ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Татьяна Рагуля

Бесценный дар

 Ты верен весь одной струне
И не задет другим недугом,
Но две души живут во мне,
И обе не в ладах друг с другом.
И.Ф. Гёте «Фауст»
 

1.

Ослепляющее, но всегда по-зимнему холодное солнце скрылось за горизонтом; едва на город опустились сумерки, свет миллиона глаз небоскрёбов прогнал кромешную тьму, разбавив её полутонами; ещё мгновение – и свет ярких лампочек осветил обезлюдевшие тротуары. Мила, наверное, была единственным человеком в городе, не зажёгшим свет в этот поздний час. Она стояла около окна и смотрела вдаль, туда, куда мгновение назад скрылось дневное светило. Пусть её глаза смотрели в небо, видела она совсем иное. Одинокая жизнь в огромной квартире на сто пятьдесят третьем этаже новенького небоскрёба каждый вечер, едва солнце скрывалось за горизонт, и ночь вступала в свои права, рождала в её голове мысли о чём-то необыкновенном и таинственном. Она частенько смотрела на звёзды и представляла, как летит в серебристом крейсере, рассекая холодные синие просторы, летит прямо к Марсу или к Венере. Не редко в минуты мечтаний она закрывала глаза и переносилась в мир грёз, в мир далёкого детства, когда она ещё летала во сне и видела другие миры; но всё когда-то заканчивается, и сны перестают быть такими красочными, как прежде. Мила отошла от окна и, не зажигая света, легла на кровать и закрыла глаза. Усталость мгновенно сломила её, и, едва сомкнув веки, она погрузилась в глубокий сон без сновидений.

Раздражающий дребезжащий звук будильника заставил Милу очнуться ото сна. Она оторвала голову от подушки и бросила затуманенный ночной негой взгляд на яркий мигающий циферблат. Солнце уже проснулось, осветив своими яркими лучами ещё спящий город. В следующую секунду включилось автоматическое радио – монотонный голос рассказывал свежие новости о последней экспедиции на Венеру. Взяв с тумбочки пульт, она отключила радио. Некоторое время девушка ещё лежала в постели, наслаждаясь наступившей тишиной – даже гул за окном затих на несколько секунд. Каждый день, словно исполняя какой-то таинственный ритуал, она начинала с того, что доставала из-под кровати небольшой хромированный кейс, набирала пароль. В этом чемоданчике она хранила все свои сбережения, которые копила едва ли не с детства. Впервые сообщение о том, что можно переселиться на другую планету, Мила услышала, будучи ещё совсем маленькой девочкой; дедушка её был астронавтом, он рассказывал много интересных историй о космосе и других мирах. После окончания школы Мила хотела тоже пойти в астронавты, но недостаток средств оказал своё влияние. С тех пор путешествие на крейсере стало её заветной мечтой, а переселение на другую планету – главнейшей целью. Девушка ещё раз пересчитала пластиковые карточки-шестиугольники с золотой гравировкой и, пошарив в кармане куртки, добавила к своим сбережениям ещё пару.

Этим самым утром в это самое время, когда Мила закрыла и спрятала свой драгоценный кейс, на другом конце города в центре испытаний сработала сигнализация. Пронзительный вой сирены был слышен во всех помещениях всенаучного института, где шесть дней в неделю, десять часов в сутки работала Мила. Поскольку она была лишь штатным работником института, не имеющих особых заслуг в области науки, на её мейл не пришло сообщение с пометкой «важно», и она даже не догадывалась о том, что произошло. Она стала едва ли не последним человеком во всём институте, узнавшем утреннюю новость.

