ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:
Вова Шлифовальщик

Ольга Трушкина

Сны Феликса

Сны Феликса

Утро началось, как обычно. Феликс встал с подстилки, сладко зевнул и потянулся.

«Пора на прогулку! А она еще спит. Жалко будить», - подумал пес, внимательно вглядываясь в лицо спящей хозяйки.

- Сиу! – то ли тихий визг, то ли нервный зевок вырвался из его широко открытой розовой пасти.

Старенький фокстерьер терпеливо сидел и ждал, когда она проснется. Песик сильно нервничал, ему очень хотелось выйти на улицу, он едва сдерживал желание разбудить хозяйку. Но вот, наконец, ее веки дрогнули и добрые серые глаза открылись.

«Теперь можно!» - понял Феликс.

Короткий хвостик задрожал от радости, глаза вспыхнули веселыми огоньками. Зубами он ухватил самый кончик одеяла и потянул на себя, это означало одно: «Вставай, сколько мне еще терпеть!»

Она все поняла, быстро вскочила и оделась. Вскоре хозяйка и ее пес гуляли по осенней улице.

Феликс внимательно обнюхивал каждое встреченное дерево или столбик. А затем оставлял на них свою метку, это чтобы все знали, что здесь был он, Феликс.

Местные собаки его очень уважали.  Феликс, в отличие от других представителей славного рода фокстерьеров, был очень спокойным и рассудительным, никогда первым не затевал драку, но всегда мог за себя постоять.

Как всегда после прогулки – завтрак. Вернее, завтракала она, хозяйка и смотрела новости по телевизору. А Феликс, по-домашнему, Филька, сидел рядом на полу и выпрашивал то кусочек колбаски, то ломтик сыра. Она понимала, что это нехорошо, и воспитанная собака не должна попрошайничать у стола, но что тут поделаешь? Феликсу уже двенадцатый год – собачья старость, переучивать поздно, да и зачем? Пес понимал ход ее мыслей, весело помахивал обрубком хвоста и слегка скалил желтоватые от возраста зубы. Получалось что-то вроде улыбки.

- Ну, все, Филька! Мне пора, - она наклонилась и поцеловала его в макушку, ушла на работу.

И для Феликса наступили долгие часы полного безделья, скуки и размышлений. Когда-то, по собачьим меркам, очень давно, лет пять назад он умел играть в одиночестве: катал мячик, жевал резинового зайца, извлекая из него свистящие звуки, при этом забавно приподнимал левое ухо. А когда сильно соскучивался по хозяйке – вынимал из обувницы ее туфельку и жадно внюхивался в стельку, с наслаждением вдыхая любимый запах. Тогда песику начинало казаться, что она здесь, рядом с ним и становилось намного легче. Но теперь старость брала свое, и Феликс почти целый день спокойно лежал на диване, предаваясь думам о смысле жизни.

А, примерно, часа в четыре он начинал ждать хозяйку. Внимательно прислушивался к шагам на лестнице, вспрыгивал на подоконник и напряженно смотрел вниз, в надежде увидеть ее. Обычно хозяйка возвращалась после пяти. Но иногда ее отпускали немного раньше, тогда у Феликса случался приступ такой бурной радости, что женщина боялась: собачье сердце не выдержит и лопнет от восторга. Он носился по коридору с веселыми криками, звонко лаял, подпрыгивал на месте, словно мячик, пытаясь лизнуть хозяйку в лицо. Даже сейчас, на закате своей жизни, пес продолжал встречать ее с тем же энтузиазмом.

Феликс был самой обыкновенной собакой: легкомысленной и игривой, преданной и ласковой. За всю свою жизнь он никого ни разу не укусил. Любовь к людям переполняла его маленькое сердце. Он безумно радовался любому гостю, знакомому или незнакомому – не имело значения, главное, что перед ним было человеческое существо: прекрасное, обожаемое. Даже некоторые неприятные случаи, произошедшие за его долгую, по собачьим меркам, жизнь, так и не научили его, тому, что не все люди хорошие.

