы жизни» повысыпали на жёсткой ноябрьской траве, радуясь Солнцу и простой свободе. Вот когда начинаешь понимать цену вещам, утраченным в мещанском комфорте!

Однако, небо затуманилось, поползли серые облачка. Осень редко изменяет своему печальному характеру. Народ тоже несколько угомонился. «Едут!» – крикнул кто-то. Со стороны станции на поляну вкатилась обшарпанная жёлтая «Нива». Автомобиль ещё толком не остановился, а из него уже повыскакивали серьёзные и хмурые господа организаторы.

– Есть известия от главного? – подбежал к Михаилу коренастый коротышка лет шестидесяти.

– Сказал, что застрял там, откуда мы выбрались.

– Вот незадача! Что будем делать? – пожилой мужчина повернулся к приехавшим с ним.

– Надо идти выручать, что ещё? – Михаил помял лоб. Желудок уже давно просил для себя работёнки.

Лёгок на помине, тут же позвонил тот, о ком шла речь.

– Ну, что, как вы там?

– Нормально, выкарабкались, – герой сегодняшнего дня скосил глаза на разлёгшихся.

– О, слава тебе, великий туристский Зевс!

– Думаем теперь, как вам помочь.

– Нормально всё, выберемся! Главное, что те, за кого я отвечаю – целы! Все, кстати, выбрались?

– Вроде да, никого не забыли.

– Это хорошо. «Сотня», конечно, отменяется, что уж теперь. Форс-мажор.

– Тут на «Ниве» подъехали, сейчас к вам покатим.

– Кхм… Ну если уж и впрямь хотите погеройствовать, мы от подмоги, конечно, не откажемся. Но не лезьте сюда на машине! – от сердца у бородача отлегло, он басил ровно.

– А что так?

– Если и вы застрянете, будет вообще проблема. Лучше просто бензина прихватите в дорогу. Трёх мужиков с собой возьми, потрёпанных, не молодых, и хватит.

– Понял. Сделаем, ждите.

Скоро наполнили ёмкость топливом, тяпнули для храбрости чуток коньяку на пустое нутро и решительно двинули обратно к зловещей просеке под недоумевающими взглядами расслабившейся счастливой компании. Четверо: Михаил, Андрей, приехавший только что приземистый Сергей Валентинович и смелый хозяин навигатора Юрий. Остальные, не бывшие в курсе, забубнили меж собой, но вопрошать не решились, потому как вымотались и посчитали, что, видимо, начальники ведают, что творят.

Встали у края:

– Как поступим? – Михаил обернулся напоследок; кто его знает, улыбнётся ли удача дважды?

– Вот след, явно его шины, – Сергей Валентинович ткнул морщинистой кистью в отпечаток протектора по краю большой мелкой лужи.

– Да, похоже, они досюда добирались, пока нас искали.

– И сами вляпались! – Андрей присел и рассматривал пропадавшую в траве свежую колею. Потом поднялся и шагнул в сторону, – Ну вот, что я и предполагал… Подойдите сюда, гляньте!

Трое спутников приблизились и посмотрели туда, куда указывал брюнет. Можно было не поверить глазам: следы автомобиля, только что естественно исчезавшие в коричневой траве – здесь были видны, две широких полосы уходили далеко вглубь лесного коридора, протектор кое-где вывернул куски земли.

– Ну, давай, рванули! – шагнул размашисто Михаил.

Пройдя десяток шагов, оглянулись: ловушка захлопнулась, позади тянулась бескрайняя труба просеки.

– Вот так диво! Мистика какая-то! – храбрился Андрей, но очевидно, что всем стало жутковато.

– Я засёк координаты на всякий, – Юрий деловито общался со своим чудо-девайсом.

– Звякну-ка виновнику торжества, – Михаил набрал номер, до этого работавший только в одну сторону.

Бородач долго не отвечал.

– Ну что, вы к нам с бензином? – с ходу заговорил он.

– Да. Проблема только, как в этой чёртовой Проземи не разминуться.

– Если не вылетать из неё, то, логически рассуждая, через час вы до нас доползёте – мы вроде бы у того края, который на грунтовку выходит.

– Откуда такие сведения? – удивился Михаил.

– От последнего поворота у первой поляны катили всё прямо.

– Мы же тоже всё по линии шли, никуда не сворачивая!

Большой начальник задумался.

– Хм… Тогда не знаю, где мы застряли, – покряхтев, согласился он.

– Мы будем по вашей колее следовать, её вроде хорошо видно. Оставайтесь на месте! – крикнул Андрей, на том конце провода должны были расслышать.

– Хорошо, ждём. Созваниваемся каждые пять!

– Договорились.

Аккуратно затопали вдоль свежего следа. Иногда рисунок рифлёной покрышки было видно очёнь чётко. Маслянисто хлюпал бензин в канистре, изредка пикал навигатор. Медленно-медленно вертелась хмурая стена деревьев. Небо вообще заволокло.

