ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Евгений Кузьмин

Золотая рыбка


 
  
  Встреча
  
  То было переходное время, период неустроенности. Все выходило нелепо, невпопад. Тогда я потерял себя, оказавшись в непривычной обстановке. И в этом простом и тривиальном факте скрывается любопытное противоречие. Ведь при всех громких словах об общественной сути человека, только индивидуальная судьба вполне воспринимается как реальная. Но стоит нам утратить ощущение причастности окружающему миру, как наступает и потеря самого себя. Происходит так называемый "распад личности". Появляется апатия, утрачивается способность формулировать цели и планировать хоть какую-нибудь жизненную стратегию. Но это лишь способствует обострению ощущения своего "эго". В мозгу пускают метастазы вопросы "кто виноват?", "что делать?", "быть или не быть?"
  Неопределенность. Это мешало организовать время. Отсюда праздность и медлительность, которые бесцельно влекут тело по улицам. Это, словно, попытка заменить внутреннюю опустошенность обилием зрительных впечатлений. Возле рынка "Бен-Йегуда" я купил "шуарму", которая в этих краях "швАрма" и укрылся от чуждого мира в тихом, старинном дворике. Но недолго я наслаждался чистым созерцанием. Опытный взгляд бомжеватого обитателя этих мест выделил мою чуждость атмосфере места. А ведь запредельный - часто значит могущественный, влиятельный, не запачканный тривиальным и бытовым. Такому жаловаться - это молиться или сокрушать миры, это как выйти за пределы опостылевшей формы существования.
  Не помню с чего начался разговор. Видимо, с чего-то банального для тех мест. "Давно в стране?" или "Откуда ты?" или фразы из этой категории. Такие успешно заменили в Израиле 90-х разговоры о погоде, работе и многообразные хамские выпады. Я как-то вяло реагировал, косо посматривая на целящихся в мою шуарму котов. А разбудила меня от обыденности фраза:
  
  - У каждого в жизни появляется свой особый шанс, но не все умеют им воспользоваться. Схватил, пусть краем - достиг вершин, упустил - сиди в дерьме. Нельзя бояться несостоятельности. Преуспевает дерзкий и хваткий.
  
  Я задумался, мыча мертворожденные мысли и обрывки недодуманных идей. А собеседник перешел на банальности и сыпал ими до того момента, пока я не догадался спросить: "К чему все эти разговоры о дерзости?" И он ответил "О! Это долгая история". И присовокупил ложь: "Не знаю, хочу ли я ее рассказывать". Я же, ощущая фальшь, промолчал и дождался монолога.
  
  
  
  Рассказ
  
   В той другом воплощении, на "доисторической" родине, я жил возле моря. Неважно, где точно. Что значит точка моего местонахождения по сравнению с бескрайними водными просторами? Пустое. Важно другое. То был грустный период внутреннего спокойствия, и умиротворения, время чистого созерцания природы и простого, незатейливого быта. Вспомнить нечего. День шел за днем и я свыкся. Словно слился с монотонным существованием.
   И вот однажды я поймал, было, рыбку. Не простую рыбку, золотую. Голосом она мне молвила человечьим: "Отпусти ты меня в синее море, дорогой за себя дам откуп". А я и подумал: "Вот он мой шанс, Бог увидел мои страдания и сжалился, потому что я в душе добрый, хороший, умный и отзывчивый человек". Проблема была лишь в том, чего пожелать. Вроде, я не голодал и не жил на улице. Разбогатеть? Но где и как? Нужно найти верную формулу успеха, выстроить свою жизнь так, чтобы не жалеть потом. Попросить славы? Но на каком поприще? Всеобщее увлечение рок-музыкой прошло. Художники, писатели и поэты перестали быть властителями дум. Стать ученым? Даже смешно. Кто знает их имена кроме их коллег? Телеведущий - пошло. Политик? Но смогу ли я бессовестно лгать? Меня неправильно воспитали. И здесь уж никакая рыбка не поможет. Так вот я приблизительно думал. Мне хотелось много и сразу, но непонятно чего точно. И я сказал рыбке: "Ты, главное, не спеши, нечего пороть горячку, лучше посажу тебя пока в аквариум, будешь на полном моем довольствии, а мы уж подумаем, пораскинем мозгами что делать дальше". Услышанное на это возражение "От добра добра не ищут", показалось мне глупым и мещанским. Истинный поэт (а я писал и пишу стихи) должен всегда стремиться к чему-то высшему, большему, недостижимому, а не довольствоваться имеющимся. И материальное благополучие, процветание - хорошая цель. Пусть ломятся столы. В конце концов, натюрморт - изначально, в Голландии 17 века, духовная символическая живопись. А что может быть прекрасного в бедном неудачнике, не растолкавшем локтями ближних своих?
   Рыбку я поселил в аквариум. И, для начала, решил сходить в библиотеку. Прежде я не особенно много читал. От случая к случаю. Книги меня радовали, веселили, я любил находить в них что-то новое. Не более. Целенаправленное, массированное научное чтение это нечто иное. Это утилитарный подход к книге. Исследователю наплевать на чужой текст. Важнее найти в чужом труде нечто, позволяющее написать свою оригинальную работу. Тогда я это ясно почувствовал. Не осознал, а усвоил через поры, впитал организмом. Мне было важно получить смутное представление о многом, чтобы понять чего же я хочу.
   Я глотал книгу за книгой. Иногда засыпал и мне снилось продолжение. Я не знал уже, где правда, а где ложь. Работу забросил и с трудом перебивался, расходуя сбережения. Но денег уходило не много. Питался я почти исключительно чаем и хлебом.
  Меня все больше занимал вопрос de summo bono. Все мои помыслы устремились к данное проблеме. В самом деле, что есть благо для меня и для всего человечества? Что такое хорошо и что такое плохо. Я слабел и все чаще болел. При этом, ощущал себя счастливым. В моей жизни появилась цель. А за нее можно было страдать. Теперь я понимаю всю благость и блажь этой ситуации для меня. Но тогда это было неустойчивая ситуация поиска и я не мог усмотреть в ней ничего для себя положительного и отрицательного. Ведь только "завтра" имело смысл. Было важно достигнуть предела, связать истины во едино, в общую теорию. Я делал многочисленные наброски, вел картотеку. Но все больше тонул в своих записях.
  Я был совершенно растерян и дезорганизован обилием мыслей и собранных материалов. И вдруг меня осенило! Наконец, я четко осознал направление своих устремлений! Это был момент триумфа, простого озарения. Я бросился к аквариуму в котором плескалась заметно растолстевшая и поглупевшая на дармовых харчах рыбка. Я сказал ей: "Рыбка, дорогая моя, я, как неточно сказали бы старинные философы, познал самого себя, я понял чего я хочу!"
  - М..., да..., - выплюнула рыбка стремление поддержать разговор.
  - Я хочу познать, что есть абсолютное благо.
  - А я-то тут причем?
  - Но разве не ты вызывалась исполнить любое мое желание?!
  - Когда это было! Ну, у тебя и память! Молодец! Только я-то давно что-то не колдовала.... Совсем разучилась это делать... Магия сложна. Навыки в ней требуют постоянной тренировки, упражнений, регулярного изучения теории. Стоит выпасть из колеи и все, конец. Ты уж прости. И на волю мне не хочется. Я совсем уже не знаю, что с ней делать...
  -
  Такой вот печальный итог. Вот уж во-истину, "не все золото, что блестит".
  
