ЛитГраф: произведение
    Миссия  Поиск  Журнал  Кино  Книжный магазин  О магазине  Сообщества  Наука  Спасибо!      Главная  Авторизация  Регистрация   




Друзья:

Роман Мареков

Труба

Понятия не имею, как я очутился в этом трубопроводе! Представляете, проснулся - а вокруг облачная завеса. Со всех сторон - даже под ногами - рыхлая белизна. Помню, первое, что пришло на ум - меня спящего выпихнули из самолета, которым летел из командировки, и я падаю. Я с испугу махнул рукой и пребольно зашиб локоть - о трубу. Вполне убедился, что не падаю. Я встал, пораженный на самого себя - самочувствие было превосходным. Чудеса! Да я уже забыл то время, когда со сна ничего не затекло и не ныло, а тут эдакая легкость во всех членах, хоть скачи. Я осмотрелся и понял, что здесь не один, людей были тысячи! Кто-то еще спал, а были и те, кто вовсю изучали этот непонятный трубопровод. Я видел их сквозь трубу, как если бы она была из стекла, более того - на расстоянии стенки труб становились невидимыми, отчего казалось, что находящиеся вдалеке люди спят и ходят по облакам. Ближайшие мои соседи, которых я более-менее мог разглядеть, пробовали трубу на прочность каблуком, ощупывали ее пальцами, самые "отчаянные" пытались таранить плечом стены или даже лизать их. Что касается спящих, то эротики не получилось, они тоже были одеты, как если бы не раздевались перед сном. Оставив рассматривать людей, я принялся разглядывать трубопровод.
Поначалу он представился мне лабиринтом: повсеместно встречались развилки, трубы по горизонтали и вертикали разбегались в стороны строго под прямым углом, образуя многоэтажную конструкцию. Все же трубопровод лабиринтом назвать было нельзя - лабиринт по сути своей хитер и сложен, имеет множество тупиков. В трубопроводе же иди, поднимайся, спускайся куда хочешь - в вертикально расположенных трубах блестят золотом вбитые в них ступеньки. И самое главное - здесь не было выхода! Никаких эскалаторов вниз, под облака, или посадочных платформ для вертолетов.
Представьте, что почувствовал я! Небывалое, неправдоподобное место! Упомяну еще пониженную гравитацию - словно трубопровод кто-то подвесил в облаках. Очевидно, этим и объяснялась та легкость, которую я испытывал.
Люди спали или сновали в трубах повсюду, но сутолоки не наблюдалось - у каждого было свое жизненное пространство. Иногда встречалось и по несколько человек на место, как я позже узнал - семьи. Солнце в небе продолжало разгораться и вскоре разбудило даже редкостных сонь. И это казалось необычайным: здесь не было слепых - в короткий срок от света проснулись все. Признаться, в тот же момент я страшно испугался, поскольку подумал: "Я что, умер?! От чего?!" Трубопровод как-то не вязался с привычным представлением рая, да какое там привычным - ничего подобного ему вообще ни у одной конфессии описано не было! Хотя, с другой стороны, откуда там, на земле, людям знать, как выглядит рай. Так и не определившись, умер я или еще жив, оставил эту дилемму до своего логичного разрешения. Решил пока вести себя так, как поступал обычно: не выпячивать ложных добродетелей, которых во мне не было, и не испытывать предположительный рай на прочность, впадая в другую крайность.
Vне стало интересно пообщаться с соседями и как можно больше разузнать об этом месте. Я направился к соседу по трубе в полсотни метров от меня - он как раз просыпался. Труба упруго пружинила под ногами - разумеется, она не могла быть сделана из стекла. Сосед мой оказался человеком лет пятидесяти, одетый в джинсы и коричневый свитер, на ногах - кроссовки. Болтун и злой весельчак - он определенно решил, что помер, и хорошенько мне врезал, любопытствуя, что ему за это будет от невидимых пока сил. Из глаз брызнули искры, и я упал - но боль исчезла прежде, чем я коснулся дна трубы. Я легко вскочил и отошел на пару шагов от него. "Извиняй, мужик, просто любопытно было", - попытался он примириться, но я счел за лучшее убраться подальше. Это была первая ласточка, и я вполне отчетливо понял, что скоро начнет здесь твориться.