Спустя полчаса с момента срабатывания сигнализации, бронированный грузовик с фурой въехал на территорию института – наконец возвратилась последняя экспедиция с Антарктиды, по их взволнованным и, в то же время, довольным лицам было ясно видно, что вернулись они не с пустыми руками. Как только грузовик остановился, брезентовое покрытие рухнуло, обнажив блестящую стальную клетку. На минуту в зале воцарилось мёртвое молчание, все присутствующие устремили свой взгляд на нечто, что было заточено в клетке. Тишину нарушил тихий скрип только что открывшейся так некстати двери – в зал вошла среднего роста девушка с туго завязанными на затылке светлыми волосами, она, как и все присутствующие, была одета в специальную форму, а на шее её висел бейдж с надписью «Славина Мила, 3-й отдел». Закрыв дверь, она оказалась прямо перед клеткой; дрожь пробежала по её спине, когда она встретилась взглядом с зелёными глазами существа, которое, не мигая, смотрело на неё, не замечая ничего вокруг. «Помоги мне», - услышала девушка; ей показалось, что говорило существо, но его рот не открывался. Она, желая понять суть происходящего, приблизилась к клетке, но в ту же секунду, словно очнувшись ото сна, к ней подошёл тот самый маленький человек, взял за руку и отвёл в сторону от оживлённой толпы.

- Кто это был, Влад? – спросила Мила, когда человек, схвативший её за руку, привёл её в кабинет.

- Эти хвастуны только что его привезли, - ответил учёный небрежным тоном, словно это была обыкновенная штатная ситуация, - привезли и устроили это шоу! Что за показуха!

- А ты видел, как это существо смотрело на меня?

- Я видел только самодовольную улыбку Олега Анатольевича.

- Оно словно умоляло о помощи. – Мила не могла успокоиться.

- Не неси чушь, Мила. Ты видела то, что растёт у него из спины? Я видел, и мне  от этого стало не по себе. Ты или с ума сошла, если так говоришь, или и вправду не поняла, что произошло. Прихвастни Олега Анатольевича, привезли это чудовище из своей последней экспедиции. Они где-то в Антарктиде откопали этого мутанта и притащили сюда ради потехи и показать, дескать, не зря тратят бюджет.

- Откуда в тебе столько злобы, Влад? Возможно, это величайшее открытие в истории человечества.

- И все лавры достанутся этому недоноску только потому, что у него богатый папаша, который одолжил ему денег для организации этого чертовски заманчивого предприятия. 

- Ты явно встал не с той ноги. Слышишь сирену – нас вызывают в конференц-зал

- Пожалуй, я останусь тут. – Влад скрестил руки на груди и словно замер на месте.

- А я, пожалуй, схожу – узнаю, что к чему, - сказала Мила и вышла прочь из кабинета.

Конференц-зал – просторное светлое помещение с длинными рядами кресел, амфитеатром всходящими к высокому потолку – был переполнен взбудораженными людьми. Мила вошла, и в ту же секунду была подхвачена водоворотом, в который превратилась толпа учёных, жаждущих посмотреть на диковинное существо. Вокруг себя она слышала голоса, но что они говорили, разобрать не могла, ведь говорили они одновременно. Вскоре все заняли свои места, и порядок стал мало-помалу налаживаться. На сцену вышел главный помощник Олега Анатольевича и его доверенное лицо – Романов; он сообщил, что глава института собрал всех не затем, чтобы ещё раз демонстрировать заточённое в клетку существо; по залу пронеслась волна неодобрения, но тут же все замолчали – появился Олег Анатольевич. Он взошёл на пьедестал, который стоял посередине сцены, и поднял руку в знак приветствия. Все молча ждали, когда он начнёт говорить, он же, в свою очередь, не торопился начать, выдерживая драматическую паузу.

- Друзья мои, - наконец он обратился к залу. - Я собрал вас здесь не затем, чтобы снова устраивать цирк, показывая необыкновенное существо, вы и так достаточно видели, чтобы судить о нём. Возможно, мы стоим на пороге нового важного открытия, и сейчас нам нужно приложить достаточно сил, чтобы как можно подробнее изучить то, с чем мы столкнулись. Все находящиеся здесь в курсе, что все предыдущие экспедиции в Антарктиду заканчивались ничем, но я не терял надежду, что на этой загадочной земле ещё осталось что-то необыкновенное. И, теперь вы можете видеть сами, чутьё меня не обмануло. Кто наш найдёныш – мутант, посланник с другой планеты или детище эволюции – это нам ещё предстоит выяснить. 

Он ещё долго продолжал что-то рассказывать, но Мила перестала слушать. Она сидела на одном из последних рядов почти с краю и думала только о том, как бы незаметно ей отсюда уйти. У неё перед глазами был всё тот же невероятно пронзительный взгляд больших зелёных глаз. Мила же почти встала, чтобы уйти, но её остановил голос рядом сидящего с ней молодого профессора:

- Мои поздравления, Мила Славина, - сказал он, улыбнувшись.