Звякнул сотовый.

– Парни, отбой! Ха-ха! – бородатый богатырь в этот раз был само радушие.

– То есть?

– Мы выбрались! Самим не верится! Так легко!

– Подробнее давай, – нахмурился Михаил. Глупая получалась ситуация.

– Я отошёл по нужде и вдруг увидел просвет…

– Говорили же, от угла зрения зависит… – буркнул, улыбнувшись, Андрей.

На заднем плане в телефоне слышались радостные крики множества голосов. Кто-то там подбежал и, шумно дыша, заорал прямо в трубку: «Мы тут сидели, и вдруг – бах! – из ниоткуда вылетает джип, как в кино! Обалдеть!»

– Да, так резко прорвались, что еле вырулили, чтоб не задавить кого! – верзила довольно грохотал, посмеиваясь.

– Ладно, понял, спасибо, – помрачнел Михаил.

– Ну, давайте, теперь вас ждём! – бородач так веселился, будто выход из Проземи – это обыденное занятие, которое делают практиканты ориентирования на местности.

– Да-да, ждите, – это было сказано уже после нажатого «отбоя».

Четверо встали, глядя друг на друга в прострации.

– И? – Андрей с хрустом размял пальцы.

– Я не специалист по блужданию в потусторонних мирах.

– Давайте будем идти дальше по колее, а то вдруг дождь начнётся и смоет следы? – неуверенно предложил обычно молчащий Юрий.

Михаил посмотрел по сторонам и молча кивнул.

Действительно стало накрапывать, пока ещё очень мелкой водной пылью. Неудавшиеся спасатели понуро брели вдоль следа. Монотонно вилась тропка. До тех пор, пока полусонные измученные бродяги вдруг не осознали произошедшего изменения.

– Чёрт! Мы ж след потеряли! – Андрей спохватился первым.

– Да ёлки-палки! – Михаил наконец потерял терпение и от души хлопнул оземь шапкой, сорванной с седых кудрей.

– Тихо-тихо, без паники! – Сергей Валентинович остановился, в задумчивости теребя дряблый подбородок. Он был самым свежим во всей компании, трое других на ногах уже почти сутки.

Юрий относился ко всему с завидной покорностью: положил на землю навигатор и отошёл к кривой сосне по известной надобности.

– Я устал. Какое-то бесконечное издевательство! – закипел Михаил, удивив этим Андрея. Он никогда до этого не видел друга возмущённым.

– Давайте отдохнём, поспим чуток.

– Похоже, что так. Нервы уже на взводе.

– Эй! Эй! Я тут вижу! – встрепенулся в стороне Юрий.

– Что там ещё?

– Да вон, просвет!

Все тут же подскочили.

– Ох, ёжкин кот!

– На самом деле!

– Ура!!!

– Юрка, ты молодец!

Радостная ватага рванула к распахнувшемуся выходу. Выбравшись наружу, завертели головами.

– Кхе… А где это мы? – озирался по сторонам Михаил.

Опять лес. Но другой, не столь удручающе мрачный. Лиственный, светлый. И погода получше.

– Из огня да в полымя, – Андрей удивительным образом никогда не терял присутствия духа.

– Давайте сюда, что ли, повернём, теперь уж точно терять нечего. Ох, да что ж такое?!

Высокий Михаил не заметил низко висевшего указателя и с разгону ударил в него лбом. Пронзительно загудевшая железка медленно повернулась.

– «База отдыха «Огонёк»…

– Чего? – седой ветеран «Сотни» подошёл к Андрею, потирая ушибленное чело.

– Да ничего. Дошли до конца!

Возникла немая сцена.

Последовавший за тем залп хохота вспугнул прятавшуюся в кустах птицу.

– Ну, это просто невероятно!

– Я просто выпал в осадок!

– Парни! Мы прошли положенные сто километров!!! Да ещё за рекордное время!

– Да, двадцать часов со старта, – заметил скупой на эмоции Юрий.

Поднялся такой безбашенный и радостный ор, что телефон услышали не сразу.

– Да?

– Ну, вы как? Выбрались куда-нибудь? – бородач по ту сторону связи был тоже счастлив, но по-своему.

– Не поверишь, но мы на базе! – заорал безо всякого стеснения Михаил.

– Какой ещё базе? – опешил здоровяк.

– «Огонёк»! Мы дошли! Вся «Сотня»! Меньше, чем за сутки!

В трубке воцарилось молчание. Но Миша не обращал внимания и кричал восторженно:

– Вы нам не поверите, но мы-то знаем, что это правда!..


17.07.11 – 23.07.11



 Марина Морская
В начале очень интересно, интригует, но затянутоооооо... и сухо как-то. А хэппи энд слишком слащавый.

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,