Быстро выяснилось, что здесь исполняются любые наши вещественные желания: люди ели деликатесы, кто-то снова улегся спать в кровать под тяжелым балдахином, некоторые решили по привычке заняться спортом - я общался с одним таким спортсменом. Выяснилось, что он крупный бизнесмен, очень серьезный человек. Несмотря на постоянную занятость, стабильно два раза в неделю находил возможность посещать тренажерный зал, чтобы поддерживать себя в форме. Бизнесмен был обескуражен тем, как легко ему даются упражнения. Он мог сравнивать - по его настойчивому желанию привычные станки материализовались прямо из воздуха. Труба локально расширялась, стоило в ней появиться крупногабаритной вещи. Весь трубопровод был забит такими пузырями, но никто не смог "заказать" живое существо, хотя, уверен, собачников и кошатников вокруг хватало. Бизнесмен сетовал, что не видит смысла уделять тренировкам время, ведь он и так находится в хорошей физической форме, однако после нашего разговора продолжил заниматься железом. Я подумал, что в чем-то это - несчастный человек, ведь, очевидно, он просто не знает, что существует что-то еще кроме работы, тренажерного зала и дорогих вещей. Не умеет элементарно расслабиться, ему постоянно надо себя чем-нибудь нагружать, не важно - умственно или физически. Но о нем у меня остались приятные воспоминания - гораздо чаще люди впадали во всякую неумеренность, особенно вещизм и обжорство.
Но какой смысл в роскошных вещах, если нельзя ими щегольнуть перед другим? Ведь любой может "заказать" то же самое, и оно у него появится. Вскоре стали цениться только оригинальные авторские вещи. Творческие люди - дизайнеры, художники, скульпторы, краснодеревщики, кузнецы и множество других - работали за бесплатно, радуясь своему умению и открывшимся возможностям, поскольку здесь они могли пожелать любые материалы, инструменты и заготовки. Но пожелать можно и точную копию любого оригинального изделия, так что все это увлечение, рожденное желанием хвастнуть, тоже быстро закончилось.
Невольные обитатели трубопровода решили выплеснуть свою неудовлетворенность, агрессию на него самого. Мне крепко врезались в память несколько первых случаев, позже, страшно сказать, я вполне привык к такого рода зрелищу. Мой сосед, тот, что из любопытства напал на меня, попытался взять трубопровод отбойным молотком. Было интересно видеть, как стенка трубы не рвется, а все больше прогибается под отбойником, обтекая его со всех сторон. Я на что-то отвернулся - в тот же момент шум отбойника пропал. Обернувшись, я увидел на месте соседа крота. Он царапал трубу, пытаясь закопаться от ярко светящего солнца. Отбойник валялся рядом.
В другом случае какой-то молодой парень с татуировкой на плече и в бейсболке, жуткий матерщинник, готовился взорвать трубу, для чего заложил большой тротиловый заряд. Он оглушительно рванул, и только благодаря местной регенерации у меня спустя время восстановился слух. От ослепительной вспышки все наблюдатели отвернулись - и тогда татуированного не стало. Не далеко от края огромной сферы на месте взрыва, упершейся боками в соседние трубы, сидел хорек. Он обнюхал край сферы и спрыгнул туда, видимо, все еще одержимый сбежать. Хорек долго потом метался по ее дну, не в силах выбраться обратно.
Других желающих покинуть трубопровод такие случаи не останавливали, в какой-то момент я начал думать, что кому-нибудь все же удастся прорвать трубу. В ход шли все более увеличивающаяся по мощи взрывчатка, лазер, плазма, жидкий азот, всевозможные щелочи и кислоты, а также немыслимые сочетания всего этого - разумеется, иногда не обходилось без жертв, как самих "испытателей", так и находящихся поблизости людей, все чаще любопытных зевак. Труба показала себя химически нейтральной, ее теплопроводность оказалась совершенно равна нулю, однако из-за взрывов местами трубопровод так изогнулся, что по нему невозможно стало обычным образом передвигаться. Впрочем, никого это не обескураживало - всегда можно было обойти покореженный участок.