Мила непонимающе посмотрела на него.

- Ты что не слышала – Олег Анатольевич только что назвал твоё имя вместе с именами тех, кто будет заниматься новым проектом! Я, кстати, тоже в команде.

- Надеюсь, что получу кучу денег, - без особого энтузиазма ответила девушка.

2.

Был тихий воскресный вечер; Мила сидела около окна и, по своему обыкновению, наблюдала за исчезающим солнцем. Последний луч упал на подоконник и в ту же секунду умер, едва достигнув середины комнаты. Из груди девушки вырвался невольный вздох, совершенно случайно она посмотрела себе под ноги – этого мимолётного взгляда хватило, чтобы заметить в углу некий прямоугольный предмет. К огромному удивлению Милы это оказалась книга. «Странно, как она сюда попала? – удивилась она. – Кто бы мог её сюда положить?» Дома у неё никогда не было бумажной литературы, никогда не выписывала газет, и всё, что ей было необходимо, держала в своём планшетнике.

- Иоганн Вольфганг Гёте «Фауст», - прочла девушка, поднеся к обложке фонарь, название книги, выгравированное серебристыми буквами на чёрном фоне.

- Где-то я уже слышала это имя, - произнесла Мила, обращаясь сама к себе, - и это название. Но только где? О чём я думаю – о названии какой-то ненужной никому книги! С ума сойти, я точно сумасшедшая! У меня в квартире точно кто-то побывал и оставил мне послание. – Она подскочила и зажгла свет во всех комнатах, но, обследовав каждый угол, каждое окно, она так и не нашла следов постороннего проникновения, в чём была почти уверена. Тогда она снова уселась в кресло и взяла книгу. – Нет, если бы кто-то проник сюда, обязательно сработала бы сигнализация!  Но, чёрт возьми, как она здесь оказалась! Так, посмотрим, что тут. – Она открыла книгу наугад где-то вначале:

…Блажен, кто вырваться на свет

Надеется из лжи окружной.

В том, что известно, пользы нет,

Одно неведомое нужно.

…День прожит, солнце с вышины

Уходит прочь в другие страны.

Зачем мне крылья не даны

С ним вровень мчаться неустанно!

- Что это – стихи? Так давно уже никто не пишет – что за рифма странная, - усмехнулась Мила и, захлопнув книгу, положила её на тумбочку  около кресла.

3.

Неделя пролетела, как один день. Каждый день она буквально не выходила из лаборатории, анализировала данные, проводила исследования; девушка ни разу не посетила помещения, где находился сам подопытный – потому, что не было времени? – нет, она боялась вновь встретиться с ним взглядом. Она боялась, но, в тоже время, её что-то влекло в исследовательскую лабораторию, словно кто-то привязал к её спине невидимые нити. Она смотрела в микроскоп, а мысли её были лишь о том, как бы встретиться с подопытным. Посмотреть ещё раз ему в глаза - чтобы избавиться от страхов, или убедиться окончательно в своей к нему неприязни. Кроме того, ей не давала покоя книга, которая теперь лежала не в углу на полу, а на тумбочке рядом с кроватью и которую она периодически читала перед сном.

В четверг Мила дольше обычного задержалась в лаборатории. В этот день она была особенно рассеяна, поэтому работа шла несказанно медленно. Только к вечеру её состояние нормализовалось, она ещё раз стала просматривать данные, полученные от анализа ДНК.

- Этого не может быть, - вслух сказала она и в ту же секунду открыла журнал, куда записывала все наблюдения, и трясущейся от волнения рукой записала: «Существо Х имеет 46 хромосом, наблюдается частичное расщепление одной из хромосом в пятой паре, но это не мутация. Похоже, имеет место генная инженерия». Сделав запись, Мила выключила приборы, проверила систему безопасности и вышла из кабинета. Меряя шагами коридор, она шла, не поднимая взгляда; мёртвая тишина нарушалась только негромким шорохом, что создавали её ботинки при трении о холодный кафельный пол. Казалось, она была настолько увлечена мыслями, что ничего не замечала, на самом же деле в её голове крутилась только одно – не мутант. Незаметно для самой себя она пропустила выход из лабораторий, а когда повернула, чтобы сойти на лестницу, то оказалась прямо перед входом в главную лабораторию. От этого ей стало не по себе, но она не развернулась, а открыла дверь.