  
  
  Чем все закончилось
  
   Можете представить всю глубину моего негодования,- бушевал рассказчик.
  - И как же Вы поступили? Это Вас подвигло к эмиграции?
  - О, да! Я осознал, что в рыбке нет никакой пользы и блага с ней не достигнешь. Одни растраты от нее. Поэтому я отправился искать истину у Бога. Так вот и взошел в святой Иерусалим.
  - А как же рыбка?
  - Я ее выудил и переплавил.
  - И много она завесила?
  - Нет, несмотря на полноту, чистого золота в ней было не так уж и значительно.
  - А как Вы его вывезли?
  - Сделал из него маленькие гвоздики и сбил ими ящики со своим скарбом.
  
  А я подумал, как хорошо было приехать налегке. Я привез 20 кг. личных вещей. Рубашки, трусы, носки.... Даже глубокую тарелку забыл захватить. Помню, сварив первый суп в Израиле, я внезапно обнаружил, что его некуда налить.... И такая тактика была верной. Меня носило по стране. Я искал пару, жилье, работу. А багаж тяготит, если это имущество, а не опыт и знания. Разумеется, все это верно лишь вначале, пока не удалось найти четкое направление движения.
  Между тем мой собеседник расплакался: "Рыбке хорошо, она сдохла, а вот я мучаюсь, не могу найти применения своей философской теме, нет под нее ни стипендий, ни грантов".
  
  - Позвольте! - парировал я. - Но ведь Вы ее сами же и убили!
  - Да какая разница, из-за кого она отбросила копыта? Все мы смертны. В конце концов, она сама виновата. Нужно держать слово, а не раздавать пустые обещания.
  
  Хотя с последним утверждением я был вполне согласен, мне пришла в голову неожиданная мысль: "Он не пропадет, он выкарабкается, ему лишь требуется время". И я постарался поскорее распрощаться и скрыться от этой крайне неприятной личности.... Чтобы не участвовать в его судьбе?


 Римма Глебова
Не очень-то обосновано в тексте, почему он вдруг решил пойти в библиотеку, написано: \"для начала\". И не видно связи с рыбкой. Всё, как говорится, потом. Потом читатель должен разбираться, что его толкнуло идти в библотеку. Обилие рассуждений и отсутствие динамики. Только рассуждения рыбки интересны (но не самого героя) и то, что он с ней сделал - потому что поворот не банальный.
    После троеточия запятая не пишется.


Изм. 
 Евгения Горац
Этот рассказ в моей группе показался лучшим. :)

 Анна Гнип
Метания современного интеллигента, которого \"не так воспитали\". То есть внушили, что надо искать духовные ценности, но ему то были ближе материальные. \"Рыбке хорошо, она сдохла, а вот я мучаюсь, не могу найти применения своей философской теме, нет под нее ни стипендий, ни грантов\".

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,