Нашелся умник, решивший использовать атомную бомбу - и у этого сумасшедшего даже нашлись помощники! Нашлись и те, кто вполне логично возненавидел этого "атомщика", ведь в любом случае возникла бы как минимум чудовищная радиация на многие километры вокруг. Из-за сильных помощников "атомщику" никто не мог помешать, потому одни побежали прочь от этого места, другие настойчиво молились, третьи впали в прострацию и ждали сами не зная чего. К счастью, я сам всего этого не видел, поскольку чувствую, что страшно бы тогда перепугался - про этот случай я узнал с чужих слов. Атомный взрыв оказался совсем не зрелищным - труба в ответ на воздействие сжалась, словно на поливальный шланг ногой наступили. Очевидно, в ее материал было заложено какое-то компенсаторное свойство на такое значительное усилие - и труба поглотила взрыв. Никто не пострадал, и счетчики не зафиксировали никакой радиации. Как слышал, тот умник превратился в черного медведя.
Были и случаи противоестественные самой человеческой природе. Некоторые монстры для проникновения за пределы трубопровода использовали оккультные средства: устраивали кровавые оргии, некоторые вырисовывали кровью своих жертв или выкладывали частями их тел всякие знаки. Выбор жертвы менялся от случая к случаю, и не было для этих монстров ничего неприкосновенного. Во время ритуалов вели себя соответственно, их действия вызывали дрожь у каждого нормального человека. Никто не хотел с ними связываться, ведь пролившие кровь преступники, для которых чужая жизнь дешевле копейки, часто изворотливы и сильны. Сам я был лишь однажды невольным свидетелем такой мерзости - я совершенно не хочу ее описывать, однако могу сказать, что впоследствии тот урод превратился в очковую кобру. Он и правда был в очках. Все эти маньяки, как я слышал, превращались в змей.
Получалось, что все эти "экспериментаторы" действовали кто во что горазд - бунтарский дух очень силен в человеке. Не представляю, что бы эти люди и нелюди делали, сумей они проделать дырку в прозрачных стенках трубопровода. Попытались бы спуститься? И наверняка погибли бы - самоубийственное желание. Впрочем, оно казалось мне легко объяснимо, ведь в том мире, откуда я прибыл, дух независимости и вседозволенности был очень явственен. "Долой границы! Прочь условности!" - все эти лозунги мне так отчетливо вспоминаются, словно я их и сейчас слышу. Мое мнение на сей счет, по поводу трубопровода, было простым и не новым: если какие-то могущественные силы (гораздо превосходящие по силе и интеллекту все наше сообщество) переместили нас сюда, то и жить стоит по здешним законам, соблюдая те границы, что нам отведены. Это не обременительно - разве мы лишены чего-либо?
Нетрудно догадаться, что, сумей кто-нибудь разрушить трубопровод, мы все свалились бы со страшной высоты и непременно убились. Конечно, и на этот случай можно было бы что-нибудь придумать, например, скафандр и парашют, но выполнились бы такие желания? Не пропало бы все это, как только человек выпрыгнет из трубопровода, или развалится он сам? Вряд ли те же могущественные силы оставили все это на самотек, уверен, что подумали и о таком.
Я очень часто слышал и такое, что трубопровод - Бог. Человек, когда не может что-то рационально объяснить, начинает искать сверхъестественное - это общеизвестно. Мне же вообще не представляется, чтобы могущественный Бог позволил бы воплощение себя как-либо портить и даже просто топтать ногами - это совершенно не вязалось с самим представлением о Нем. Хотя помню, что на земле похожая точка зрения оказалась очень живуча - "Бог во мне", "Бог в природе" и тому подобное слышал я не однажды.
Пока люди были поглощены идеей разрушения трубопровода, опасность попасть в переплет была не столь велика. Конечно, оставались кровожадные маньяки, которых следовало избегать, и животных становилось больше и больше. Трубопровод стал напоминать большой зверинец. Меня самого, например, пытался забодать носорог - он поскользнулся, и я успел взобраться уровнем повыше. В другом случае бультерьер хотел разорвать меня, но он сильно задыхался и часто останавливался, когда преследовал меня - у него еще в при жизни человеком была астма - я легко смог от него убежать.
Наверное, кому-то покажется забавным тот факт, что некоторые превратились в очень крупных животных, под габаритами которых прогибались стены трубы. Они, естественно, не могли двигаться, так мне однажды довелось наблюдать кита. Чудесным образом он не умирал и, видимо, даже не мучился, несмотря на отсутствие воды и планктона. Маньяки, зверье и просто злобные обитатели трубопровода - все это оказалось не самым страшным, поскольку осторожность и предусмотрительность во многом помогали избежать опасных встреч. Хуже стало потом, когда началась большая охота!