Войдя в главное исследовательское помещение института, Мила прямиком направилась к клетке, что стояла в центре. Тусклого света, исходившего от одной лампы под потолком, было вполне достаточно, чтобы всё разглядеть. Но девушка пришла сюда не на экскурсию, а вполне с определённой целью. Она подошла к клетке. Крылатый, казалось, не замечал её присутствия – по-видимому, он спал. Мила обеими руками схватилась за металлические прутья и тихо позвала подопытного. Стоило ей сказать хоть слово, большие зелёные глаза устремились на неё. «Зачем вы это всё делаете?» - услышала она в своей голове и в испуге отшатнулась от решётки. «Почему вы продолжаете держать меня в клетке?».

- Ты что-то сказал? – спросила девушка, в испуге отшатнувшись от клетки. – Я не видела, чтоб твои губы шевелились!

- Говорить не безопасно, - произнёс пленник.

- Кто ты? Как ты это делаешь – влезаешь в мою голову?

- Это не сложно, но вы пока этому не научились. Там, откуда я прибыл, все могут общаться с помощью мыслей, и этот вид общение наиболее распространён. Главное не терять визуального контакта с собеседником.

- Что значит там, откуда ты прибыл? Там все такие, как ты?

«Если ты о крыльях, то да. Слышала когда-нибудь об эволюции?»

- Мне не по себе от того, что ты разговариваешь со мной в мыслях. Зачем ты снова это делаешь?

«Я слышу шорох в коридоре, кто-то идёт. Мне не хотелось бы, чтобы кто-то ещё узнал то, что знаешь ты. Попробуй молчать, когда хочешь что-то сказать, и смотри мне в глаза, непременно!» «Звучит как бред!» «Вот видишь, у тебя уже получается! Никто не должен знать, что ты вошла со мной в контакт» «Это почему ещё?» «Они и так меня замучили своими опытами» «Я одна из них, не забывай! А ты не думал, что я могу  им всё выложить?» «Нет, ты другая – я сразу это понял, лишь тебя увидел тогда, когда меня только привезли» «Нет, ты меня совсем не знаешь. Мне нужны деньги, понимаешь, очень. Моя мечта исполнится, если я сдам тебя – мне заплатят кругленькую сумму, и я, наконец, навсегда улечу с этой планеты!» «Там ничего нет – я был там» «Для меня ничего нет и здесь» «Помоги мне» «С какой стати? Откуда ты вообще взялся, и почему  у тебя ДНК такое, как  у нас?» «Может, потому, что я человек. И, как у каждого человека, у меня есть хобби – я путешественник. Я путешествовал в разные миры, в разное время. Раньше у меня никогда не случалось проколов, но в этот раз не сработала маскировка, и меня увидели те самые люди, которые и заточили меня здесь. Я не думал, что люди когда-то были так жестоки! В мире, где я живу, жестокости нет. Я попытался вступить с ними в контакт, но мне что-то вкололи, и я потерял сознание, а когда очнулся – увидел тебя…»

- Ты хочешь сказать, в твоём будущем изобрели машину времени? – не выдержала девушка и спросила вслух.

- Нет. Я говорю не о машине времени, а о временных червоточинах. Их никто не изобретал, они всегда существовали сами по себе, просто люди не были столь сильны, чтобы отыскивать их и управлять ими. Не все, конечно, могут это делать, но есть специальные приборы.  Временные червоточины – это разрывы во временной материи, и я могу ими управлять без приборов. – Пояснил крылатый пришелец.

- Знаю, этот вопрос мне нужно было задать первым, но всё же, как тебя зовут? – спросила девушка после некоторого молчания.

- Вагнер. А твоё имя я уже знаю – на бейдже прочёл. Мила – очень красивое имя.

- Ты умеешь читать на нашем языке?– удивилась девушка.

- В будущем русский язык не сильно изменится, конечно, добавится много других новых слов, произношение станет другим, но суть останется прежней.