Когда Филька был еще маленьким, хозяйка часто спускала его с поводка, чтобы он побегал и порезвился. Однажды какой-то подросток начал бросать в него камни. Щенок принял его поведение за игру и радостно гонялся за брошенными булыжниками, пока один из них не угодил ему прямо в лобик. Собачка жалобно завизжала и одна мысль промелькнула в его голове: «Конечно же, это случайно!». В собачьем мозгу не укладывался тот факт, что люди хотят и могут причинить ему зло.

Тут подбежала перепуганная хозяйка. Подхватила маленького Фильку на руки и унесла домой, а злой мальчишка, при виде нее, тут же убежал.

Были еще неприятные случаи: какая-то мамаша с коляской, прямо на тротуаре, переехала ему лапу. Феликс был уже старенький и не успел отскочить. А молодая женщина вместо того, чтобы извиниться, обругала матом пса и его хозяйку. И почувствовала себя абсолютно правой, конечно же, ведь у нее маленький ребенок, а это значит, что ей все позволено.

Нередко злобные старухи кричали из своих окон им вслед всякие гадости типа «развели тут собак!». Но хозяйка на их крики не обращала внимания, просто шла дальше, не реагировал и Феликс, хотя понимал, что им говорят что-то злое, нехорошее.

Но после этих и  многих других неприятных случаев, любовь Феликса к людям ни капельки не уменьшилась.

А в последнее время ему начали сниться сны. Конечно же, они снились ему и раньше: зеленые луга, залитые весенним солнцем, по которым он бегал на просторе, лая от счастья и полноты жизни, чудесные интересные запахи, которые он читал словно книги, и что-то вроде колбасного магазина, где он мог есть все подряд и сколько душе угодно. Это были приятные, сладкие сны, после которых  песик просыпался, чувствуя себя бодрым и отдохнувшим.

Но эти, новые сны были совсем другие: он видел небольшое замкнутое помещение удлиненной формы, в котором на креслах рядами сидели люди. Слышался громкий гул за круглыми маленькими окошками. И вдруг все это начинало стремительно падать вниз, в бездну. Люди громко  кричали от ужаса, и Феликс просыпался. Некоторое время он пытался сообразить, что это было? Куда падала эта странная комната? Он никогда не летал на самолетах и поэтому не осознавал весь ужас ситуации, но зато прекрасно чувствовал смертельный страх, который испытывали люди. Эти кошмары повторялись с разной частотой.

А однажды, после подобного сна, утром в новостях рассказали о ночном падении самолета. Показали груду дымящихся обломков, искареженные металлические детали и развалившиеся кресла. И еще сказали, что все люди на борту погибли.

- Вот, Филька, как бывает, - печально заметила хозяйка, - летели люди на отдых, или по работе, а всем пришлось погибнуть страшной смертью! Если корабль тонет – существует надежда выплыть, из поезда можно выпрыгнуть, в автомобильной аварии есть возможность выжить, но когда падает самолет – шансов не остается. И люди, перед смертью, осознают, что они обречены, это самое страшное – когда нет надежды на спасение!

Феликс понял все, ее грусть и скорбь, положил бородатую мордочку к ней на колени и жалобно заскулил. Он попытался рассказать, что ночью, во сне он видел этот самолет и проснулся от ужаса, но хозяйка не поняла.

- Ну что ты, малыш, не расстраивайся. Мы с тобой никуда не летаем, у нас на это нет денег. Не всегда плохо быть бедным, есть и хорошие стороны! – она улыбнулась, ласково потрепала Фильку за уши и ушла на работу.

Песик удобно устроился на диване, подложив под локотки маленькую подушечку, и думал: «Почему так? Почему люди погибают? Если бы я, хоть что-нибудь мог сделать, как-то этому помешать!»