Причиной ее мне виделось все более редкое исполнение желаний - в отдельных секторах люди уже голодали и не получали самого необходимого. По всей видимости, это произошло из-за нарушения геометрии трубопровода: много взрывов, много раздувшего трубы барахла, крупные, растянувшие стенки, животные. Наверняка об этом подумал не только я. Все могло быть и банальнее - людям понадобились "козлы отпущения", много, много "козлов". И само собой, что виноватые должны отличаться от обвинителей. Так началось истребление зверей - и хищных, и мирных. Людей пока не трогали, хотя на тех, которые возвели себе роскошные аппартаменты, многие уже недобро поглядывали. Интерес к охоте распространился по трубопроводу быстрее чумы - везде можно было слышать выстрелы. В то время я старался ходить по краю трубы, где шанс схватить случайную пулю или арбалетный болт вроде бы ниже, а ночевал в уже созданных мебельных заторах. Возводить пулестойкие укрепления я боялся - из-за них кому-то я мог показаться врагом или привлекательной мишенью, которую непросто убить. "Вызывать" крупную мебель тоже не стоило - ведь тогда я мог получиться "виноватым". Новоявленные "шерифы" не нападали на людей, им пока хватало зверья. Из-за смрада от разлагающихся останков трубопровод быстро окрестили Канализацией. В этом была своя ирония - ведь, если подумать, канализацию определяет не ее форма, а содержимое. Стали появляться отряды добровольцев, в их числе был и я, которые сжигали этот мусор.
Охота продолжалась недолго - лавинообразно, скопом охотники начали превращаться в тех животных, которых убили, если точнее - в их покалеченных и всячески травмированных и больных собратьев. Хуже было, когда охотник успевал убить несколько зверей - он превращался в чудовищную помесь убитых им созданий. Такие чудовища страдали совсем недолго, они бы не жизнеспособны. И тогда оставшиеся охотники, из новых, не успевших еще никого пристрелить, стали искать виноватых среди людей. Меня спасало то, что я вел подвижный и неприметный образ жизни.
Жаждущие власти монстры были всегда, но раньше у них не появлялось возможности сколотить вокруг себя команду и держать в страхе большие сектора - теперь же все благоприятствовало тому. "Хозяева" трубопровода сначала захапали как можно большие пространства, а потом начали резню за передел территорий. На завоеванных территориях повсеместно вошла практика ставить на развилках часовых, которые нередко лютовали, позволяя себе избить или убить непонравившегося им человека. Насиловать девушек они не могли, что их, бывало, бесило. Для всех мужчин трубопровода оказалось невозможным вступать в интимные отношения с женщинами. У меня давно появилось подозрение, что могущественные создатели трубопровода изначально не хотели, чтобы люди здесь размножались.
Бегать по трубопроводу стало опасно, и я осел на одном месте. И совсем скоро я попался -меня приметили люди "хозяина", в чьем секторе я жил. Его звали Циклоп. Поскольку я мужчина и по возрасту не являюсь ни стариком, ни ребенком мне велели дать присягу "хозяину". Присяга подразумевала нанесение татуировки на лицо, указывающий на "владельца" такого человека, моя жизнь стала бы предопределена, а я абсолютно не желал ее отдавать этому жирному мерзавцу, возомнившему себя хозяином. Он, как и другие "хозяева", устанавливал свои извращенные законы, устраивал показательные расправы, "окопался" в огромном изобилии вещей и держал множество рабов. После отказа мне пришло в голову, что если только не убьют, я стану одним из них.