- Вагнер, я не знаю, что мне делать. Я не хочу, чтобы ты остался подопытным кроликом до конца своих дней, особенно после того, что о тебе узнала. Но и как помочь тебе я, решительно, не знаю.

- Иди домой, Мила. Ты очень устала. Я всё пойму, приму. Извини, что потревожил тебя.

Мила резко отвернулась, чтобы вновь не встретиться с вездесущим и глубоким взглядом его таинственных зелёных глаз, и, не сказав на прощания ни слова, направилась к двери. Она чувствовала взгляд Вагнера на спине, и прилагала немалые усилия, чтобы не обернуться. Оказавшись в коридоре, девушка поспешила к выходу, но остановилась у входа в лабораторию, где работала; не отдавая себе отчёта в своих действиях, она схватила со стола журнал и, спрятав его в своей сумке, ушла так же тихо и незаметно, как появилась.  

«Что я делаю? – спрашивала Мила сама у себя, будучи дома. – Я поступаю в высшей степени безрассудно! Если обнаружится пропажа журнала раньше, чем я положу его на место, не видать мне больше этой работы, забыть о мечте!»  Она тяжело опустилась на диван и закрыла глаза; некоторое время она сидела неподвижно. «Ради чего я так рискую? Зачем мне вообще помогать ему – по сути, я о нём ничего не знаю, и не хочу знать. – Она встала и подошла к распахнутому окну. - Но его взгляд – в нём столько печали и столько надежды! Как я могу обмануть его? Но, с другой стороны, я ведь ничего и не обещала!» Стоило Миле так подумать, как сердце в её груди больно сжалось, и ужасно захотелось плакать. «Будь, что будет!» Она включила свет и открыла журнал на той странице, где сделала последнюю запись. Одним движением руки девушка вырвала листок и, скомкав его, отправила в мусорный контейнер.

4.

Мила шла по коридору, когда, чуть было, не столкнулась с Олегом Анатольевичем.

- Смотри, куда идёшь! – полушутя воскликнул он, выставив руку для защиты.

- Извините, Олег Анатольевич, я задумалась.

- Надеюсь, что о работе. Когда я получу какие-нибудь результаты? Ты выяснила, кто это существо?

- Выясняю, вчера я почти приблизилась к разгадке, но слишком устала. Сегодня продолжу; надеюсь, что с новыми силами я скорее достигну результата – ждите отчёт к вечеру.

- Мне нравится твой настрой, Славина, буду ждать.

Они пожали друг другу руки и мирно разошлись. Мила вошла в кабинет и села за стол. Несколько минут она сидела, обдумывая, какой отчёт она предоставит вечером Олегу Анатольевичу, неподвижный взгляд её лежал на журнале. «Как там Вагнер!» - словно молния возникла в её голове мысль, и она встала. Спустя десять минут, она вошла в главную исследовательскую лабораторию. Так же, как накануне вечером, она подошла к клетке и взялась за прутья. Крылатый пришелец, казалось, спал в дальнем углу. «Вагнер! Как же мне тебя позвать?» – думала она, не сводя взгляда с его неподвижного лица. «А я думал, ты больше не придёшь» - услышала девушка, как и прежде у себя в голове. «Возьми меня с собой, Вагнер!» «Зачем? Здесь твой дом, там ты не сможешь привыкнуть…» «Я и тут чувствую себя чужой! Иначе я не хотела бы улететь отсюда!» Вагнер промолчал в ответ, лишь взгляд его остановился на лице Милы и замер на считанные секунды. Мила, недолго думая, достала из кармана халата небольшой пульт и, незаметно для всех остальных, нажала большую алую кнопку посередине – сработала сигнализация точь-в-точь такая, какая была в тот день, когда появился Вагнер. Учёные, что были в лаборатории, все, словно по волшебству, исчезли.

- Теперь нужно торопиться, пока они не поняли, что вызов ложный, - произнесла девушка и достала из того же кармана пластиковую карточку. – Это – наш пропуск на свободу, я стащила его у Олега Анатольевича, он гарантирует доступ всюду. Нельзя больше терять ни минуты – думаю, ответственный за подачу сигнала человек, уже обнаружил пропажу.