А время шло, и один день был похож на другие: прогулка, завтрак, часы ожидания, снова прогулка, обед, счастливые часы, проведенные вместе с хозяйкой, вечерняя прогулка и сон.

И вот Феликсу снова приснился похожий кошмар: большой пассажирский лайнер вдруг теряет управление и начинает падать. Он  внутри салона: видит панику, слышит крики скорби и ужаса.

«Что же делать? Я не могу просто так на это смотреть!» - подумал песик, и в тот же момент оказался снаружи, под самым брюхом самолета. Он, в отчаянии, попробовал удержать многотонную машину, остановить падение. Получилось! Так, из последних сил он удерживал самолет в воздухе, не давая ему сорваться в штопор. Он нес его на себе, пока шасси не коснулись посадочной полосы.

А утром бесстрастный голос теледиктора рассказал, что пассажирский боинг лишь каким-то чудом сумел избежать аварии. На борту было двести пятьдесят пассажиров, и лишь благодаря мужеству и мастерству пилотов никто не пострадал.

Феликс все понял и пытался поделиться радостью с хозяйкой:

- Это я удержал самолет! Я всех спас, правда, я молодец? – он радостно прыгал и лизал ей руки.

- Филька, прекрати скакать, да что с тобой такое? Ты же мне новые колготки порвешь! – возмутилась хозяйка.

Песик разочарованно отступил и улегся на диван.

- Ну ладно, малыш, не обижайся! Постараюсь придти пораньше! – она чмокнула его в белый кудрявый лобик и ушла. – Куплю тебе пирожное!

Так у Феликса появилась важная работа: он удерживал в воздухе падающие самолеты. Сколько всего их было? Собаки считают лишь до четырех, по количеству собственных лап. Песик  только знал, что спасенных гораздо больше, чем четыре.

В ту ночь Феликс уже спас один пассажирский лайнер и после смотрел замечательный сон о колбасном магазине. Он с наслаждением откусывал по кусочку от выложенных на прилавок колбас, и каждая последующая оказывалась вкуснее предыдущей.

У спящего Феликса даже потекла из пасти слюна тонкой струйкой и закапала прямо на подстилку. И вдруг все стало резко меняться, стены колбасного магазина начали сдвигаться, пространство сузилось и вытянулось в длину. Замечательные копчености исчезли. Вместо них появились ровные ряды кресел с кричащими от ужаса пассажирами.

«Опять!» - подумал Феликс, но без злости, без раздражения, просто он чувствовал себя усталым и разбитым, ведь ему сегодня уже пришлось нести на себе один пассажирский лайнер.- «Ничего, я смогу. Все будет хорошо!»

Он поднырнул под самолет и стал, как обычно, удерживать его от падения. Было тяжело, как никогда.

«Не могу больше, совсем сил нет, я так устал!» - думал пес. – «Но нельзя же дать им умереть? Нет, не отпущу!»

Он собрал остаток энергии и изо всех сил подтолкнул тяжелую машину вверх. Раздался ровный гул двигателей.

«Они спасены! Я молодец!» - успел подумать Феликс и камнем полетел вниз. В груди что-то несильно кольнуло, словно оборвалось. Удара о землю он не почувствовал.

Наутро хозяйка проснулась и увидела на собачьей подстилке маленькое неподвижное тельце. На забавной бородатой мордашке застыла блаженная улыбка.

- Филька! – выдохнула женщина, и по ее щекам потекли слезы.

 

 

 

 

 


 Олег Пронин
Странный рассказ. Пусть даже и сказка, но должна же быть какая-то логика. Оценка четыре балла.

 
 Светлана Дмитриева (Баранова)
Прекрасно написано, хоть и фантастично. Понравилось!

 Татьяна Рагуля
Очень добрый рассказ

 
 Анна Гнип
Люблю собак, но смысла в рассказе тоже не увидела.

 

 

кухонные уголки для кухни цены, акция.  

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,