За отказ меня лениво били - больше для порядку, ведь человека в трубопроводе скорее можно убить, чем причинить ударами сильную боль. После посадили в колодки, обитые шипами - чтобы боль не проходила. Ночь показалась бесконечной, а перед рассветом, когда было еще темно, ко мне подошел поговорить мой тюремщик. Так я узнал, что не стану ни мертвецом, ни рабом. Я должен был стать лазутчиком - проникнуть в сектор "хозяина" рядом. Когда раздастся сигнал к действию, я "призову" оружие и в компании других лазутчиков расправлюсь с личной охраной "хозяина" и им самим - такую миссию мне припасли. Взамен обещали тепленькое место подле Циклопа, я не сразу сообразил, что меня пытаются купить. Я был готов согласиться почти на все, лишь бы меня вытащили из колодок. По одной из обшитых изнутри свинцовыми листами труб я под надзором бойцов Циклопа перешел на "вражескую" территорию.
С самого начала не собираясь прислуживать Циклопу, я бежал дальше, с лихой наглостью проходя посты. Как мне казалось, самым безопасным местом в трубопроводе сейчас были покореженные взрывами и по этой причине не занятые "хозяевами" участки, туда я держал свой путь. Благодаря складной лестнице и обуви с присосками собирался преодолеть самые непроходимые участки, а там, если трубопровод не откажет, навел бы мостки и обустроился. С большими предосторожностями я достиг ближайшего такого участка, он оказался заполнен бежавшими ото всюду людьми. Некоторые из них активно призывали воевать, но не за кого-то из "хозяев", а против них всех. С горечью я осознал, что тут я не могу считать себя даже в относительной безопасности - совсем скоро придет тот день, когда мой сектор привлечет внимание вооруженных группировок, и в нем начнется резня.
Но это не успело случиться - наступило полное солнечное затмение. Трубопровод погрузился в кромешную тьму так, что все люди потеряли друг друга из виду. Через минуту, когда вокруг снова разлился свет, убийц, в том числе и "хозяев", не стало. Они просто перестали существовать, поскольку им не нашлось своей формы - остаться же людьми они никак не могли.
А через неделю все кончилось - трубопровод распался на секции, которые устремились к земле, разлетелись и раскидали всех нас, людей и зверей, по разным территориям и растворились в воздухе без следа. Поначалу мне было несколько трудно дышать - сказывались атмосферное давление, гравитация, влажность - но я быстро оправился. Видимо, в трубопроводе со временем повышалось давление, и он незаметно снижался - таким образом разница значений оказалась приемлема для моего организма.
Во время приземления я не увидел ни городов, ни любых других следов присутствия человека. Создалось впечатление, что я попал в параллельный мир, где человека попросту не было. Выживать мне, горожанину, в подобных диких условиях будет сложно - такие мысли приходили мне в голову. Но, признаться честно, когда ступил на землю, несмотря на самочувствие и досаду, все равно радовался, как ребенок. Все-таки человек - существо земное во всех смыслах. Я освоился на новом месте и с группой энтузиастов много путешествовал по миру, мы искали следы хоть какой-нибудь цивилизации. Ничего не нашли, зато я своими глазами увидел, как грамотно мы все были раскиданы по миру: что касается зверей, они попали в ареалы обитания им подобных, люди же - отдельными небольшими группами в пригодные для жизни районы.
Животных из трубопровода легко было узнать - они вели себя все также, все также презирали границы и условности. Одни мигрировали из ареалов обитания и гибли тысячами. Других со временем убили сородичи, скорее всего за убийства внутри стаи или за что-то еще, столь же неприемлемое. Бывало, что стайные и стадные животные становились одиночками, которые, как известно, долго не живут. Мне довелось видеть и выбросившегося на берег того самого кита - презрев указания вожака и магнитное поле Земли, он совершил смертельную для себя ошибку.
Я вернулся на место приземления и построил себе хижину. Приручил пару мангустов - я по-прежнему не знаю, что сталось с теми самыми змеями, и страшусь их побольше прочих гадов. Мое хозяйство окрепло, а однажды я влюбился и женился - за неимением Загса мы просто дали друг другу клятвы. Словом, я счастлив. Что ни говори, а дело наше - труба!


 Пётр Лахин
Великолепная фантастика! Конечно, кое-кто из \"реалистов\" будет спорить до хрипоты, но я ставлю 10 , с чистой совестью.

 Василий Ворон
да, не думал, что нынче еще остались нетривиально мыслящие фантасты. за \"Наше дело - труба!\" - отдельное Спасибо.

 

 

Рекомендуем:

Скачать фильмы

     Яндекс.Метрика  
Copyright © 2011,