Тем временем она отомкнула замок и вошла в клетку, чтобы помочь Вагнеру избавиться от датчиков, встроенных под кожу.

- Теперь бежим! – воскликнула она, схватив его за руку. – Бежим, наверх не останавливаясь!

Вагнер не был плохим бегуном, но неделя, проведённая им в заточении, наложила свой отпечаток – бездействовавшие длительное время конечности отказывались работать так, как полагалось. Мила бежала сзади, чтобы помогать своему спутнику; каждую секунду беглецы рисковали быть схваченными охраной, вызванной кем-то из сотрудников института, первым сообразившим, что сигнал был ложным. Несмотря на все препятствия, которые они встречали на своём пути, вскоре они выбежали на крышу.

- Что ты сделала, Мила? – произнёс Вагнер, задвигая засов на двери, ведущей на крышу, чтобы задержать погоню. – Они тебе этого никогда не простят: я видел их безжалостные лица, когда они меня взяли.

- Теперь ведь ты меня не оставишь, Вагнер? – голос её дрожал.

- Ты вытащила меня только затем, чтобы я тебя взял в свой мир?

- Нет. Есть кое-что другое, что я не могу объяснить. Я не могла поступить иначе…

- Но ведь там все другие!

- Смотри! Они выбили дверь! У них оружие – они убьют нас!

Металлическая дверь вылетела  от мощного локального взрыва, и на крышу высыпали сотрудники системы безопасности с оружием наготове.

- Обхвати мою шею и держись как можно крепче, изо всех сил!

Мила сделала так, как он говорил и, как только она прижалась к нему всем телом, крепкие руки обхватили её вокруг торса. В следующую секунду она почувствовала резкий, но мягкий толчок; она закрыла глаза в испуге, понимая, что произошло. Она боялась посмотреть вниз и увидеть, что под ними нет большей твёрдой материи, она только ещё сильнее прижалась к своему спутнику. Где-то внизу она слышала крики и беспорядочную стрельбу. Кто-то, по-видимому, Олег Анатольевич, отдал приказ «стрелять на поражение», но было уже слишком поздно – беглецы укрылись под облаками, и преследователям пришлось стрелять вслепую. Но вскоре не стало слышно и этих звуков. Мила чувствовала ветер в своих волосах, чувствовала, как похолодел воздух. Девушка потеряла счёт времени, ей даже показалось, что она на некоторое время заснула, а когда очнулась, яркий свет, какого она не видела ни разу за всю жизнь, ударил ей в глаза, и она зажмурилась с непривычки.

- Где мы? – спросила девушка. – Мы всё ещё летим? – Она не могла понять ощущения, которое испытывала, когда находилась в состоянии полёта, поэтому в первый момент, очнувшись, не могла понять, летят они или нет.

- Сейчас мы на горе – я немного устал с непривычки. Но мы почти у цели.

- Где-то тут твой портал?

- У тебя дрожит голос – ты испугана? Может, ты передумала?

- Мне просто холодно! – улыбнулась Мила, приложив все усилия, чтобы не дрожать. -  Я всё для себя решила – я не останусь тут. – И следом продекламировала:

Какой в меня поток сиянья хлынул!

Недаром я прошёл ужасный путь.

Какую жизнь пустуя я покинул!

Пусть перестану я дышать в тот миг,

Как я тебя забуду и погрязну

В обыденности прежней безобразной!

- Красиво сказано. Это ты сама придумала?

- Нет, просто эти мысли, написанные некогда неким Гёте, гармонируют с моим душевным состоянием. Знаешь, это ведь ты меня спас, - произнесла девушка всё тем же дрожащим голосом, - если бы ты не появился, я так бы и сидела в своей огромной квартире под небесами и пересчитывала деньги, отложенные «на мечту».

Вагнер ничего не ответил и лишь сильнее обхватил её торс руками; лёгкий толчок – и они снова воспарили над землёй.

 

 


 Олег Пронин
Рассказ по стилю напоминает школьное сочинение. Я бы порекомендовал автору, прежде чем начать создавать литературное произведение в жанре научной фантастики на конкретную научную тематику, предварительно в ней надо хорошенько разобраться. Оценка четыре балла.

 Пётр Лахин
В нашу жизнь войти без стука -
    То - тяжёлая наука.

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,